January 25th, 2018

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

ВАСИЛИЙ ПЕРОВ: ТАЛАНТ БАСТАРДА

Часть 1.

        В истории русского искусства есть такие художники, о которых, как кажется, можно узнать абсолютно все, только лишь взглянув на их картины, тем более что их картины чаще всего известны абсолютно всем. Именно такие полотна публикуют в качестве иллюстраций в школьных учебниках, именно к ним в первую очередь идут посетители музеев. Причем во главу угла здесь даже не всегда ставятся их художественные достоинства, главным фактором зрительского успеха оказывается узнаваемость.
        Таким художником можно считать и Василия Перова. Он – один из основателей критического реализма, лидирующего направления в русской живописи 1860-х-1870-х годов, активный участник Товарищества передвижных художественных выставок, и вообще кумир отечественной прогрессивной общественности в области изобразительного искусства во второй половине 19 века.
        Мы смотрим на его картины, и перед нами вырисовывается образ человека с активной гражданской позицией, прекрасно знающего ту среду простых людей, ремесленников, небогатых купцов, крестьян, жизнь которых он с такой симпатией и сочувствием запечатлел на своих полотнах. Отчасти это действительно так, но все-таки, когда начинаешь изучать биографию Перова, выясняется, что с ним все совсем не так просто.
      Начать с того, что родиться он должен был вовсе не Перовым, а бароном Криденером. Его отец, барон Григорий Криденер был губернским прокурором в Тобольске. Григорий Криденер был человеком весьма прогрессивных взглядов, общался с декабристами, публично высказывал весьма прогрессивные для того времени идеи о справедливом устройстве общества, и, видимо, также был далек от соблюдения формальностей в личной жизни. Василий родился до того, как его родители заключили официальный брак, соответственно был признан незаконнорожденным, то есть бастардом по терминологии того времени.
        Последующий брак его родителей для Василия ничего не изменил. Его братья и сестры родились Криденерами и титулованными дворянами, а он был записан в мещанское сословие (хорошо хоть не оказался крепостным) и получил фамилию своего крестного отца – Васильев. Почему он стал в конце концов Перовым, до сих пор точно не известно. Есть версия, что в раннем детстве прозвище «Перов» дал ему некий дьяк, которого наняли заниматься с ребенком, за необыкновенные способности к каллиграфии. По другой версии, кличка «Перов» появилась позднее, когда Василий начал посещать школу, но также за отличные успехи в чистописании.
        Барон Григорий Криденер в конечном итоге был вынужден оставить государственную службу. Отчасти причиной этого были его либеральные взгляды,  кроме того, он отличался сложным характером и не умел ладить с начальством. Состояния у семьи не было, поэтому Криденер бы вынужден согласиться занять место управляющего в одном из крупных имений Нижегородской губернии, недалеко от Арзамаса. Именно там, в уездном училище Арзамаса, и начал учиться его старший сын Василий.
        Нужно сказать, что с местом жительства будущему художнику повезло. В Арзамасе в то время работала частная художественная школа  Александра Васильевича Ступина, академика живописи и талантливого педагога. Кстати, в биографии Ступина была страница, аналогичная истории Перова, он также родился в дворянской семье Борисовых, но по каким-то причинам был отдан на воспитание в семью Ступиных, принадлежавшую мещанскому сословию, Ступины его усыновили, дали свою фамилию, но также записали его в мещанское сословие. В дореволюционной России весь этот сословный статус  достаточно жестко регламентировал права и обязанности гражданина. Так мещане, например, были обязаны нести рекрутскую повинность, и могли быть подвергнуты телесным наказаниям, в отличие от дворян.
      Ступинская школа имела официальный статус, находилась под покровительством Академии художеств, которая охотно принимала ее выпускников для дальнейшего обучения, присылала в Арзамас копии классических скульптур в качестве наглядных пособий, а лучших воспитанников Ступина награждала серебряными медалями.
        Перов поступил к Ступину в возрасте 13 лет и проучился у него всего три года с 1846 по 1849. Вероятно, именно Ступин смог оценить талант и творчески потенциал мальчика, внушил ему уверенность в себе и в избранном жизненном пути. Ступин был не только опытным педагогом, но и хорошим психологом, до определенной степени он смог скорректировать личностные особенность своего ученика и сгладить сформировавшийся у него комплекс неполноценности. Перов, разумеется, понимал, что возможности, которые открываются перед его братьями благодаря имени, титулу, статусу и связям его отца, ему никогда не будут доступны. И вот благодаря знакомству со Ступиным, Василий понял, что в его жизни может быть и другой путь, не менее интересный.

Продолжение следует…