nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ФЕРДИНАНД ХОДЛЕР. МУЖЕСТВЕННАЯ ЖЕНЩИНА

        В 1871 году на мостовую Женевы впервые ступил восемнадцатилетний юноша в бедной одежде ремесленника и стоптанных башмаках. Его звали Фердинанд Ходлер, и он даже и предположить не мог, что всего через пару десятилетий Женева будет чествовать его как первого среди швейцарских живописцев, создателя подлинной швейцарской национальной художественной школы. Он не знал французского языка, не имел в Женеве ни друзей, ни связей, но он твердо знал, чего хочет от жизни, и шел к своей цели уверенным шагом, хотя, возможно, и несколько извилистыми путями.
        Первый успех пришел к нему всего пять лет спустя, когда на выставке в 1876 году были показаны шесть его работ. А потом у него началась нормальная жизнь в искусстве, полная взлетов, падений, безудержного восхваления и гневной критики, а также любовных приключений и поиска вдохновения.
        Картина, о которой пойдет речь,  была написана в 1886 году. Это было время, когда художественный мир Швейцарии пребывал в недоумении относительно новых работ Ходлера. Никто даже из его самых яростных критиков не сомневался в том, что он – превосходный художник, блестяще владеющий и рисунком, и композицией, и цветом. Но его картины поражали публику, и просвещенную, и не слишком, своей откровенной антиэстетичностью, или, говоря проще, уродством. Даже со страниц центральных швейцарских газет художника призывали: «Торопитесь делать нечто другое!»
        А он вместо идиллических пейзажей Женевского озера или портретов красоток выставил "Мужественную женщину». Это название вообще звучит как оксюморон, тем более для конца 19 века, когда традиционные роли мужчины и женщины, особенно в буржуазном обществе были жестко регламентированы. И женщина по определению мужественной быть никак не могла.
        А на картине Ходлера среди бушующих волн, явно символизирующих подлинную, а не облагороженную человеческим вмешательством, природную стихию, мы видим маленькую утлую лодочку. Эта лодка движется вполне целенаправленно, и ведет ее женщина. Именно главная героиня полотна и вызвала целый град негативной критики у публики, прессы и критиков. Ее назвали «безобразным экземпляром женского рода», а самого художника обвинили чуть ли не в «преступлении против вкуса и здорового человеческого сознания».
       При этом ничего особо уродливого в модели художника, по сути, нет. Да, «мужественная женщина» Ходлера далеко не красавица, но у не вполне обычная внешность женщины средних лет из народа, довольно правильные черты лица, длинные темные волосы, которые в обычной ситуации она, вероятно закалывает, чтобы не мешали работать. И одета она не без некоторого кокетства, в белую блузку с аккуратными круглыми пуговицами в тон и ярко-голубую по контрасту, юбку. Кстати эта юбка, обвивающаяся ее крепкие ноги, как будто повторяет своими складками очертания волн, бьющихся о край лодки. И создается впечатление, что главная героиня – часть водной стихии, бушующей вокруг нее. Некоторую нарочитость чертам ее лица придает, вероятно, сильнейшее физическое напряжение в котором она находится, ощущение усилий, которые она прилагает, управляя лодкой, зритель ощущает своим телом.
        Вероятно, публику шокировало не мнимое  «уродство» героини полотна, а то, что на картине представлена женщина во-первых, самостоятельная, во-вторых, зрелая, и, в-третьих, занимающаяся и вполне уверенно, совершенно не женским делом, выводя достаточно утлую лодку сквозь штормовые волны к какой-то конкретной цели. Грубые мужские ботинки на ее ногах подчеркивают то, что она фактически узурпировала мужскую роль, видимо роль спасителя. Потому что ясно, что решиться выйти в море (озеро) в такую погоду возможно только если это вопрос жизни и смерти. Страстный и даже какой-то диковато-одухотворенный взгляд героини создает двойственной ощущение того, что героиня не только борется со стихией, но и сама является ее частью.
        Картина очень лаконична и композиционно и колористически.  Направление лодки по диагонали из левого нижнего угла в правый верхний создает ощущение движения и мощи, Цвет морских волн повторяется в цвете одежды героини, также подчёркивая тот факт, что она является органической частью стихии. В любом случае полотно производит исключительно сильное впечатление, зритель как будто оказывается там, внутри картины, среди волн и пены, слышит рев бури и ощущает на губах холодные брызги соленой воды.
        Даже сейчас, спустя почти полтора века эта картина кажется очень спорной и неоднозначной, так что реакция ее первых зрителей вполне объяснима. Тем более что в работах предшественников Ходлера, которые писали женщин, занимающихся тяжелым физическим трудом, скорее, можно увидеть какую-то обреченность и покорность судьбе, а здесь мы как будто видим человека, который сознательно сделал свой выбор и вполне им удовлетворён. Ведь «мужественной женщине» явно нравится нестись в лодке среди бурного моря (есть, есть женщины и не только в русских селеньях!..)
        К тому же, вероятно, что Ходлер, который вырос в среде ремесленников, мог встречать среди своих знакомых, соседей или родственников именно таких женщин: сильных, уверенных, способных выжить в любой ситуации, железной рукой управляющих и своей жизнью и жизнью своих близких, в общем, действительно мужественных. В более глобальном масштабе можно предположить, что море у Ходлера, художника-символиста, обозначает наш неспокойный мир, полный житейских бурь и опасностей, лодка – человеческую жизнь, которую может бросать из стороны в сторону на бурных волнах, а может вообще разбить о камни, и только сильные мускулы и железная воля позволят провести ее через все испытания без потерь и избежать опасностей и катастроф. И весьма показательно, что наилучшим образом с этой задачей, по мнению художника, справляется именно женщина.
Tags: истории, сюжет, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments