nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

РОЗЫСК О НЕВИННОУБИЕННОМ ЦАРЕВИЧЕ ДИМИТРИИ

Часть 2.

      Разумеется, на образ царевича Димитрия свой неизгладимый отпечаток наложила трагическая и до сих пор не разгаданная до конца его смерть. Эта история и связанная с ней последующая эпопея Дмитрия Самозванца вплоть до нашего времени будоражат воображение и любителей истории, и профессионалов, и даже людей далеких от исторической науки, как и любой загадочный сюжет, который за эти более чем 400 лет так и не нашел своего однозначного разрешения. За эти столетия сменились три официальные версии убийства царевича, и окончательная точка в этой истории еще совсем даже не поставлена.
      В эпоху царствования Романовых однозначно верной считалась каноническая версия об убийстве Дмитрия по заказу Бориса Годунова, рвущегося к власти. Поскольку эту версия была художественно закреплена  в «Борисе Годунове» Александра Пушкина, а затем и в одноименной опере Мусоргского, то на тот момент времени широкой общественности никакие доказательства больше и не требовались.
      Хотя во второй половине 19 века уже появляются робкие голоса в пользу защиты теории о несчастном случае с произошедшим с ребенком, больным эпилепсией. Интересно, что Антон Чехов также был сторонником версии несчастного случая по причине болезни. Он проанализировал обстоятельства смерти царевича, описанные в исторических источниках, и пришел к выводу, что это действительно была роковая случайность, недосмотр со стороны нянек и кормилиц (Но как вообще могли дать восьмилетнему ребенку, больному «падучей болезнью»,  в руки нож?)
     В 1895 году Михаил Нестеров в компании со своим старым приятелем писателем Василием Михеевым путешествовал по северным городам центра России. Они посетили Переяславль-Залесский, Ростов Великий, Рыбинск, Ярославль, и разумеется, Углич. Нестеров был большим любителем и ценителем русской старины, с огромным интересом они с его спутником посещали уже существовавшие тогда местные музеи, храмы, любовались окрестными видами. И, естественно, Нестеров искал новые источники вдохновения.
      Примерно за десять лет до этой поездки в жизни Нестерова случилось трагическое событие: его первая жена Мария Мартыновская умерла от осложнений после родов, оставив ему дочь Ольгу. Такие вещи люди, а, особенно, творческие люди переживают по-разному. Кто-то топит свое горе в алкоголе, кто-то уходит с головой в работу, а вот Михаил Нестеров сразу вспомнил, что женился помимо воли родителей. Вероятно, в его психике в тот момент произошел какой-то слом, и он стал расценивать смерть любимой жены как некое искупления его греха своеволия. Похоже, это это была своеобразная психологическая защита, которая, тем не менее резко изменила направление его творчества, повернув его в сторону русского православия и поисков русской духовности.
        Очевидно, что помимо прочей духовной проблематики его очень волновала проблема того, как человек в раннем возрасте, фактически маленький ребенок, может осуществить свой духовный выбор и оставаться верным ему всю свою жизнь. Первым из этой серии было его знаменитое полотно «Видение отроку Варфоломею», написанное в 1889-90 гг. Картина вызвала очень неоднозначные, даже негативные отклики в художественном сообществе, Нестерова ругали за мистицизм, за отход от тех реалистических традиций, к которым с таким трудом приучили публику передвижники.  Досталось даже Третьякову, за то, что он приобрел полотно.
      Нестерова эта критика не остановила, а как будто даже убедила к правильности выбранного творческого направления. И вот в 1899 году появился «Дмитрий-царевич убиенный». Вероятно, его образ очень удачно лег на собственные размышления художника о разных путях духовного выбора.
Готовиться к работе он начал еще в поездке 1895 года. Сам Нестеров так писал об этом времени в своих воспоминаниях:
      «… На другой день мы с Михеевым (толстячок был неутомим) принялись ретиво за осмотр Углича. Побывали в музее, переделанном из дворца царевича. Там я видел много икон с изображением убиенного. Они все, как одна, совпадали с тем, что мне мерещилось о нем…Я сделал этюд с тех мест, которые по плану могли находиться во время убийства фоном этой загадочной драмы».
      Из этого текста видно, что, во-первых, у Нестерова не было никаких сомнений в том, что Дмитрий был убит, а во-вторых, что эта тема занимала художника еще до того, как он отправился в эту поездку, поскольку Нестеров упоминает о своих размышлениях, которые он подтвердил, побывав в Угличе.

Продолжение следует…
Tags: истории, сюжет, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments