January 9th, 2020

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ФИЛИПП ОТТО РУНГЕ. МЫ ВТРОЕМ

         В 3 часа утра 6 июня 1931 года в Мюнхене случилась страшная трагедия: загорелся Стеклянный дворец, в котором экспонировались произведения искусства как современных, так и классических немецких живописцев, в том числе проходила специальная выставка «Произведения немецких романтиков от Каспара Давида Фридриха до Морица фон Швинда». Всего во время пожара погибло (было безвозвратно утрачено) более трех тысяч (!) произведений искусства, из них – 110 из числа представленных на выставке романтиков. Среди этих 110-ти погибших картин были и три самых значительных произведения, принадлежавшие кисти Филиппа Отто Рунге. Одно из них – тройной портрет «Мы втроем».
         Рунге вообще не слишком повезло и в жизни, и с посмертной славой. Он прожил всего 33 года, вполне достаточно, чтобы оставить после себя солидное творческое наследие, но явно слишком мало, чтобы приобрести общеевропейскую славу. К тому же он был одним из основателей романтизма в Германии, а это художественное течение начала 19 века было слишком камерным и локальным.
         Картину «Мы втроем» Рунге написал в 1805 году, за пять лет до смерти. На ней изображены сам художник, его супруга (или невеста) Паулина и его старший брат Даниэль. Филипп и Паулина размещены в правой части полотна, а Даниэль Рунге стоит слева, прислонившись спиной к стволу дуба, увитому плющом.
         Паулина нежно прильнула к мужу, ее левая рука лежит на его плече, но при этом пальцы ее правой руки сплетены с пальцами ее деверя. Руки Филиппа Рунге сложены на груди в закрытом жесте. У всех троих сосредоточенные, серьезные и даже мрачные лица. Ощущение печали и меланхолии добавляет и фон: явно фантазийный пейзаж с неопределяемым временем года и темно-серыми облаками. Пейзаж виден в просвет между фигурами, центр его занимают два тонких деревца, одно из которых странным образом изогнулось рядом со вторым, устремлённым вверх.
         Судя по всему,идея картины изначально заключалась в том, чтобы показать идеальные отношения между близкими людьми: любовь, супружескую и братскую, и дружбу между родственникамии единомышленниками. Но что же получилось у Рунге на самом деле?
         Паулина Рунге проявляет к мужу нежность, явно ждет от него ответной ласки, но он зажал руки, и смотрит не на нее, и не на брата, а на зрителя, причем взгляд его полон укоризны, тогда как в глазах Паулины можно увидеть затаенную тревогу. Даниэль Рунге смотрит на зрителя чуть искоса и приэтом внимательно, а, возможно, даже с некоторым презрением.
         Его рука, сплетенная с рукой его невестки, указывает на то. что между ними в течение некоторого времени уже существуют отнюдь не братские или дружеские отношения. Косвенно на это намекает и плющ (женское начало), обвивающий дуб (мужское начало) за его спиной, и дупло на стволе этого дуба.
         Паулина явно испытывает чувство вины и при этом очень хочет чтобы муж не узнал об измене. А выражение лица Филиппа, а также положение его рук указывает на то, что он в курсе. Впрочем, вероятно, он все-таки не желает окончательного разрыва с женой и потому не отталкивает ее. Но разрыв с братом уже, похоже, состоялся, поскольку на картине Филиппа и Даниэля Рунге не связывает ничего (даже крона дуба, которая сливается с волосами Даниэля, расположена выше головы Филиппа).
         Вероятно, художник собирался рассказать совершенно другую историю, и очень может быть, что эта измена вообще случилась лишь в его воображении. В биографии Филипа Рунге обычно упоминается о том, что он очень дружил со своим братом Даниэлем, и что его брак с Паулиной Сюзанной Бассенж, дочерью перчаточного фабриканта из Дрездена был вполне счастливым (их единственный сын родился на следующий день после смерти Филиппа и был назван в честь отца). Но кто знает, что там у них происходило на самом деле…
         P.S.Филипп Отто Рунге был одним из первых теоретиков живописи в Германии, он разработал первую в истории искусства трехмерную систему цветоделения и цветовой классификации, которой посвятил свой трактат«Цветовая сфера»
         

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         Как-то раз престарелому Гете рассказали о смерти его друга, которому было семьдесят лет. Писатель на это заметил:
          - Я удивляюсь, как это у людей не хватает характера жить дольше.