November 19th, 2019

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

АНГЕЛЬСКИЕ БЛАГОВЕЩЕНИЯ ФРА БЕАТО АНЖЕЛИКО

        Часть 2.

         Предположительно в то же время, в начале 1430-х годов Фра Анжелико пишет еще одно «Благовещение» для церкви Сан Доминго де Фьезоле, которое в настоящее время находится в музее Прадо. Иногда это произведение относят к более раннему или более позднему периоду творчества художника, но иконография «Благовещения» из Кортоны и «Благовещения» из Прадо настолько схожа, что скорее всего они действительно были написаны примерно в одно и то же время.
         Все ключевые моменты предыдущего «Благовещения» присутствуют и в «Благовещении» из Прадо, но в несколько иной трактовке. Марии на обоих картинах очень похожи, вероятно художнику позировала одна моделью Однако одежды у героев композиции из музея Прадо выполнены не столь насыщенными красками: у нее не красное, а розовое платье, не синий, а ярко-голубой мафорий. Также более нежной расцветкой отличается и риза Архангела. Зато ярко-синим выделены очертания сводов потолка лоджии, в отличие от едва намеченных сводов в картине из Кортоны. Трон, на котором восседает Мария оформлен также задрапировал золотой тканью, но без орнамента.
         В композиции из Прадо Фра Анжелико также четко делит композицию на три части: две части – это лоджия, разделенная колонной, и одна часть сад. Однако в «Благовещении» из Кортоны сад был подчеркнуто огорожен и таким образом символизировал непорочность Девы, а в «Благовещении» из Прадо, сад, не имеющий ограды, скорее всего означает Эдем, из которого Архангел, очень похожий на садовника, изгоняет Адама и Еву. Крылья Архангела и в данном случае играют в произведении организующую роль, с одной стороны указывая направление движения, а с другой – отмечая своей вершиной центр композиции.
         Но в данном случае художник не стал соединять Гавриила и Марию с помощью золотых слов, а нашел еще более оригинальное, и в тоже время понятное решение. Их левого верхнего угла картины, где в золотом сиянии находится сам Господь (вернее, его руки) диагонально по направлению к Марии опускается широкий золотой луч, а в нем парит Святой Дух в виде белоснежного голубя. В таком случае старец в медальоне над колоннадой действительно скорее всего является пророком Исайей.
         Единственным элементом, который есть в «Благовещении» из Прадо, но отсутствует в «Благовещении» из Кортоны является птица (вероятно, ласточка), сидящая на стяжке под аркой со стороны Марии. Вероятнее всего, она символизирует невинную душу Марии. А странное дерево в райском саду, похожее на метелку, которое на самом деле является пальмой, обозначает целомудрие Богоматери, также, как и кусты с белыми цветами.
         В этом варианте композиции также наличествует пределла со сценами из жизни Богоматери, а также художник написал довольно натуралистичный фриз над колоннадой, который прекрасно демонстрирует его высочайший уровень владения живописной техникой.
         Следующую партию «Благовещений» Фра Анджелико написал уже в 1440-х годах. В это время он работал над росписями монастыря Сан-Марко во Флоренции и создал большую фреску «Благовещение» в рамках этого проекта, над которым работали лучшие художники Флоренции соответствующей эпохи.
         «Благовещение» из Сан-Марко в настоящее время считается самой знаменитой изо всех фресок, сохранившихся в этом монастыре. Она была написана на стене северного коридора таким образом, что ее прекрасно видел каждый, кто спускался вниз по лестнице. В нижней части фрески художник поместил надпись «Слав тебе, Дева Мария», призывая каждого, кто проходит мимо повторить эти слова и поклониться, повторяя позу Архангела со слегка преклоненным коленом.
       В данном случае Мария также находится в лоджии, окруженной колоннадой, отделенная от Гавриила колонной, но художник делит композицию не на более типичные для него три, а лишь на две равные части. В итоге фигура Архангела более смещена влево, и его крылья уже не акцентируют внимание на центре композиции, хотя по-прежнему придают всему действию определенную динамику, а также являются самым ярким декоративным элементом фрески.
         Любопытно, что в этой работе Фра Анжелико изменил позу Гавриил и сделал ее зеркальной по отношению к позе Марии: они оба  слегка наклонились друг к другу со скрещенными на груди руками. Платье Марии более скромное, оно практически лишено украшений в отличие от предыдущих «Благовещений», и сидит она на простом деревянном табурете или скамейке, вероятно точно таком же, какие были в обиходе у монахов этой обители.
         В этой фреске художник использовал и другие актуальные детали: капители колонн лоджии в точности повторяют капители колонн монастырского дворика, а задняя дверь в помещение с небольшим зарешеченным окном, на фоне которой изображена Дева Мария, копирует дверь в келью настоятеля монастыря Сан-Марко.
         Фра Анжелико сделал эту композицию максимально лаконичной, здесь уже нет сцены изгнания из рая Адама и Евы, нет голубя и/или другой птицы, даже в медальоне над колонной отсутствует привычный для Фра Анжелико образ пророка Исайи. Все строится на диалоге двух высших существ – Архангела Гавриила и Мадонны.
         Примерно тогда же, в начале 1440-х годов Фра Анжелико выполнил еще одну фреску с изображением сцены «Благовещения». Считается, что она предназначалась для монашеской кельи, и поэтому отличается более скромными размерами и почти монохромным колоритом. Кстати, скорее всего обе фрески писались параллельно или сразу друг за другом, поскольку здесь можно увидеть явное сходство у обеих Мадонн. Обе модели отличаются темными миндалевидными глазами и довольно характерной формой носа.
         Сцена происходит уже не в лоджии, выходящей в сад, а в некоем сводчатом помещении, единственным украшением которого являются колонны, впрочем скрытые за пестрыми крыльями Архангела. Кстати, крылья на обеих фресках также очень похожи.
         Художник отходит от привычки изображать Марию сидящей, здесь она, скорее, преклоняет колени, опускаясь на еще более простую скамью. Ее руки также скрещены на груди, но в пальцах зажата Библия, которой не было в первой фреске. Гавриил изображён стоящим, что для Фра Анжелико нехарактерно, и его руки не скрещены, а, скорее сложены в позу Наполеона. Так что здесь он, похоже доминирует над Марией, представляя Божественную Власть над людскими судьбами. А сама Мария, в отличие от ее предшественниц, сдержанно и с достоинством принимавших свой жребий, здесь кажется откровенно напуганной.
         В этой композиции также появляется персонаж, которого прежде В «Благовещениях» Фра Анжелико не наблюдалось – святой Петр мученик, который подглядывает за сценой, благочестиво сложив руки перед собой в молитвенном жесте.
         Предполагается, что сцена должна была пробуждать у монаха, для которого она предназначалась, благочестивые мысли, но не отвлекать его от молитвы.
         
Продолжение следует...

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

       Как-то раз папа Николай V показывал фрески, выполненный Фра Анжелико императору Фридриху, который в то время посетил Италию, Фердинанду Арагонскому, Бьондо из Форли и Фра Антонину из Флоренции. Видя восхищение гостей и желая вознаградить Фра Анжелико, который показался его святейшеству человеком святой, спокойной и скромной жизни, достойным высокого сана, папа Николай V решил предложить Фра Анжелико флорентийскую епископскую кафедру, которая в то время пустовала.Узнав об этом, Фра Анжелико стал умолять его найти кого-нибудь другого:
         - Ваше святейшество, я чувствую себя неспособным управлять людьми и к тому же знаю в своем ордене одного ученейшего инока строгих правил, сердобольного и богобоязненного. Он более достоин носить этот сан, нежели я.
         Когда же папа римский поинтересовался, кто этот более достойный претендент, Фра Анжелико с почтительным поклоном указал ему на брата Антонина, который и стал впоследствии епископом Флоренции.