February 22nd, 2019

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

ФОРТУНА ВАСИЛИЯ ТРОПИНИНА, или СТРАННЫЕ ГРИМАСЫ КРЕПОСТНИЧЕСТВА
    Мы привыкли к тому, что художники, чаще всего, - люди с весьма неустойчивой психикой, что они склонны впадать в крайности, проявлять чрезмерную эмоциональность, вообще жить страстно любя или не менее страстно ненавидя. И в этом отношении в компании своих собратьев по цеху, Василий Тропинин выглядит по-настоящему белой вороной. Он был человек тихий и спокойный, мог примириться с любой ситуацией в своей жизни, перетерпеть ее и в конечном итоге обратить в свою пользу. Этот редкий дар смирения творческим людям, как правило, совершенно не свойственен. И не очень понятно каким образом он был дарован мальчику, родившемуся крепостным, причем вместе с безусловным даром живописца.
    Будущий художник родился 19 марта 1776 (или 1780) года в семье крепостных графа А.С.Миниха в деревне Карповка Новгородской губернии. Его отец был управляющим имением Миниха и за свои заслуги перед хозяином, в конце концов, получил личную свободу, хотя его семья и осталась крепостной. Василий Тропинин получил начальное четырехлетнее образование в новгородской «начальной школе», где учился с разрешения своего хозяина.
    В 1790-х годах владельцем Василия Тропинина стал граф И.Морков. Дочь Миниха вышла за него замуж, а Тропинин вместе с другими крепостными оказался частью приданного, и вслед за молодоженами переехал в Москву. Несмотря на явные склонности юного Тропинина к рисованию и настойчивые просьбы его отца позволить Василию учиться живописи, граф Морков отправил его в Петербург получать профессию кондитера.
    В Петербурге, живя в доме графа Завадовского, Тропинин помимо занятий у кондитера начал брать уроки у профессионального художника, жившего там же. Ему случалось даже быть битым, если жена кондитера узнавала, что он снова занимается у художника и пропадает в его комнате. Но Василий оказался настойчив, несмотря на покладистость и мягкость характера, и в 1798 году начал тайком посещать бесплатные рисовальные классы при Академии художеств.
    Через год он, наконец, получил разрешение графа Моркова на занятия живописью, и стал «посторонним учеником» Академии художеств. Тропинин занимался в мастерской известного портретиста С.Щукина, который всегда старался помогать своему талантливому ученику.
    В 1804 году Тропинина неожиданно вызвал к себе граф Морков и приказал ехать на Украину в село Кукавку Подольской губернии, где велись работы по обустройству нового имения. Этот вызов последовал после многочисленных просьб со стороны самых влиятельных друзей Тропинина, в числе которых был и граф Строганов, президент Академии художеств, предоставить художнику свободу. Но, похоже, что спокойный и покладистый нрав Василия позволил ему смиренно принять эту ссылку, особо не страдая по этому поводу. И получилось, что именно на Украине он нашел свое личное счастье.
      В 1807 году он женился на местной девушке Анне Ивановне Катиной. Венчание проходило в новой церкви, которую он сам лично и расписал. Как это ни удивительно, но его хозяин, граф Морков, отличавшийся крутым нравом, не препятствовал этому браку. В Кукавке он прожил до 1812 года, выполняя обязанности лакея, кондитера и живописца.
Тропинин вернулся в Москву после пожара 1812 года, в котором был уничтожен и московский дом графа Моркова, возглавлявшего московское ополчение во время Отечественной войны 1812 года. В этом пожаре помимо всего прочего сгорели и почти все ранние работы художника. Тропинин занимался восстановлением хозяйского дома, а потом, закончив эту работу, вернулся в Кукавку и получил возможность полностью посвятить себя живописи. Обязанности лакея на него больше не возлагали.
    В 1821 году граф Морков перевез его в Москву, где Тропинин сразу
прославился как талантливый портретист. В конце концов, общественное мнение убедило графа дать своему крепостному вольную, и на Пасху 1823 года Тропинин обрел свободу, хотя его семья, жена Анна и единственный сын Арсений оставались в крепостной зависимости еще пять лет.
      Осенью 1823 года за картины «Кружевница», «Портрет О.Скотникова» и «Нищий старик», Академия художеств присвоила Тропинину звание «назначенного академика», а через год за «Портрет медальера К.А.Леберехта» он стал полноправным академиком. Тропинину предлагали остаться в Петербурге и преподавать в Академии художеств, но он отказался и вернулся к семье в Москву. Он вообще не любил шумную столицу, и не смог бы смириться с публичностью службы профессора Академии. Хотя как человек добрый, мягкий и покладистый, вероятно, Тропинин стал бы хорошим, понимающим педагогом.


    В 1824 году Василий Тропинин обосновался в доме Писаревой на Ленивке возле Большого Каменного моста. Здесь он прожил более тридцати лет до смерти жены в 1856 году. Тропинин был самым популярным московским портретистом, и заказчики буквально выстраивались в очередь в его мастерскую. В доме художника на Ленивке побывали все московские и российские знаменитости, посещавшие Москву, в том числе композитор Булахов, скульптор Витали, художник Брюллов, с которым Тропинина связывала тесная дружба. Двери в его доме были расписаны автографами его знаменитых посетителей. И опять он воспринимал свое новое положение, успех и богатство совершенно спокойно, его покладистый и добрый характер нисколько не изменился. Именно поэтому весь цвет московской и заезжей интеллигенции так любил бывать в хлебосольном доме художника.
      После смерти жены Тропинин, которому к тому времени было уже около семидесяти лет, перебрался в другой небольшой собственный домик в Замоскворечье. Сын художника, Арсений, стараясь смягчить для отца боль утраты, постарался создать в там уютную и приятную обстановку, сделать так, чтобы его отца окружало все, что он любил. Однако, Тропинин так и не смог оправиться от горя и умер год спустя, 3 мая 1857 года.
Художник похоронен на Ваганьковском кладбище.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

      Как-то раз художник Петр Соколов зашел навестить Василия Тропинина, который в то время был уже в преклонном возрасте. Соколов застал Василия Андреевича и его супругу Анну Ивановну за странным занятием: они сидели возле медного таза, в котором кишмя кишели тараканы, и сыпали им кашу.
        - Что вы делаете? Зачем это? – поразился Соколов.
        - Не удивляйтесь, милостивый государь, - отвечал ему Тропинин с доброй улыбкой, - таракан – насекомое мирное, безобидное, и где он водится, там счастье поселяется!