nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

АРХИП КУИНДЖИ: КОММЕРСАНТ В ИСКУССТВЕ

         По большому счету любой профессиональный художник должен быть хорошим коммерсантом. В конце концов, если он занимается искусством и ничем больше, он должен уметь его продавать. И многим живописцам это весьма успешно удавалось, причем некоторые даже умудрялись получать заказы таким образом, что заказчик даже не пытался вмешаться в творческий процесс, а художник получал возможность самореализовываться за его счет.
       Но вот сочетать настоящий бизнес и творчество не удавалось практически никому. Среди русских художников был, пожалуй только один такой пример, когда талантливый художник был одновременно и удачливым коммерсантом в области весьма далекой от искусства. Имя этого феномена – Архип Иванович Куинджи. Формально его считают передвижником, поскольку он до определенной степени разделял идеологию передвижничества и довольно регулярно участвовал в выставках Товарищества, но по факту его, скорее, можно было бы именовать последним романтиком русского пейзажа.
       Несмотря на то, что это имя на слуху у любителем живописи почти также, как имена Шишкина или Айвазовского, но о самом художнике даже специалистам известно совсем немного. Даже имя художника точно не определено. Архип Куинджи родился приблизительно в 1842 году (причем дата может быть сдвинута на пару лет раньше или позже), в семье сапожника-грека, который почему-то проживал в татарском предместье Мариуполя. В метрике его фамилия была записана как Еменджи, в документах переписи 1857 года он назван Куинджи, а в виде на жительство, который он получил в 1870 году, - Куюнджи. С турецкого языка первый вариант фамилии переводится как «трудящийся человек», а оба остальных – «золотых дел мастер». Вероятно, второй вариант все же ближе к истине, тем более, что дед художника действительно был ювелиром, а его старший брат русифицировал фамилию и стал называться Семёном Золотаревым.
       Куинджи не любил писать, от него не осталось никаких рукописных материалов, даже писем, не говоря уже о дневниках или статьях. Но причиной такой закрытости, скорее всего, было не сознательное желание засекретить свою жизнь от современников и потомков, а то, что в наши дни называют дисграфией. Куинджи испытывал огромные трудности с написанием букв, но это ничуть не мешало ему рисовать, и параллельно заниматься бизнесом. А его жизнь складывалась так, что стандартный путь русского художника в искусство через Академию оказался для него практически недоступным.
      Архип очень рано потерял родителей и воспитывался в семье каких-то дальних родственников. Они честно пытались дать ему образование, но это оказалось невозможным. Так что с юности он работал, где придется, сменил массу занятий и всегда, разумеется, рисовал. В 1850 году когда ему исполнилось 18 лет, он решил отправиться в Феодосию, чтобы стать учеником великого Айвазовского. Мэтр как-то не был настроен заниматься с юношей, и предложил ему покрасить свой забор. Впрочем, по неподтвержденным данным, больше смахивающим на легенду, Куинджи все же получил от Айвазовского несколько ценных уроков.
       Следующие документальные свидетельства о Куинджи относятся к 1860-м годам. Что делал Архип в течении 10 лет, практически неизвестно. Есть сведения, что вернувшись к родне в Мариуполь, он работал ретушером у местного фотографа, а потом какое-то время жил в Одессе и тоже занимался ретуширование фотоснимков. Поступить в Академию ему так и не удалось, хотя он и пытался целых два раза, но в 1868 году (это уже официальные данные), Академия присвоила ему звание свободного художника за картину «Татарская деревня при лунном освещении на южном берегу Крыма». Надо полгать, что он все же посещал занятия в Академии как вольнослушатель, не имея официального статуса учащегося.
      Видимо, параллельно с занятиями живописью, Куинджи занимался и бизнесом, связанным с недвижимостью. Дела шли исключительно успешно, так что к 1880 году он уже был очень богатым человеком, владельцем трех доходных домов на Васильевском острове в Петербурге. Между прочим, после того, как Куинджи разбогател, он смог, наконец, жениться на девушке, которую любил, и которая ждала его несколько лет, отказывая всем прочим претендентам на ее руку. Девушку звали Вера Елевфелиевна Кетчерджи, она также была гречанкой, дочерью успешного («достаточного», как это называли в те времена) предпринимателя. Кстати брак оказался очень счастливым, несмотря на то, что у супругов не было детей.
       Судя по всему, Куинджи вообще обладал незаурядным даром рекламщика. В то время, когда фантазия организаторов выставок не простиралась дальше сборных экспозиций или, в лучшем случае персональных выставок, Куинджи придумал делать выставку одной картины. Первым опытом такого рода был показ публике «Лунной ночи на Днепре», знаменитейшего в будущем произведения, настоящей визитной карточки Куинджи. Но и сама выставка стала настоящей сенсацией в культурной жизни Петербурга.
       Выставка проходила в отдельном зале Общества поощрения художников на Большой Морской. Зал был погружен в полумрак. И только один яркий луч электрического света был направлен на холст. Вероятно все помнят историю о том, что некоторые особо впечатлённые зрители заглядывали за полотно, чтобы убедиться, что за ним не стоит свеча, подсвечивая луну на картине. Но этот эффект был создан сознательно, поскольку освещение зала, придуманное художником, делало темные тона на картине еще более глубокими, а свет луны ослепительным.
       Между прочим, чтобы посетить выставку, к зданию тянулась огромная очередь, а улица Большая Морская была забита каретами. Привратник Максим, который пропускал посетителей в зал, организовал себе весьма приличную прибавку к жалованию, поскольку брал по рублю с желающих пройти без очереди.
       Куинджи провел еще несколько таких выставок одной картины, показав, в частности, «Березовую рощу» и «Украинскую ночь», а потом вообще перестал выставляться. Вероятно, ему это больше не было не интересно. В течение 30 лет он писал картины, экспериментируя, занимался учениками, даже одно время преподавал в Академии художеств, учреждал премии для молодых художников ( он передал для этой цели сначала 100000 рублей из собственных средств, а затем еще 150000 рублей и свое имение в Крыму).
        А еще по Петербургу ходили легенды  его любви к животным. На крыше одного из своих домов Куинджи устроил настоящий сад, куда слетались птицы со всего города. Утверждали, что художник не только кормил и лечил их, но и разговаривал с ними, и они его понимали.
        Итоги своих творческих поисков Куинджи показал публике только в 1901 году, вызвав очередное потрясение и в обществе, и в художественной среде. Художник был настоящим экспериментатором, и его главная цель была в том, чтобы «поражать, изображая». Он новаторски работал с цветом и светом, и это сближает его творчество с поисками импрессионистами, хотя он и не признавал никогда никакой связи с импрессионизмом. Но тем не менее некоторые его работы, особенно поздние, показывают, что Куинджи шел тем же самым путем. В общем, можно сказать, что Куинджи в своем творчестве удалось соединить воедино романтическое мотивы Айвазовского и мастеров его круга, реалистический пейзаж передвижников и художественные поиски в импрессионистическом направлении, причем весьма гармонично.
       Куинджи умер в 1910 году в Петербурге, куда его перевезли в тяжелом состоянии из крымского имения. Перед смертью у его постели собрались все его ученики, многие из которых успели приехать к нему из достаточно отдаленных мест лишь для того, чтобы попрощаться. Хороший был человек, ничего не скажешь.
Tags: биографии, истории, художники
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Альбрехт Дюрер. Портрет Себастьяна Бранта В юности Альбрехт Дюрер был подмастерьем в мастерской гравера Ганса Амербаха. Как-то раз…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Альбрехт Дюрер. Автопортрет с повязкой. 1491-92 В своих суждениях о других художниках Альбрехт Дюрер всегда отличался скромностью,…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Бюст Октавиана Августа с покрытой головой Однажды императору Октавиану Августу доложили о смерти некоего знатного римлянина,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment