September 20th, 2018

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

БЕЗУМИЕ АНРИ ДЕ ТУЛУЗ-ЛОТРЕКА

        Нет, не стоит жениться на кузинах и выходить замуж за кузенов. Конечно, есть какие-то послабления для кросскузенов (детей брата и сестры), но лучше все же не рисковать, а то платить придется не тебе, но твоим потомкам.
        Вот и граф Анри Мари Раймон де Тулуз-Лотрек-Монфа всю свою недолгую жизнь расплачивался за противоестественный брак своих родителей, которые были двоюродными братом и сестрой (их матери были родными сестрами). Дополнительный драматизм этой ситуации придавал тот факт, что это был сугубо деловой и династический брак, в котором каждый из супругов жил отдельной собственной жизнью. Похоже и ребенок был им нужен лишь как наследник династии. Но что-то пошло не так, генетика дала сбой, и на свет появился не очень здоровый потомок. Это вполне можно было предвидеть, поскольку брак Адели и Альфонса Лотреков был не единственным таким браком в их роду. Брат Адели был женат на сестре Альфонса и из их четырнадцати детей генетическими отклонениями страдали трое.
        Впрочем, с Анри до поры до времени все было нормально, проблемы начались в подростковом возрасте, когда в 1878 году в 14 лет мальчик упал со стула и сломал левую ногу (я всегда думала, что он упал с лошади, но история оказалась гораздо более прозаичной). Через год таким же образом он сломал правую ногу, после чего ноги перестали расти, и всю жизнь в дальнейшем он передвигался, опираясь на трость. Его болезнь сейчас диагностируют как полиэпифизную дистрофию Клемана.
        Лотрек физически сформировался очень непропорционально, его нормальное взрослое тело казалось поставленным на ноги ребёнка. И дело даже было не в росте, для того времени его полтора метра были вполне обычным явлением. С таким ростом даже в армию призывали. Проблема была именно в непропорциональности.
        И не надо говорить, что он смог компенсировать свой физический недостаток через художественный талант. Конечно, он хотел быть нормальным мужчиной, и конечно, он жутко страдал. Современные исследователи полагают, что результатом этого было патологическое формирование личности дефицитарного типа. Для таких людей свойственно постоянно пониженное настроение, ограничение социальных контактов и уход в мир внутренних переживаний, что еще иногда определяют как «псевдоаутизацию личности».
        В итоге Анри ушел в мир искусства, благо в семье помимо генетических дефектов, по наследству передавалась и художественная одаренность. Среди Лотреков-придворных и военных за тысячу лет существования рода попадались и любители живописи. Бабушка Анри, например, однажды сказала: «Когда мои сыновья охотятся на дичь, это доставляет им сразу три удовольствия: подстрелить, съесть и нарисовать ее». Так что нет ничего удивительного, что первые уроки живописи Анри получил от своего дяди Шарля.
        В чем у него никогда не было недостатка, так это в деньгах. С 1882 года Лотрек жил в Париже, недолго учился сначала в студии у Леона Бонна, затем у Фернана Кормона. Через два года в 1884 году Лотрек открыл собственную студию на Монмартре, и, несмотря на протесты отца, не стал менять ни место жительства, ни брать себе псевдоним.
        С этого времени и начинается его вольная богемная жизнь. Помимо искусства, ее существенной частью стали женщины и алкоголь. И в искусстве, и в жизни Лотрек был исключительно бескомпромиссен. Он никогда не пытался скрывать свои физические недостатки, но и в картинах никогда не маскировал недостатки или  индивидуальные особенности других, доводя их, порой, до гротеска.
        Первый успех пришел к нему на рубеже 1880-х и 90-х гг., когда он выполнил серию афиш для модного в то время кабаре Аристида Брюана «Японский диван». Для его коллег по цехй успех как правило означал и некоторое улучшение материального положения, но для Лотрека – наследника фамильного состояния, финансы были не важны, важна была известность и признание.
Любопытно, что алкоголь и женщины в сознании художника были тесно взаимосвязаны. Его своеобразная внешность помимо всего прочего породила у Лотрека страх перед женщинами, и снять его помог сначала коньяк, а затем и абсент. Именно Лотрек сделал абсент самым популярным напитком в среде французской богемы, пристрастив к нему, например, своего друга Винсента Ван Гога.
        В итоге от женщин Лотрек получил сифилис, а от абсента и коньяка – алкоголизм. С 1894 года после разрыва с очередной более-менее постоянной любовницей, Лотрек переезжает жить в бордель, так называемый салон на улице Мулен. Разумеется, это дало очередной толчок его вдохновению, поскольку художник получил возможность наблюдать за естественными движениями женского обнажённого тела и фиксировать его сразу, без позирования. Но, кроме того, причиной этого поступка был страх перед одиночеством. Лотрек нуждался в постоянном присутствии друзей, любовниц, даже случайных людей. И деньги, которых у него всегда было достаточно, далеко не всегда обеспечивали ему общение в нужном количестве.
        Лотрек с его ироничным и даже саркастическим отношением к жизни постоянноиспытывал интерес к каким-то крайним проявлением человеческой природы. Еще в начале своей творческой жизни он в компании друзей посетил психиатрическую клинику Бисетр, но то, что предполагалось как увеселительная прогулка, в конечном счете, повергло художника в глубокую депрессию. Как будто он заглянул в будущее и воочию увидел среди обитателей больницы и самого себя.
        С начала 1890-х годов психическое состояние художника начало быстро ухудшаться. Его друзья пытались ему помочь, организовав несколько поездок в Англию, но на его образ жизни и привычные способы борьбы с депрессией это уже не повлияло. По возвращении в Париж Лотрек продолжил пить без меры.
        Известно, что по-началу алкоголь вроде бы не оказывал на художника особого влияния, но позднее у него начались приступы белой горячки. В 1897 году после одного из таких приступов его впервые госпитализировали. Затем, мать наняла для Анри двух сиделок-мужчин, но, судя по всему, полностью оградить его от алкоголя им не удалось. В 1899 году его снова по настоянию матери отправили в психиатрическую клинику на три месяца.
        Впрочем, выйдя оттуда, Лотрек снова запил. Исследователи утверждают, что алкоголь для художника был своего рода формой медленного самоубийства. В нем он реализовывал свое подсознательное влечение к смерти. Косвенно это подтверждается и тем, что зимой 1900-01 г. Лотрек словно готовясь уйти из жизни, поэтапно закончил все свои дела,  имущественные и творческие, дописал несколько картин и подписал все работы, которые считал самыми значительными в своем творческом наследии.
        В конце жизни Лотрек казался знакомым, «исхудавшим, слабым, с плохим аппетитом, но сохранившим разум и присутствие духа». Причиной его смерти стал инсульт, парализовавший половину тела. Это случилось в августе 1901 года, когда Лотрек был на атлантическом побережье. Мать забрала его в родовой замок не далеко от Бордо. Ему было 36 лет, когда он умер.
      Трудно сказать, могла ли современная медицина как-то скорректировать его генетические отклонения (кажется, и сегодня   никаких радикальных методик нет, в основном предполагается консервативное лечение, направленное на снижение физического дискомфорта), но алкоголизм, судя по всему, был только психологическим следствием первой и основной проблемы.
        Лотрек был блестящим рисовальщиком, он был одним из тех, кто заложил начало экспрессионизма в живописи, но никакие творческие успехи не смогли компенсировать ему нормальную человеческую жизнь. И вероятнее всего, если бы какие-нибудь сверхъестественные силы дали бы ему возможность выбирать между нормой  и талантом, он предпочел бы прожить жизнь нормального человека, а вовсе не гениального художника. И судя по тому, что он всю свою сознательную жизнь медленно убивал себя алкоголем, он так и не смирился с жестокой насмешкой судьбы.


 

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

     Эдуард Мане был необычайно влюбчивым, и даже после того, как женился, не переставал обращать внимание на хорошеньких молодых девушек, вызывая у своей супруги Сюзанны Леенхоф вполне объяснимую ревность. Однажды, гуляя по улице в сопровождении жены, Мане заметил симпатичную даму, и пошел вслед за ней, чтобы познакомиться.
        - Что ты делаешь, Эдуард! – возмутилась Сюзанна.
       - Извини, дорогая, я принял ее за тебя, - нашелся художник.