nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ИСТОРИЯ ИСКУССТВА

НАЗАРЕЙЦЫ: ПЕРЕД ПРЕРАФАЭЛИТАМИ

Часть 1.

      В 1809 году несколько австрийских и немецких художников (впрочем, никакой принципиальной разницы в то время между австрийской и немецкой художественными школами не было, к тому же все будущие назарецйцы учились в Венской академии художеств), создали некое творческое объединение, которое они несколько пафосно назвали «Гильдией (Союзом) святого Луки».
      Название их объединения связано одновременно ис названием города, где жил Иисус Христос, и с именем святого Луки, первого христианского живописца. Впрочем есть версия, что их прозвище может быть связано еще и с именем назореев, проповедников в Древней Иудее, отличавшихся праведностью и аскетичным образом жизни. Предположительно, именно из секты назореев вышли и первые христиане.
      Основная идея, которую назарейцы попытались провести в жизнь, была проста:  для того, чтобы искусство стало истинным, надо отринуть академизм (а, точнее поздний классицизм) и вернуться к более ранним художественным формам, к средневековому немецкому искусству и к искусству итальянского проторенессанса. Очень похоже на идеи прерафаэлитов, не так ли. Идеи назарейцев подпитывались и возрождением германского национального самосознания, которое стало особо остро ощущаться после того, как страна пала под натиском наполеоновского нашествия.
      Ядро группы составили Иоганн Фридрих Овербек и Франц Пфорр. Оба они были студентами профессора Генриха Фюгера, вполне традиционного представителя позднего европейского классицизма, очень высоко ценимого в свое время. В 1805 году вышла в свет «История итальянской живописи» братьев Рипенхаузен, превосходно иллюстрированное издание, которое и пробудило интерес молодых художников к итальянскому проторенессансу. Начинающие живописцы полностью разделяли идеи литератора и философа Фридриха Шлегеля о том, что  художник «должен походить по характеру на средневекового мастера, быть простодушно сердечным, основательно точным и глубокомысленным, при этом невинным и несколько неловким; подобно примитивистам, должен быть верным сердцем, чистым и непорочным, чувствующим и мыслящим, и совершенно не стремиться к достижению мастерства в исполнении своих работ».
      Чуть позднее к компании молодых новаторов присоединились их однокашники швейцарцы Людвиг Фогель и Иоганн Конрад Готтингер, австриец Йозеф Зюттер и немец (а точнее, шваб) Йозеф Винтергерст. Еще один их знакомый, Эберхарт фон Вехтер в группу не входил, он вообще был представителем скорее французской классицистической школы, поскольку учился в Париже у Реньо. Но он жил в Риме и поддерживал молодые таланты, насколько мог. Это несколько напоминает отношения прерафаэлитов с Фордом Мэддоксом Брауном, который отчасти разделял их идеи, но к движению не примыкал.
      Молодые художники, которые решили непременно реализовать свои теоретические идеи на практике, подошли к решению этой проблемы со всем своим юношеским максимализмом, и отправились в Италию, в Рим, причем их не остановило даже присутствие там наполеоновских войск.
      Впрочем, эти юноши отнюдь не были талантливыми простолюдинами, которые строили бы свою карьеру в искусстве с самых низов, среди них были и члены уважаемых художественных династий, где искусством занимались все и с самого рождения, и отпрыски семей состоятельных бюргеров. Овербек, например, происходил из семьи потомственных любекских юристов, а его отец даже был одно время бургомистром в Любеке, а у Пфорра все родственники были художниками.
      В Риме молодые немцы заручились поддержкой директора Французской Академии, видимо не без помощи фон Вехтера, и получили разрешение расположиться своего рода коммуной в монастыре Сан-Исидоро. Мало того, они еще приняли католицизм. И многие исследователи считают это ключевым фактором в дальнейшем развитии идей назарейцев.В чем-то назарейцы оказались даже более последовательными, чем прерафаэлиты. Хотя очень может быть, что к этим практическим шагам их подтолкнуло исключение Овербека из Венской академии за профнепригодность, или, как это было сформулировано тогда, «за неспособность».
      10 июля 1809 года, в годовщину своей первой встречи, «Союз святого Луки», в определенном смысле обрел некий формальный статус. В этот день его участники дали друг другу клятву во-первых, «хранить верность истине», во-вторых, возрождать искусство пребывающее, как они полагали, в состоянии упадка, и, наконец, вести беспощадную борьбу против академизма (вероятно, профессор Фюгер здорово их всех достал). Овербек даже придумал и нарисовал особую эмблему для того, чтобы отмечать ей работы участников«Союза». Они помещали ее на обороте своих холстов. Символика была довольно развернутой, но легко читаемой: в центре композиции – святой Лука под аркой с первыми буквами имен шестиназарейцев HWP-OVS, в двух верхних углах композиции – шпага и факел, символизирующие борьбу за истину в искусстве, а, вверху в центре – большая буква «W», обозначающая слово «правда»(«Wahrheit») и, наконец, внизу дата «10 июля 1809».
Еще одна из основополагающих идей назарейцев касалась возрождения средневековых традиций цеховой художественной жизни. Очевидно, этот архаизм, который уже пару столетий как исчез из жизненных реалий Германии, они считали признаком некоей чистоты и невинности, приметой той эпохи, когда все было лучше и, соответственно красивее.
      На практике это вылилось в то, что молодые, абсолютно неприспособленные к жизни люди, пытались жить коммуной, сами себя обслуживать подобно средневековым монахам и попутно еще заниматься искусством. Они, например, обедали в монастырской трапезной под чтение Библии и «Сердечных излияний» Вакенродера, проповедующего в своих эстетических теориях идею синтеза искусств..
      Свой внешний вид они тоже постарались преобразить соответственно романтическим представлениям о средневековых художниках.Назарейцы носили длинные волосы а ля Дюрер (еще одно очко в пользу, того, что их окрестили все-таки по секте назареев, которые никогда не стриглись),наряды, стилизованные под средневековые, большие береты и широкие длинные плащи. Даже манера их рчи была нарочито экзальтированной. В какой-то мере они действительно заложили стереотип восприятия типичного художника для эпохи романтизма.
      Однако, условия жизни в заброшенном монастыре были более, чем спартанские. В 1812 году Пфорр умер от туберкулеза, и его собратья приняли решение покинуть монастырь, но остаться в Риме. А в следующем году к ним присоединились еще несколько молодых живописцев (при отсутствии в те времена каких-либо средств связи помимо почты, это было очень даже серьезно). В их числе оказались братья Филипп и Иоганн Фейтыи братья Вильгельм и Рудольф Шадов, а также И.-Г.-Ф.Оливье, Петер фон Корнелиус и Юлиус Шнорр фон Карольсфельд. Филипп Фейт приехал последним в 1815 году и добавил к идеологии назарейцев последний штрих в виде патриотического настроя. До того времени художники были достаточно аполитичны.

   Продолжение следует…
Tags: истории, стили и направления в искусстве, художники
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Василий Тропинин. Портрет писателя Михаила Загоскина Писатель Михаил Загоскин отличался необыкновенным добродушием и наивностью. Хотя талант его…

  • ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

    ПАВЕЛ ФЕДОТОВ. ИГРОКИ. 1852 Часть 2. Павел Федотов. Игроки. 1852 Ихарев. Добро пожаловать, господа, карты на столе. Утешительный (подходя к…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Петр Соколов. Портрет графини Софьи Бобринской. 1827 Графиня Софи Самойлова отличалась миловидностью и была прекрасно образована, однако, когда в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments