November 16th, 2018

ИСКУССТВО, КИНО И КРИМИНАЛ

ЖАН-ЛЕОН ЖЕРОМ И «СТАРИКИ-РАЗБОЙНИКИ»
      Фильм «Старики-разбойники» (1971), вероятно, может считаться одной из самых трогательных комедий Эльдара Рязанова. Но один из эпизодов его, который неизменно вызывал и вызывает восторг у зрителей, кажется также и самым невероятным. Чтобы помочь главному герою следователю Мячикову (Юрий Никулин), которого было решено отправить на пенсию, остаться на должности следователя, его друг, инженер Воробьев (Евгений Евстигнеев), и  помогает ему организовать «преступление века» - украсть картину Рембрандта из музея. Не заморачиваясь с тем, чтобы отключать сигнализацию, устраивать взлом, устранять охрану и так далее, герои просто зашли в музейный зал, сняли картину и забрали ее с собой. Смотрители и экскурсоводы вполне удовлетворились объяснением, что картина взята на реставрацию. Кстати, похищали они реальную картину Рембрандта "Портрет молодого человека с кружевным воротником", подлинник которой хранится в Эрмитаже, а роль музейной лестницы сыграла лестница журфака МГУ
      Конечно, мы всегда смеялись над наивностью музейных работников и полагали, что в реальной жизни ничего подобного быть не может. Но реальность как всегда превзошла сюжет, изобретенный сценаристами (в данном случае авторы сценария – Эмиль Брагинский и сам Эльдар Рязанов).
      22 марта 2001 года из Эрмитажа была похищена картина французского художника Жана-Леона Жерома «Бассейн в гареме». Картина находилась в одном из залов западноевропейской живописи в числе прочих не самых ценных полотен. Именно поэтому она и не была подключена к сигнализации. Ситуация усугубилась тем, что смотритель этого зала, пожилая дама, отправилась получать зарплату в кассу, чисто символически перегородив вход в зал музейным красным канатом.
      Похититель, молодой мужчина лет тридцати, уверенно прошел в зал, вырезал картину из рамы, свернул холст и вышел из музея. Когда кто-то из сотрудников заметил пропажу, преступник уже был далеко.
      Мотивы этого преступления казались не слишком понятными. Вероятнее всего картина была взята под заказ. Дело в том, что Жан-Леон Жером никогда не относился к мастерам «первого эшелона», безусловным и признанным гениям, то есть тем, чьи картины можно легко реализовать на черном антикварном рынке. Тем более, что ориентализм, художественное направление середины 19 века, в сущности, был всего лишь ответвлением академизма, не самого популярного стиля в наше время.
      Конечно, есть и сейчас любители обнаженных женских тел, помещенных в пышные восточные интерьеры. Так что, заказ от любителя подобных сюжетов был первой версией, которую разрабатывали сыщики.
      Была и вторая версия, которую высказал сам директор Эрмитажа, Михаил Пиотровский. Он предположил, что картина могла быть украдена человеком с не слишком устойчивой психикой, на которого как-то не слишком адекватно подействовал относительный эротизм картины.
      Был составлен фоторобот подозреваемого, человека со свертком в руках, которого заметили около музея приблизительно во время исчезновения картины. Сыщики активно разрабатывали версию, что к краже были причастны сотрудники музея.
      В итоге, следствие длилось пять лет, и результатов никаких не принесло, что косвенно подтверждало версию Пиотровского о маньяке-одиночке. Если бы картина хоть как-то проявилась в среде антикваров, то сыщики, через своих осведомителей в этой среде, скорее всего получили бы какие-то, хотя бы косвенные сведения о ней.
    Но этим история не кончилась. Ее продолжение было вполне в духе рязановской комедии. В декабре 2006 года в приемную председателя КПРФ Геннадия Зюганова в Госдуме позвонил неизвестный. Это человек заявил, что верит только коммунистам и что он должен передать Зюганову лично в руки нечто ценное, что тот должен вернуть государству и народу. Один из однопартийцев Зюганова встретился со звонившим и получил от него картину, сложенную вчетверо и завернутую в несколько пакетов.
      Как выяснилось позднее, это и было украденное полотно Жерома. Дело о похищении картины было возобновлено, но похититель так и остался неизвестным. Найденная картина была в плохом состоянии, и ее реставрация, к сожалению, не смогла полностью устранить все приобретенные дефекты. Однако ее уже начали экспонировать, так что, также как и в фильме эта история закончилась относительно благополучно.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Как-то раз, когда Эжен Делакруа расписывал плафон Палаты депутатов, один из служащих решил сделать ему комплимент и сказал:
      - Маэстро, вы – Виктор Гюго живописи!
      Делакруа на это замечание обиделся и сухо ответил:
      - Вы ничего не смыслите в живописи, месье. Я – чистейший классик!