December 4th, 2019

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

АЛЬБРЕХТ ДЮРЕР. МЕЛАНХОЛИЯ I

Часть 3.

          Двое других одушевленных персонажей «Меланхолии» - это крылатый младенец, восседающий на мельничном жернове, и пес, спящий у ног Гения.
          Младенца (или «угрюмого мальчугана» по определению Нессельштраус) иногда называют «путто», но скорее всего это ошибочное наименование. Путто, предвестник или спутник античных божеств, не имеет крыльев в отличие от Эрота или от ангелочков христианского мира (хотя некоторые исследователи указывают, что путто из свиты Эрота или Венеры все же могут быть крылатыми). Так что пухлый крылатый младенец, скорее всего, сродни рафаэлевским ангелочкам из «Сикстинской мадонны» (между прочим оба произведения были написаны в одно время, "Сикстинская датируется 1513-14 гг.). Любопытно, что он полностью одет.      
          Жернов, покрытый тканью с бахромой, на котором восседает Ангелочек, может быть символом послушания. Крылатый младенец что-то старательно пишет на небольшой восковой табличке, которую он придерживает на коленях. Есть версия, что он символизирует философские задатки, которые свойственны меланхоликам. Возможно также, что Ангелочек является проводником между Божественным вдохновением и Гением меланхолии, поскольку он фиксирует некие мысли или тексты, диктуемые ему свыше. В отличие от бездействующего Гения, Ангелочек занят делом.
       Справа у ной Гения находится пес, который лежит, свернувшись в клубок. Любопытно, что собаки являются единственным персонажем, который появляется во всех  трех гравюрах серии. Но собаки разные. Рыцаря сопровождает мохнатый длинноухий пес с крепкими ногами, в келье святого Иеронима радом с добродушным львом спит нечто небольшое и коротконогое, немного похожее на корги, а рядом с Гением Меланхолии скорее всего находится борзая («тощая собака» по определению Нессельштраус).

        Вообще, собака в символической системе Средневековья обозначала преданность, благоразумие и бдительность, но все-таки считалась нечистым животным, в которое наряду со свиньями иногда вселяются бесы. Исключение делалось только для борзых собак, сопровождающих благородных охотников. Борзые считались символом благородства, и только собаки этой породы помещались на гербах, обозначая преданность рыцаря своему сюзерену.
        В данном случае собака может обозначать верность Гения своему призванию и настороженность перед некоей опасностью. Тем более, что она не спит, ее голова приподнята, нос напряжен, словно она что-то вынюхивает. Кроме того собака ассоциировалась с Сатурном, который соответственно являлся планетой меланхоликов, отцом персонифицированной Меланхолии.
        Далее взгляд зрителя перемещается к многочисленным разнообразным предметам, размещенным вокруг одушевленных героев. Самые крупные и заметные из них помимо жернова, это сфера и многогранник. Многогранник размещен у основания лестницы рядом с жерновом за спиной у собаки, а сфера – в правом углу гравюры перед собакой. Многогранник, высеченный из цельного камня доминирует в левой половине гравюры. На его обращённой к зрителю грани видно нечёткое пятно, в котором угадываются черты лица. Это еще одна из загадок, оставленных Дюрером, для которой еще не нашлось более-менее правдоподобного объяснения.

        Сфера - идеальный шар, и многогранник - усечённый параллелепипед, боковыми гранями которого являются два правильных треугольника и шесть нерегулярных пятиугольников, а двенадцать вершин которого принадлежат к двум разным типам, считаются символами магической пифагорейской геометрии. Кроме того сфера, или шар, может символизировать скупость, как одно из отличительных качеств меланхолика, философию, истину или даже власть над миром. Сфера у ног Гения не имеет никаких иных отличительных признаков, словно она может принять любое из этих значений по желанию Гения.
        Гений находится на некоей террасе, ограниченной задней стеной, к которой прислонена лестница. Эта лестница символизирует собой подъем в высшее измерение, к которому стремились средневековые меланхолики. Кроме того она может означать и намек на Страсти Господни, и возможно, в более широком смысле на те муки, которые испытывает художник, создавая свое творения или же находясь в состоянии творческого кризиса.
        На творческий кризис намекают и многочисленные орудия творчества, разбросанные у ног Гения Меланхолии. Есть версия, что Дюрер изобразил его в момент перехода от действия к размышлению, когда он, отбросив инструменты, предается высоким раздумьям. За многогранником находится маленький тигель, который несомненно является символом алхимического превращения материи.       Но любопытно, что и молоток, и щипцы, и гвозди, и пила являются символами Страстей Господних либо известными символами христианских мучеников. При определенной доле воображения в качестве орудия пытки можно использовать и рубанок. Впрочем, и линейка, и рубанок также считаются характерными атрибутами Меланхолии.

Продолжение следует…

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

       Альбрехт Дюрер иногда сам писал стихотворные тексты для своих гравюр. Однажды он попросил своего приятеля, поэта Шпенглера оценить его стихи.
       - Сапожник, знай свои колодки! – насмешливо ответил ему Шпенглер.
       Но Дюрер не остался в долгу и написал в ответ несколько ироничных строк:
         Узнайте, что меж нами здесь,
         Писака в Нюрнберге есть…
         Он обо мне весьма хлопочет,
         Художником оставить хочет
         Откликнуться на то стараюсь –
         Но замолчать не собираюсь:
         Намерен я всегда трудиться,
         Чего не знаю – научиться.