January 21st, 2019

ИСКУССТВО, КИНО И КРИМИНАЛ

«ЛАРЕЦ МАРИИ  МЕДИЧИ», ИЛИ НАШ ОТВЕТ КЕРЗОНУ
   Почему-то, когда 15 лет назад вышла книга Дэна Брауна «Код да Винчи», а затем на экранах появился и соответствующий фильм, во всем мире, включая и нашу страну, рассказки об альбигойцах, тамплиерах и глубоко законспирированном Ордене Сиона явились чуть ли не откровением. Людям вообще нравятся конспирологические теории, особенно те, что обвиняют такие уважаемые организации как католическая церковь в непонятных заговорах с целью скрыть некую неудобную истину.
   Дэн Браун создавая свой бестселлер, особо не заморачивался с детальным разбором южно-французских ересей, в итоги катары, альбигойцы и тамплиеры оказались свалены в одну кучу. Странно, что он еще не развил свою теорию тем, что после краха ордена тамплиеров его сокровища были вывезены в Московию и переданы великому князю Ивану Калите с целью возвышения Московского княжества и создания централизованного русского государства. Впрочем, Брауна гораздо больше захватила идея женатого и многодетного Иисуса Христа.
   Но почему-то мало кто помнит, что в нашей стране уже в 1972 году был опубликован роман Еремея Парнова «Ларец Марии Медичи», а в 1980 году по нему был снят и одноименный фильм. Тема книги та же самая – альбигойцы, их сокровища, их вера, более гуманная, чем католицизм, А в центре повествования оказывается некий загадочный артефакт – ларец, который хранит зашифрованную тайну альбигойцев – место, где спрятаны их сокровища.
      Еремей Парнов родился в 1935 году в Харькове. В 1959 году он окончил Московский торфяной институт, а затем защитил кандидатскую диссертациюпо химии на тему«Исследование растворимости углеводородов различных рядов в воде в связи с проблемой миграции нефти и газа» (в Институте нефти и газа им.И.М.Губкина). В течение некоторого времени он работал в НИИ Зарубежгеология, что дало ему возможность уже с начала 1960-е годов несколькораз побывать за рубежом.
      С 1967 года Парнов являлся членом Союза писателей СССР, в соавторстве с Михаилом Емцевым он писал научно-фантастические повести. Также он много путешествовал, бывал, в частности, в Гималаях и в Тибете как корреспондент «Литературной газеты», работал во Вьетнаме будучи командирован «Правдой».
      Наибольшую известность Парнову принесла трилогия о расследованиях инспектора Люсина («Ларец Марии Медичи» (1972), «Третий глаз Шивы» (1975) и «Александрийская гемма» (1991) (первый сокращенный вариант - «Мальтийский жезл» - 1987)), посвященная  исторической и в определенной степени оккультной проблематике. В сущности это был первый опыт создания интеллектуального арт-триллера в отечественной остросюжетной литературе, где главным героем помимо сыщика-полицейского (милиционера) стал и сыщик-ученый, причем гуманитарий (историк).
      Наиболее удачным оказался первый роман трилогии – «Ларец Марии Медичи», он же единственный из цикла был впоследствии экранизирован. Из текста книги Парнова следует, что пресловутый ларец был изготовлен еще в Древнем Риме, а альбигойцы, к которым он каким-то образом попал, приспособили его для своих нужд. Ларец содержал карту, очевидно местности в районе Монсегюра и Ренн-ле-Шато, где альбигойцы, спасаясь от участников крестового похода, спрятали свои драгоценности.
      Эти драгоценности традиционно воспринимаются как обоз, доверху груженый драгоценными камнями, золотом и прочими материальными сокровищами (и Парнов здесь не исключение). Впрочем, нашим современникам это гораздо более понятно. Но если исходить из сущности альбигойского учения, в котором превыше всего ценится духовная чистота и духовные сокровища, скорее всего, альбигойцы стали бы пытаться сохранить некие духовные тексты, которые они почитали сакральными.
      У Еремея Парнова, конечно, накладок не меньше, чем у Дэна Брауна. Его ларец стал именоваться ларцом Марии Медичи после того, как попал в сокровищницу французских королей. Непонятно, почему до этой далеко не самой французской королевы, ее предшественники и предшественницы никак не использовали такой ценный артефакт, и он не прибрел какого-то другого названия. Чтобы обнаружить место, где спрятаны сокровища надлежало собрать вместе несколько объектов, так называемых «слуг ларца». Среди них было два драгоценных камня, рубин и аметист, жезл Мальтийского ордена, «Звезда Флоренции» и т.п. В фильме одному из героев, историку Юрию Березовскому, удалось установить, чтонекий граф де Ту еще в 17 или в 18 веке собрал все необходимые предметы. Но так и осталось непонятным, нашел он сокровища или нет.
      Кстати, графы де Ту – реальный французский дворянский род, который почему-то постоянно находился в оппозиции к действующей власти. Кое-кто из его представителей даже кончил жизнь на плахе (например, один из графов де Ту был казнен как участник заговора Сен-Мара). У них были родственные связи на юге Франции, так что, в принципе, они могли быть в курсе древних южно-французских ересей.
      Одноименный фильм по роману вышел в 1980 году. Его снял режиссер Рудольф Фрунтов по собственному сценарию, написанному совместно с Еремеем Парновым. Главные роли в фильме сыграли Валерий Рыжаков (инспектор Люсин), Эммануил Виторган (Савиньи) и Клара Лучко (Мадлен Локар). По сравнению с текстом романа, сценарий был серьезно сокращен, к тому же некоторые эпизоды и персонажиполучили несколько иную трактовку. Прежде всего, действие романа происходит в Москве, а  фильма – в Ленинграде и Ленинградской области.
      Принципиальным отличием было то, что в книге героям удалось собрать практически все элементы головоломки, что позволило им открыть ларец и установить, где должны находиться сокровища (это остров Гвидо в архипелаге Азорских островов, который ушел на дно океана в 1957 году в результате извержения подводного вулкана вблизи соседнего острова Фаял). В фильме же той части реликвий, которая попала в руки сыщиков в процессе расследования, оказалась недостаточно для того, чтобы до конца открыть тайну альбигойского клада (хотя ларец в финале они все-таки открыть смогли).
      В книге Вера Фабиановна Чарская оказывается последней законной хранительницей ларца, а в фильме кажется не совсем понятным, почему с этим же ларцом, вроде бы переданным на хранение ее отцу, был сфотографирован некий господин Свиньин, у которого Фабиан Чарский служил управляющим.
      В книге сыщик Люсин, ведущий расследование, и историк Березовский являются давними близкими друзьями, а в фильме они знакомятся только в процессе расследования, поскольку Березовского, научного сотрудника дворца-музея «Павловск», рекомендуют Люсину как лучшего специалиста по историческим тайнам и загадкам.
   В книге  Парнову практическиудается убедить читателя в реальности мифа о том, что на сетчатке глаза после смерти жертвы остается изображение того, чтопогибший видел последим перед смертью, например, убийцы (гениальный эксперт снимает изображение убийцы-удава с сетчатки глаза погибшего кота Саскии). К тому моменту, когда писался сценарий фильма, было точно доказано, что это невозможно, и этот эффектный эпизод был исключен, а кот Саския остался в живых.
   Впрочем, несмотря на все издержки, Еремей Парнов был первым, кто привлек внимание к этой весьма любопытной странице истории, и отнесся он к историческому материалу с гораздо большим уважением, чем Дэн Браун. К тому же к теме альбигойских тайн, хотя и в несколько другом ракурсе, он обратился и в третьем романе цикла «Александрийский крест» (там речь шла по большей части об алхимии).
   Судя по всему, идея продолжить своеобразное литературно-историческое расследование пришла к Парнову как раз в процессе работы над сценарием фильма, о чем он написал в послесловии к одному из позднейших переизданий «Ларца Марии Медичи»:
   «…Летом 1980 года…автор получил редкостный подарок – букетик засушенных диких трав и несколько камешков из Монсегюра. К этому своеобразному посланию из дали времён был приложен примерный набросок тайных подземных галерей, которыми буквально пронизана неприступная скала… Энтузиасты-археологи уверены, что основные сокровища катаров остались где-то здесь, в помеченном тайными знаками лабиринте…»
  P.S. Рудольф Фрунтов снял еще один фильм с практически таким же основным актерским составом (за исключением Валерия Рыжакова) – «Тревожное воскресенье» (1983), который можно отнести к жанру фильма-катастрофы.
  P.P.S. По большому счету, главные герои «Ларца» на экране оказались не слишком выразительными, зато несколько ролей второго плана можно с полным основанием отнести к золотому фонду отечественного кинематографа. В частности, это роль  Веры Фабиановны Чарской, исполненная княжной Евдокией (Эдой) Юрьевной Урусовой, а также эпизод с безымянным председателем дачного кооператива, в роли которого снялся актер Владимир Пицек (он же сыграл роль приятеля Саввы Игнатьича в «Покровских воротах»). В «Ларце» у Пицека текст роли состоит из единственного слова «было». Оперативник, разыскивающий в Ленобласти следы цемента определённой марки, задает вопрос о цементе председателю дачного кооператива, и тот отвечает этим самым словом. И в этом ответе становится понятно абсолютно все: и то, что цемент действительно получили, и то, что его сплавили куда-то налево, и даже по какой статье и на какой срок впоследствии загремит этот самый председатель.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

      Художник Жан-Жак Башелье неудачно изобразил Христа. Один из его друзей сказал ему:
      - Ваша картина никуда не годится: у Христа лицо глупое и низменное.
      - Как вы странно говорите! – возмутился Башелье и наивно добавил: - У меня только что были Дидро и Даламбер, и оба нашли, что я отлично уловил сходство.

НА ЗЛОБУ ДНЯ

      Вчера отмечалось 75-летие изгнания фашистов из Новгорода, и как-то вспомнилось, что есть картина, написанная по горячим следам этого события, првактически на натуре (!) Кукрыниксами, которые не всегда были карикатуристами.