October 19th, 2018

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ЮДИФЬ И ОЛОФЕРН
    На некоторых музейных залах, вероятно, стоило бы сразу вешать табличку 18+ или даже 21+, чтобы наверняка. Количество триллеров или эротики, переходящей в порнографию, на стенах музея иногда превышает все допустимые на квадратный метр нормы. Причем в отличие от кино или театра, где царит определенная условность, как бы режиссеры не поклонялись Станиславскому, художники, начиная с 15 века старательно доводили свои работы до иллюзорного правдоподобия, и только в конце 19 века начался поиск другого художественного языка, противоположного голому натурализму.
    Из библейских сюжетов традиционно выбирались наиболее драматические и ужасные. И вот один из них – Юдифь и Олоферн. История явно не однозначная: с одной стороны патриотический порыв героини, благодаря которой удалось победить жестокого врага, а с другой – неприемлемая для средневекового общества (да и для позднейших эпох также) активная роль женщины в этом процессе.
        Юдифь, конечно, героиня, но какая-то неправильная: мало того, что безо всяких колебаний и комплексов соблазнила мужчину (конечно, он был врагом, ну а вдруг ей придет в голову соблазнить еще кого-то из собственных соплеменников), так еще и обезглавила его, не отравила, подсыпав зелье в напитки, не просто сходила в разведку, а затем провела во вражеский лагерь карательный отряд. Нет, она все решила сама. Конечно, убийство вражеского полководца мобилизовало ее соплеменников, победа была одержана, но осадок все равно остался.
      Изначально наиболее распространенным был сюжет, именуемый «Юдифь с головой Олоферна». Он появился еще в средние века, но особое распространение получил в эпоху Возрождения. Очевидно, художники пытались постичь сущность женской природы, изображая, одновременно убийцу и патриотку. Впрочем, в более ранние эпохи Юдифь символизировала Добродетель, побеждающую порок (в принципе, такое толкование не противоречит логике), либо Смирение (что совершенно не подходит ко всей этой истории).
    Но наиболее типичной была все-таки другая версия толкования этой истории: Юдифь символизировала Коварство женщин, приводящее к несчастьям мужчин. Иногда художники даже делали парные сюжеты:
«Юдифь и Олоферн» и «Самсон и Далила».
    Вариант, когда молодая женщина держит голову поверженного мужчины вместо сумочки, постепенно к середине 16 века, то есть к эпохе маньеризма и раннего барокко, сменился более драматическим эпизодом собственно отрезания головы усыпленному врагу. Иногда в сцене присутствует и служанка, возможно, для того, чтобы усилить эффект от женского присутствия. Впрочем, служанка может принимать достаточно активное участие в процессе.
    В эпоху контрреформации, то есть во второй  половине 16 века история Юдифи неожиданно начинает символизировать Кару либо Победу над грехом. Очевидно, к такому толкованию истории богословов подтолкнул меч в руках у героини, которым она умело пользуется.
    И как бы ни была прекрасна Юдифь на этих полотнах, отрезанная голова Олоферна не дает зрителю забыть, что одна женщина может быть не менее опасна, чем целая вражеская армия.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

      Когда Клод Моне учился живописи в Париже, все девушки-модели, которые позировали ему, были без ума от его красивой внешности, дорогих отлично сшитых костюмов и модных кружевных манжет. Но художник игнорировал все знаки внимания с их стороны. Чтобы не обнадеживать зря своих поклонниц, он обычно предупреждал их заранее:
      - Извините, но я сплю только с герцогинями или с горничными, а желательно, с горничными герцогинь. Все, что между ними меня не заводит.

НА ЗЛОБУ ДНЯ

      На днях попался мне очень любопытный текст, посвящённый новым открытиям в истории болезни Франсиско Гойи. Теперь его болезнь, которая случилась в 1793 году, определяют как синдром Сусака или ретинокохлеоцеребральную васкулопатию. Это очень редкое заболевание, которое поражает одновременно мельчайшие сосуды сетчатки глаза, внутреннее ухо и головной мозг. Раньше считалось, что это одна из форм системной красной волчанки (излюбленная болезнь доктора Хауса), теперь установлено, что это отдельное заболевание.
      Симптомы, которые описывали друзья Гойи, вполне соответствуют последствиям синдрома Сусака – двусторонняя сенсорная тугоухость, ишемичская ретинопатия (проблемы со зрением из-за снижения тока крови к сетчатке глаза и к мозгу) и подострая энцефалпатия (из-за микроучастков ишемии в мозге). Постепенно симптомы смягчаются, но вот глухота остается на всю жизнь, что произошло и с Гойей.
      В 1820 году Гойя видимо перенес миопатический парез мочевого пузыря и опухоль кишечника (это когда его спас доктор Арьета). А вот причиной его смерти 8 лет спустя стал инсульт.