nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

РОКОКО: ИСКУССТВО И СТИЛЬ ЖИЗНИ

В ПОИСКАХ ЦИТЕРЫ.
САЛОНЫ ФРАНЦИИ: ХОЗЯЙКИ И УЧАСТНИКИ

Часть 12.

         В XVII веке люди третьего сословия, а также артисты не могли быть полноправными членами этих собраний. Музыкантов и актеров могли пригласить для увеселения публики, а затем выставить через черный ход. Единственным исключением, пожалуй, был поэт Венсен Вуатюр, которого принимали в салоне маркизы де Рамбуйе как равного.
        В целом, положение представителей артистического мира в XVII-начале XVIII века было достаточно плачевным. Адвокат парижского парламента Матье Маре говорит в "Дневнике и письмах": "Поэзия - дурное ремесло, доводящее своего хозяина либо до голодной смерти, либо до виселицы. В наши дни мы видели, как [Жан-Батист] Руссо, известный своими талантливыми стихами с хорошими рифмами, был осужден на вечное изгнание и вынужден покинуть пределы королевства и жить на субсидию, получаемую от принца Евгения [Савойского], а Аруе [Вольтер] был посажен в Бастилию".

                         
                    Жан-Батист Руссо                                Евгений Савойский

        Весь XVIII век длится борьба представителей третьего сословия, а также творческой интеллигенции за право посещать салоны наравне с дворянством. Сначала равенства добиваются одиночки, например, Вольтер или Адриенна Лекуврер, а к концу века в салонах стирается сословная грань, и философа или музыканта принимают на равных с принцем или герцогом.

                             
                              Вольтер                                               Адриенна Лекуврер

        Французский салон подчинялся определенным законам, хотя и не был формальной организацией. Многие из них были заложены еще в XVII веке. Главный закон: в салоне должна быть хозяйка, недаром самым первым признан салон маркизы де Рамбуйе. Даже если он организовывался в доме супружеской пары, то муж играл в нем незначительную роль (салон герцога и герцогини де Шуазель), а если он создавался на "холостяцкой квартире" мужчины, то здесь царствовала его любовница (как мадам де Парабер в салоне Филиппа Орлеанского).


                                     
                        Мадам де Парабер                                               герцог Орлеанский (регент)

          Это связано с тем, что еще в XVII веке женщина во французском обществе приобретает особый статус, который окончательно утверждается в XVIII веке. Монтескье так писал об этом: "...женщины полновластно управляли покойным королем <...>. Суть в том, что всякий кто имеет какую-нибудь придворную должность в Париже или в провинции, действует через какую-нибудь женщину, через руки которой проходят все оказываемые... милости, а... иногда и несправедливости. Все эти женщины находятся в тесных отношениях между собой и составляют своего рода республику. <...> Женщина решается стать любовницей министра [не для того]... чтобы с ним спать. Это - для того, чтобы каждое утро подносить ему пять-шесть прошений. <...> Во Франции женщины управляют вообще и не только забирают себе власть целиком, но и делят ее по частям между собою".
       
 
   Мадам дю Деффан               Мадам де Тансен                        Мадам Жоффрен          Мадам де Ламбер

          Хозяйка салона представляла собой единовластную царицу маленького государства. Ее влияние устанавливалось связями, богатством или удачей. Маркиза дю Деффан в своем салоне могла демонстрировать роскошь обстановки, мадам де Тансен близко знала кардиналов, маршалов, президентов парламента и лейтенантов полиции. Мадам Жоффрен, происходившая из буржуазии, была обязана своей ролью в обществе своему богатству, мадам де Ламбер привлекала изысканностью, мадемуазель Лепинасс – своим шармом.

        Хозяйка не должна была быть слишком молода, поскольку в ту эпоху считалось, что только зрелая женщина может иметь право отстаивать свой свободный выбор друзей или кавалеров. Однако право свободного приема имело и другую сторону. Очень часто хозяйке приходилось терпеть не слишком приятных гостей, зачастую она оказывалась пленницей в своем собственном доме, не имея возможности посетить театр, друзей, уехать на лето за город, поскольку брала на себя негласное обязательство принимать всех ежедневно в определенные часы, чаще всего вечерние.

                  
      Мадемуазель Лепинасс               мадам Дюпен                                    мадам д`Эпинай

        Мадемуазель Лепинасс, например, принимала в течение двенадцати лет каждый день с пяти до девяти часов вечера, она почти никогда не бывала на спектаклях и не выезжала в деревню. У многих перерывов в салонных собраниях не было даже в деревне: мадам Дюпен принимала в Шенонсо, мадам д'Эпинай в Ля Шевретт, герцог и герцогиня де Шуазель - в Шантелу.

               
              герцог де Шуазель                        герцогиня де Шуазель                    пагода замка Шантелу

        Но серьезной компенсацией для хозяйки служила постоянная возможность обосновывать свою свободу и личные вкусы. А ее "друг" иногда являлся "предметом мебели" столь же необходимым в салоне как "свой" иностранец и "свой" писатель.
        В салоне была еще одна обязательная фигура: штатный гений, который мог вовсе и не оставить следов в истории, науке или культуре, но зато являлся эталоном мыслителя для маленького кружка людей, собиравшихся в салоне.
        Монтескье в "Персидских письмах" так описывает подобную личность: "На-днях мне случилось быть в одном обществе, где я встретил необыкновенно самодовольного человека. В четверть часа он разрешил три вопроса морали, четыре исторические проблемы и пять физических задач. <...> Я никогда не видел столь универсального мастера решать все на свете: его ум ни на мгновение не затруднялся какими бы то ни было сомнениями. <...> И о... [текущих новостях] он высказывал безапелляционные суждения".

                
              Жан-Жак Руссо                                       Дени Дидро

       Однако наиболее известные салоны (графини де Ламбер, госпожи Дю Деффан, госпожи де Тансен) оказали огромное влияние не только на французскую, но и на общеевропейскую культуру, на развитие просветительской идеологии энциклопедистов. Их посещали и Вольтер и Руссо, и Дидро.

                   
                Франсуа Куперен                       Леопольд Моцарт и его дети в салоне

        "Штатными музыкантами" в разных салонах в разное время были и Куперены, и Рамо, и дети Леопольда Моцарта Наннерль и маленький Вольфганг Амадей.
       В "Персидских письмах" очень ярко характеризуются типы некоторых обычных завсегдатаев салонных собраний: "...человек, который столько рассказывает нам об обедах, задаваемых им вельможам, который так близок с... герцогами и так часто разговаривает с... министрами, <...> у него такая пошлая физиономия, что он не делает чести знатным людям. <...> Этот человек - откупщик. <...> Он стоит настолько же выше других благодаря своему богатству, насколько ниже всех по своему рождению <...>; толстяк в черной одежде, ... у него такой веселый вид и цветущее лицо, ... одежды его скромнее, но изящнее одежды... дам. Это - проповедник и... духовник <...>; он плохо одет, время от времени гримасничает, говорит языком, отличным от других, <...> чтобы показаться остроумным. Это поэт и посмешище человеческого рода <...>; старик с таким печальным видом, <...> он одет иначе, чем другие, он критикует все, что делается во Франции и не одобряет... правительства. Это - старый вояка, <...> он считает себя настолько необходимым для нашей истории, что воображает, что она кончилась на том месте, где кончил он <...>; высокий молодой человек, у которого много волос, мало ума и так много нахальства, <...> он говорит громче других и так самодоволен. Это человек, пользующийся успехом у женщин".

        Продолжение следует…
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments