nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ КАРТИНЫ

           ИВАН КРАМСКОЙ. «НЕИЗВЕСТНАЯ»:
       ЗНАКОМСТВО С НЕЗНАКОМКОЙ

         
                                         Иван Крамской. Неизвестная. 1883

      В истории искусства есть картины, которые узнает даже тот, кто никогда в жизни искусством не интересовался, а художественные музеи и картинные галереи обходил за несколько километров. К таким общеизвестным хитам из мира русского изобразительного искусства относится и «Незнакомка» Ивана Крамского, вернее «Неизвестная». Глас народа любит таким популярным полотнам давать собственные названия. (Все знают картину Репина «Иван Грозный убивает своего сына», но мало кто помнит, что на самом деле это полотно называется «Иван Грозный и сын его Иван 16 ноября 1581 года»).
      Также получилось и с «Незнакомкой». Иван Крамской написал свою картину в 1883 году и выставил на 11 Выставке передвижников под названием «Неизвестная». Картина сразу привлекла внимание и зрителей и критиков и вызвала немалый общественный резонанс и целый вал обсуждений и рецензий.
      Название «Незнакомка» появилось позже, когда на этот образ, уже закрепившийся в сознании интеллигентной публики, наложилось стихотворение Александра Блока с соответствующим названием:

                                         …Дыша духами и туманами,
                                 Она садится у окна.

                                 И веют древними поверьями
                                 Ее упругие шелка,
                                И шляпа с траурными перьями,
                                 И в кольцах узкая рука.

                                 И странной близостью закованный,
                                 Смотрю за темную вуаль…
                                                         А.Блок «Незнакомка». 1906

         Стихотворение было написано почти через тридцать лет после появления картины, но в общественном представлении картина и стихотворение слились воедино. Возможно, что и Блок, сочиняя свои знаменитые строки, тоже держал в памяти образ, созданный Крамским. Шелка, вуаль, шляпа с перьями – не фотографический портрет, но очень похоже…
         Современники самого Крамского накладывали образ «Неизвестной» на более близких им литературных героинь – Анну Каренину, Настасью Филипповну. То есть все литературные аллюзии, связанные с портретом относятся к дамам относительно свободных нравов, даже, можно сказать, к дамам полусвета.
         Восхищаясь «Неизвестной» в наши дни, рассказывая о ней детям, мы совершенно не чувствуем тех деталей и нюансов этой картины, которые были очевидны для людей второй половины 19 века.
        Отношение к Крамскому как к художнику всегда было несколько неоднозначным. Все критики и искусствоведы без исключения отмечали высочайший технический уровень его работ, выверенную композицию, идеальный рисунок, блестящую передачу портретного сходства, однако многие утверждали, что как портретисту ему не хватает психологизма. Его считали чересчур поверхностным художником. Александр Бенуа в своей «Истории русского искусства XIX века», писал, что работа ретушера в фотографическом ателье наложила на творческую индивидуальность Крамского неизгладимый след, фактически, так и не дав ему сформироваться как настоящему портретисту.
         Впрочем, умение передать в портрете внутренний мир героя – это тоже особый художественный дар, который присущ далеко не всем художникам. Но техническое совершенство «Неизвестной» всегда отмечали даже самые суровые критики.
         Самой большой тайной для зрителей, критиков и искусствоведов всегда был (и остается) прототип героини полотна. Наиболее реальный вариант – это некий собирательный образ, возникший в воображении художника и запечатленный им на полотне. Не случайно же автор дал картине именно такое название - "Неизвестная". К тому же отсутствие в названии слова "портрет" то же весьма показательно и свидетельствует о том, что Крамской и не собирался показывать внутренний мир конкретной героини, а создавал в своем произведении некий обобщенный, собирательный образ женщины определенного типа.
                Но это ведь совсем не так интересно. В таком объяснении нет никакой интриги или  Поэтому и профессиональные искусствоведы, и любители бросились искать реальную женщину, чья биография оправдывала бы ее появление в качестве героини подобной картины.

   
       Варвара Туркестанова                   Екатерина Долгорукая                    Софья Крамская

         Наиболее популярные варианты:
         - некая красавица-крестьянка Матрена Саввишна, которая будучи горничной в доме дворян Бестужевых умудрилась выйти замуж за племянника своей хозяйки. Вроде бы она любила разъезжать в экипаже по Невскому с таким надменным выражением лица. Крамской был с ней знаком, этому есть доказательства;
      - грузинская княжна Варвара Туркестанова, которая была любовницей Александра I, родила ему дочь, а когда император охладел к ней, покончила с собой. Якобы Крамской однажды увидел камею с портретом княжны и был потрясен ее восточной красотой;
         - княжна Екатерина Юрьевская (Долгорукая), ставшая морганатической супругой Александра II;
         - Софья Крамская-Юнкер, дочь художника, пережившая в юности любовную трагедию, когда перед самой свадьбой ее бросил жених, который предпочел посвататься к ее подруге.
         - наездница Вильгельмина Гинне, жена итальянца Чинизелли, хозяина знаменитого цирка;
         - некая профессиональная модель, которую как-то застал в мастерской художника Илья Репин.
         Любопытно, что существует эскиз Крамского к «Неизвестной», который хранится в частной коллекции в Праге. Девушка, изображенная на этой картине очень похожа на «Незнакомку», но все-таки это не совсем она. У нее та же поза, тот же поворот головы и надменный взгляд, но лицо гораздо более грубое, в нем нет изысканности, утонченности, нет и загадки и наряд гораздо более простой и дешевый. Если  героиню «Неизвестной» называют дамой полусвета, то модель с эскиза – женщина уровнем пониже, ей собственный экипаж и парижские наряды явно не по карману.
         Если судить по наряду «Неизвестной», то для современников было совершенно очевидно, что героиня полотна никак не может быть дамой благородного происхождения, подлинной аристократкой. Ее наряд слишком безупречен, что было недопустимо для высшего света, и художник подчеркивает эту безупречность техническим совершенством своей работы, по которой вполне можно изучать историю костюма соответствующего периода. Кроме того приличная дама, не важно, замужняя или свободная, в то время не могла находиться на улице одна, без сопровождения. На ту же свободу, допустимую лишь для женщины свободных нравов, намекал и городской пейзаж за ее спиной, и очевидное для современников направление движение экипажа.
         В наше время все эти нюансы публикой уже не воспринимаются, соответственно, теряется и смысл этой картины, сознательно либо невольно, заложенный в нее автором. И вместо трагической истории дамы полусвета, одновременно отвергаемой обществом и отвергающей его, мы видим всего лишь красивую и богатую молодую женщину, которая просто едет куда-то в дорогом экипаже.

            P.S. Любопытно, что Павел Третьяков, несмотря на несомненные выдающиеся художественные достоинства «Неизвестной» Ивана Крамского и ее значительный успех на выставке передвижников, не стал приобретать картину для своей коллекции. Картина была куплена сахарным заводчиком Павлом Харитоненко, а в коллекцию Третьяковки попала уже из его национализированного собрания после революции в 1925 году.
        
 
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments