December 6th, 2019

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

АЛЬБРЕХТ ДЮРЕР. МЕЛАНХОЛИЯ I

Часть 5. И, все-таки, что хотел сказать художник?

          Вариантов объяснения смысла «МеланхолииI» Дюрера существует немало, но практически все исследователи сходятся во мнении, что Гений меланхолии, главный герой произведения, без сомнения является автопортретом/alter ego/воплощением самого художника. И это именно он находится в состоянии сомнения и неудовлетворенности или даже настоящей депрессии. В общем, все трактовки работы вращаются вокруг душевного состояния Гения, его причин и последствий.
          Испанский исследователь Эрнесто Фресес предполагает, что если «I» в названии гравюры является буквой, а не цифрой и означает «уходи», то речь идёт не только об аллегорическом изображении меланхолии, но также о магическом заклинании, призванном удалить её из души художника. Именно для этой цели и предназначены многочисленные алхимические символы, размещенные вокруг главного героя.
          Искусствовед Паола Волкова также видела в гравюре автопортрет Дюрера и отмечала разделение предметов на три яруса: «…Первый – уровень ремесленный, к которому относятся такие предметы ремесла, как рубанки, инструменты, идеально выточенный шар. Второй ярус — интеллектуальное познание. Третий ярус — непознаваемое и божественное. Лестница уходит в небо, за край гравюры, то же с башней. Эти три яруса — проекция внутреннего мира художника, автора. Ангел на картине и есть сам Дюрер. Циркуль в его руке говорит, что, несмотря на безграничную свободу ангела, обладающего крыльями, всё должно быть ограничено, отмерено…»
          Можно предположить, что Гений на гравюре пребывает в состоянии творческого кризиса, который является одновременно причиной и следствием его меланхолического состояния, а объекты, размещенные вокруг него, должны служить подтверждением основной идеи художника о том, насколько тонкой материей является творческое вдохновение.
     Но у меня есть и собственная версия трактовки гравюры. Я так же, как и большинство исследователей, полагаю, что образ Гения меланхолии является автопортретом самого Дюрера. Но, на мой взгляд, депрессия, в которой пребывает главный герой работы, не имеет отношения к его творческой деятельности. Крылатый ангелочек на гравюре старательно строчит что-то на своей восковой табличке, являясь проводником между Господом, как источником вдохновения, и Гением меланхолии.
     И на момент создания серии Дюрер вовсе не пребывал в состоянии творческого кризиса, наоборот, как раз в это время он вместе с другими ведущими немецкими мастерами принял участие в иллюстрировании одного из пяти экземпляров «Молитвенника императора Максимилиана», также он исполнял и другие заказные работы. В 1515 году, по ходатайству Дюрера, император назначил ему пожизненную пенсию в размере 100 гульденов в год, из сумм, вносимых городом Нюрнбергом в императорскую казну.
          Но вот его личная жизнь в этот период действительно пребывала в состоянии глубочайшего кризиса. Достигнув по меркам того времени, весьма солидных лет, Дюрер, вероятно, осознал, что остался совершенно один. Его родители, братья и сестры к этому времени уже ушли из жизни. Его брак с дочерью богатого медника Агнессой Фрей, заключенный по настоянию отца, не принес ему ни любви, ни дружбы и уважения, ни даже потомства (хотя и продлился до его смерти). У него были друзья и поклонники, но не было любви. Фактически, к 1514 году Альбрехт Дюрер, красавец и баловень судьбы, остался совершенно одинок в этом мире.
Как свидетельствовали современники, внешний облик Дюрера соответствовал его «благородному духу». Он был приятным собеседником, с речью «сладостной и остроумной». Все, кто знал художника лично, считали его достойным, «превосходнейшим» человеком, о нем говорили, что «он стремился к добродетели, но не был ни мрачным, ни высокомерным».
         В 1500 году он написал один из самых известных своих автопортретов, в котором представил себя в виде Христа. И в «Меланхолии», изобразив себя в виде Гения или Ангела, он не мог не размышлять о страстях Христовых, примеряя муки, перенесенные Спасителем, на свои собственные душевные переживания.
          Дюрер всегда был очень высокого мнения и о предназначении художника и о своем собственном таланте: «Бог нередко дарует одному человеку такой разум и такие способности учиться и создавать прекрасное, что подобного ему не найдешь ни в его время, ни задолго до него…» Это он писал о самом себе, и имел на то полное основание. Но в момент душевной слабости, надо полагать, он не мог не задуматься на какое-то мгновение о простом человеческом счастье, которое так и осталось ему недоступным.
          Но это был лишь миг тоски и тяжелых раздумий. Еще немного, и Гений меланхолии поднимет голову, снова возьмет в руки орудия своего творческого труда и продолжит поражать мир своим талантом.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         Однажды император Максимилиан приказал художнику Альбрехту Дюреру сделать на стене большой рисунок, но так как Альбрехт не обладал достаточным для того ростом, то Максимилиан тотчас велел одному из присутствовавших дворян лечь на землю, чтобы художник, стоя на нем, мог докончить свой рисунок.
          - Но если я дозволю какому-то живописцу топтать себя ногами, то это унизит и обесчестит дворянство, - почтительно заметил дворянин.
          - Альбрехт благороден, - ответил император, - и даже более, чем какой-то дворянин, благодаря своему необычному искусству. И если я могу по своей воле из крестьянина или из какого иного человека незначительного происхождения сделать дворянина, то сделать из дворянина подобного художника я не могу.
          После чего император пожаловал Альбрехту также герб, состоящий из трех серебряных или белых щитов в лазурно-голубом поле.

          P.S.Аналогичную историю рассказывали и о Гансе Гольбейне Младшем, который спустил с лестницы некоего графа и получил за то прощение короля Генриха VIII, заявившего, что он может запросто из семи мужиков сделать семь графов, но даже из семи графов не сможет сделать одного Гольбейна. Оба анекдота приведены в «Книге о художниках» Карела ван Мандера (1604).