nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

САНДРО БОТТИЧЕЛЛИ. ВЕСНА

       В истории искусства есть вещи, которые принято называть хрестоматийными, и вовсе не потому, что их публикуют в хрестоматиях в качестве иллюстраций для классических литературных произведений, а потому, что их знают абсолютно все. Правда, при ближайшем рассмотрении подчас выясняется, что, скорее, все их не столько знают, сколько опознают. Подлинный смысл многих таких шедевров уже давно и прочно ускользнул от так называемой «широкой публики», а оставшееся в памяти изображение настолько затаскано, что многих начинает просто раздражать, хотя и не переставая при этом оставаться истинным шедевром. К таким картинам можно отнести и знаменитейшую и популярнейшую «Весну» Сандро Боттичелли, но при этом совершенно всем неизвестную.
       Боттичелли написал это полотно в 1477-78 гг. по заказу Лоренцо ди Пьерфранческо де Медичи. Картина была предназначена для украшения виллы Кастелло, поэтому ее датировку привязывают ко времени, когда Лоренцо Медичи приобрел эту виллу. Сюжет картины изначально был связан со стихотворением Полициано «Турнир», но, разумеется, у художника в конечном итоге получилось гораздо более сложное и глубокое произведение, нежели простая иллюстрация к тексту.
       Действие картины происходит в царстве Флоры, которое представлено в виде цветущей лужайки, а границу его обозначают апельсиновые деревья. Центральной фигурой полотна является Венера, ее основное значение подчеркивает своеобразная полукруглая арка, образованная ветвями. В образе Венеры изображена Симонетта Веспуччи, любовница Джулиано Медичи, над ней – Амур с повязкой на глазах, направляющий свою стрелу в сторону Трех Граций, которые как будто кружатся в медленном танце, изящно сплетая свои руки. В левом углу полотна – Меркурий, поднявший руку для того, чтобы отогнать облака. Справа от Венеры мы видим Флору, рассыпающую цветы, и бога западного ветра Зефира, преследующего нимфу Хлорис. По другой трактовке нимфа, которую преследует Зефир, сразу определяется как Флора, а девушка, рассыпающая цветы – как Весна (Primavera).  И можно видеть, что уже даже в самой идентификации персонажей полотна у разных исследователей возникают разногласия.
       На самом деле художник, как это вообще часто случалось в произведениях художников Ренессанса в одной картине объединяет несколько эпизодов античного мифа, превращая его в философско-аллегорическую композицию с явным эзотерическим подтекстом. Действие начинает разворачиваться с правой стороны полотна. Зефир, бог весеннего западного ветра, к заслугам которого относят то, что он породил цветы, собирается овладеть нимфой Хлорис. Стоит обратить внимание на то, образ Зефира у Боттичелли вообще не соответствует античным представлениям об этом божестве. В классической античной мифологии Зефир был очаровательным юношей, тихим весенним ветерком, который в основном занимался тем, что рассыпал цветы по земле из своего плаща. Здесь мы видим мрачного угрюмого типа с одутловатым лицом и кожей странного зеленовато-голубоватого цвета. Он как будто бы выталкивает нимфу Хлорис на лужайку. Известно, что Зефир овладел Хлорис (кое-кто из искусствоведов деликатно сообщает, что они поженились), и после этого она превратилась в богиню цветов Флору.
       Между прочим, Флоре в Древнем Риме был посвящен специальный праздник, который назывался Флоралии, и празднуя его, участники, очевидно повторяли во всех подробностях историю Хлорис и Зефира, особенно акцентируя внимание на сексуальных моментах, поскольку известно, что участники этих Флоралий отличались мягко говоря изрядной вольностью в поведении.
       Действие картины разворачивается справа налево мимо зрителя, то есть зритель не включается в происходящее, художник предлагает ему оставаться лишь наблюдателем. Многие исследователи отмечали, что композиция несет в себе некий едва уловимый диссонанс. Вроде бы она центрична и симметрична, но в то же время ощутимо движется влево. Герои при более внимательном рассмотрении начинают напоминать фантомов, поскольку их позы неустойчивы, а фигуры бестелесны. Группы Зефира, Хлорис и Флоры, а также Граций связаны между собой жестами, а жесты Венеры и Меркурия практически идентичны, как будто они разделяют композицию ритмичными акцентами.
       У многих исследователей независимо друг от друга возникали мысли о том, что в этой картине Боттичелли зашифровано нечто большее, нежели просто иллюстрация к античному мифу. И первой зацепкой, которая позволила проникнуть в тайну «Весны» стал образ Зефира, не соответствующий типичному образу симпатичного античного божества. Можно предположить, что Зефир у Боттичелли скорее является божеством подземного, невидимого мира, представителем темной силы, задача которого в данном случае привести в мир видимый нимфу Хлорис. Поэтому на картине он не обнимает ее, что было бы логично, если бы художник следовал букве мифа, а довольно грубо выталкивает на авансцену.
       Имя нимфы – Хлорис – значит «ясная», что можно понять как наполненная белизной, чистотой, светом, даже невинная. И, между прочим, вопреки традиции изображать нимф обнажёнными, художник облачает ее в полупрозрачное одеяние. Единственная деталь, отсылающая к мифологической основе – это гирлянда цветов, которую девушка держит во рту. Но в данном случае можно предположить, что Хлорис символизирует чистую и светлую душу, которой предстоит пройти своего рода инициацию, переродиться на пути духовного совершенствования. Хлорис явно пугает то, что должно с ней произойти, и она оборачивается к Зефиру с выражением страха и даже некоторого протеста на лице.
       Но в следующем эпизоде картины Хлорис уже превратилась в блестящую красавицу Флору. Боттичелли показывает процесс трансформации, подчеркивая положение ног девушек. Левая нога и у Хлорис, и у Флоры находится в одинаковом положении и на абсолютно одинаковом расстоянии от края холста, зато правая нога Хлорис как будто начинает движение, тогда как правая нога Флоры его же заканчивает. Лицо Флоры уже безмятежно и спокойно, трансформация закончилась, и она уже перешла в новое состояние.
       Трое этих персонажей, Зефир, Хлорис и Флора, составляют отдельную часть повествования, хотя и связанную с остальным сюжетом. Смысл заключается в том, что Зефир, как часть незримого, даже можно сказать, орфического мира, не имея возможности проникнуть в мир реальный все же пробирается в него через Хлорис, воплотившуюся во Флору-Весну. Не случайно она рассеивает по земле цветы, источником которых является плащ Зефира. С другой стороны, Хлорис, воплощающая в себе идею чистой человеческой души, начинает свой путь с прекрасной юности, став Флорой. Между прочим цветы в системе аллегорий эпохи Возрождения обычно символизируют недолговечность и эфемерность человеческой жизни, но также и надежду.
      Далее взгляд зрителя перемещается к образу Венеры. И когда зритель начинает ее рассматривать, первым бросается в глаза то, что богиня любви полностью одета, что бывает исключительно редко. Однако в античной философии, а вслед за этим и в философии неоплатонизма, которой увлекался Боттичелли, различали Венеру небесную, Уранию (Venus Coelestris), и Венеру земную, Пандемос (Venus Vulgaris). Одетой изображалась обычно Венера Пандемос, и ее воплощение считалось ступенькой к более высокому духовному уровню Венеры Урании. В данном случае присутствие именно Венеры Пандемос указывает на то, что действо разворачивается в реальном земном мире, а Венера – которую иногда обозначают как Любовь Земную, является его главной движущей силой.
      Венеру сопровождают Купидон (в античной традиции ее сын), который располагается в самом верху полотна, как бы осеняя своим присутствием всю сцену. Это также не случайно. В философской системе неоплатонизма Купидон, а, вернее, Эрос считается воплощением Любви священной, которая творит вселенную, вдыхая в нее жизнь. Повязка на его глазах является символом любви слепой, то есть естественной и невинной. Любопытно также и то, что учителем Купидона считается Меркурий, который также присутствует на полотне.
             Наиболее гармонично организованной на картин является группа трех Граций, постоянных спутниц Венеры. Богиня Любви развернута лицом к ним, и в этом можно увидеть их связь. Некоторые исследователи предполагают, что три Грации вообще обозначают тройственную проекцию самой Венеры. Косвенно об этом может свидетельствовать и то, что все три нимфы также имеют определенное портретное сходство с Симонеттой Веспуччи. Две крайние нимфы – Волупта (Сладострастие) и Пульхритуда (Красота) сплетают руки в виде защитной арки над головой Каститы (Целомудрие). Причем эта арка ритмически повторяется в арке из ветвей деревьев над головой Венеры. Скрещенные и соединенные руки Граций как будто образуют священное колесо (круг) жизни и тайного знания.
           Далее вслед за взглядом Каститы зритель продвигается по направлению к Меркурию (Гермесу). Судя по всему, это не просто бог коммерции, дипломатии и воровства, а также вестник богов, но прежде всего Гермес Трисмегист, бог знания и письма, творец подлинного оккультного знания, покровитель магии, алхимии, астрологии и каббалистики, чьим предшественником считается египетский Тот. В аллегорической системе Ренессанса Меркурий символизирует Разум и Красноречие.
          Меркурий на картине держит в руке свой жезл-кадуцей, представляющий собой оливковую ветвь, увитую гирляндами (олива – символ Золотого века, а также мудрости, так как связана с Минервой (Афиной)). Жезл, направлен вверх, и таким образом Меркурий передает свою божественную энергию золотым плодам апельсинов (символ Познания), сияющих в темных ветвях деревьев, а также отгоняет от Сада Венеры (Царства Флоры) темные облака, которые символизируют неведение.
         Таким образом вместо иллюстрации к античному мифу мы действительно видим развернутую композицию, наполненную глубоким эзотерическим смыслом, и повествующую о том пути, который должна пройти человеческая душа в поисках Высшего Знания. Между прочим, еще одно знаменитейшее полотно Боттичелли, «Рождение Венеры», продолжает эту тему, но там главным действующим лицом уже становится Венера Урания.
Tags: истории, картины, сюжет
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Дэвид Уилки. Портрет короля Георга IV в килте. 1822 По время визита английского короля Георга IV в Шотландию в 1822 году некий полковник…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Рембрандт. Философ в раздумье. 1632 Как-то раз философа и моралиста Себастьена-Рок-Никола Шамфора спросили - Почему все философы являются…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Антуан Ватто. Затруднительное предложение. Ок.1715-16 Когда юный граф Юг-Каликст де Монморен должен был впервые явиться ко Двору, его мать,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments