October 2nd, 2018

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

БЕЗУМИЕ РЕНЕ МАГРИТТА

Часть 1.

         Вероятно то, что детские впечатления и переживания оказывают влияние на всю дальнейшую жизнь человека, сомнению не подлежит. Но вот что именно и как именно повлияетпрогнозировать почти невозможно. Бывает, что ужасная семейная трагедия проходит для ребенка почти незамеченной, а иногда случайное слово кого-то из значимых близких может ранить настолько, что от этого будет невозможно оправится до конца жизни.
         Рене Магритт в детстве пережил одну из самых страшных трагедий, которую только может пережить ребенок – гибель матери, и любому, кто занимается его творчеством ясно, что это не могло не отразиться и на всей его последующей жизни, и на его художественном стиле.
         Рене Франсуа Гилен Магритт родился в 1898 году в бельгийском городе Лессине провинции Эно. Его родители: коммерсант Леопольд Магритт и модистка Регина Бертиншан - оба были местными уроженцами, там же жили и их многочисленные родственники. Рене был старшим ребенком, позднее родилось еще двое мальчиков, и семья переехала в соседний городок Шатле. Вероятно, причиной этого переезда была банальная экономия, поскольку в Шатле семья Магриттов поначалу жила в квартире над мясной лавкой, принадлежавшей брату Регины. Потом дела у Леопольда пошли очень успешно, и он приобрел для семьи большой отдельный дом недалеко от реки Самбры.
        Дом переделали специально для семьи Магриттов, он был удобный и красивый, но почему-то Регина его невзлюбила. Возможно, дело было и не в доме. Регина была домохозяйкой с маленькими детьми, муж занимался бизнесом и особо не уделял ей внимания, так что возможно у нее начала развиваться депрессия. Как-то раз она спустилась в подвал и попыталась утопиться в баке с водой. Были и другие попытки суицида, так что муж начал запирать ее на ночь в комнате. Там же спал и ее младший сын Поль.
        Однажды февральской ночью 1912 года, Регина каким-то образом выбралась из запертой комнаты и исчезла. Все близкие были уверены, что она утопилась в Самбре, и к несчастью эта версия подтвердилась. Через 17 дней ее тело нашли в километре от дома ниже по течению реки.
        Детей старались держать подальше от всей этой истории, но полностью оградить от соседских слухов и домыслов, а также от полицейского расследования, их, разумеется не удалось.Рене, тогда было уже 14 лет, и он оказался в курсе всех подробностей дела, хотя впоследствии никогда и никому о нем не рассказывал.
      Только один раз он поделился воспоминаниями со своим другом Луи Скютенером, а тот позднее записал свои воспоминания об этом рассказе:
         «Его мать – тогда еще молодая женщина – покончила с собой, когда ему было двенадцать лет (на самом деле четырнадцать). Она спала в одной комнате с младшим сыном. Проснувшись среди ночи, и обнаружив, что ее нет, он разбудил всех остальных. Обыскали дом, но тщетно, потом, заметив следы на пороге и на мостовой, двинулись по ним и дошли до моста через реку Самбру, протекавшую поблизости.
Мать художника бросилась в воду, и когда тело вытащили, увидели, что ее лицо закрыто ночной рубашкой. То ли она надвинула ее на глаза, чтобы не видеть избранной ею самой гибели, то ли так ее накрыл водоворот – этого никогда не узнали.
Единственное, что запомнилось – или казалось, что запомнилось – Магритту в связи с этим событием – это острое чувство гордости тем, что он находится в центре драмы и вызывает сострадание».
        Некоторые исследователи утверждают, что не стоит придавать такое большое значение этому эпизоду из раннего
подросткового возраста при анализе зрелого творчества взрослого художника. Но вероятно, что образ мертвой женщины с лицом, скрытым ночной рубашкой, произвел на будущего художника сильное впечатление. Возможно, полное осмысление произошло позже, когда выросший Магритт увидел в этом и некоторую романтику, и эротику, и жалость к женщине, оказавшейся
не в силах смотреть в лицо собственной смерти.Тема скрытого лица впоследствии очень часто появляется у Магритта, причем в самых разных вариантах, и не только у женщин, но  у мужчин.
        Наиболее конкретно (насколько это вообще может быть у сюрреалиста) тему гибели Регины Магритт Рене отобразил в картине «Наводнение», где лицо женщины крепкого сложения, опирающейся на тубу как будто скрыто туманом. Тема гибели в воде подчеркивается изображением мотива венецианской лагуны на заднем плане картины.
      Самым показательным вариантом мотива скрытого лица можно считать картину «Любовники» 1928 года, на которой изображены целующиеся мужчина и женщина с лицами, закрытыми тканью. Еще один вариант развития этой темы у Магритта – скрытое или трансформированное лицо при обнаженном теле, как, например в картине «Коллективное измышление» 1935 года, где обнаженная нижняя часть женщины сочетается с рыбьей головой. Еще более иронически, или, даже цинично Магритт переосмыслил эту тему в картине «Изнасилование» 1934 года, когда лицо скрывается, превращаясь в обнаженное женское тело.
    Лица у мужчин художник чаще всего скрывает, помещая перед ними различные предметы, как яблоко в «Сыне человеческом» 1964 года, или целый набор разнообразных вещей в «Привычных предметах» 1928 года.
      Примерно в том же 1912 году (либо в 1913) Магритт на городской ярмарке в Шарлеруа, куда его семья переехала после смерти матери, случайно познакомился с одной очень хорошенькой девочкой, чуть младше его. Девочку ждали Жоржетта Берже. Из-за войны детская дружба прервалась, поскольку семья Магритта снова переехала. Жоржетту Берже Магритт встретил снова только в начале 1920-х годов, когда они оба поселились в Брюсселе. Они начали встречаться, и этот спокойный роман закончился браком в 1922 году.
    Брак этот сразу оказался не совсем типичным. У Жоржетты случилось несколько выкидышей, и супруги сознательно решили отказаться от идеи родить детей, и завели волнистых попугайчиков и шпицев.
    В общем, как это часто бывает в браке с творческим человеком, ребенком в этих семейных отношениях оказался Рене. Жена вела домашнее хозяйство, работала, поскольку Магритт долгое время зарабатывал мало, а у его отца больше не было возможностей поддерживать творческие поиски сына, да еще и получала посылки с продуктами от родственников, что позволяло ей немного экономить. Благодаря ей Рене имел возможность заниматься живописью и литературой, посещать шахматный клуб, встречаться с друзьями и иногда расслабляться в борделях.
        Жизнь Магритта была настолько спокойной и упорядоченной под управлением Жоржетты, что когда один раз она проявила слабость и завела роман с одним из друзей Рене, тот был настолько потерян, что обратился в полицию, и возвращать супругу домой отправился в сопровождении полицейского.
     В этом браке супруги как будто постоянно менялись местами, и оба были друг другу и родителями и детьми. В 1936 (1937) году Магритт написал картину, которая кажется очень неприятной. Он назвал ее «Дух геометрии», и на ней изображены мать и ребенок, поменявшиеся головами. Судя по всему, в ней как раз и отразилась суть его отношений с женой. Скорее всего, такая форма семейной жизни была связана с недостатком материнской любви, а также вероятно с тем, что Магритт в родительском доме так и не наблюдал нормальных супружеских отношений между своими родителями.
    Магритт и его жена не могли существовать друг без друга, но равным этот брак все же не был. Жоржетта никак не была причастна в творческой стороне жизни своего мужа. Рене ценил свое уединение, и близко никого к себе не подпускал.

Продолжение следует…

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

      Эдвард Хоппер был очень молчаливым человеком. Он всегда утверждал, что любую мысль ему проще передать красками на холсте, нежели словами. Поэтому, когда ему должны были вручать золотую медаль Национального института искусств и литературы, он не пошел на церемонию, и вместо него выступил его друг художник Генри Варнум Пуэр:
        - Эдвард Хоппер находится сейчас в мексиканском Монтерее, - сказал Пуэр, - и с этого безопасного расстояния он шлет вам свою благодарственную речь. Присутствуй он здесь лично, вся его речь свелась бы к «спасибо», или, в крайнем случае, «большое спасибо», если бы он был в особенно болтливом настроении…