January 15th, 2020

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ЯН ВАН ЭЙК. ПОРТРЕТ ЧЕТЫ АРНОЛЬФИНИ

Часть 3.

         Еще одной загадкой, которую до сих пор пытаются разрешить исследователи, является смысл действа, которое происходит на картине. Тон всем дальнейшим изысканиям задал еще в начале 17 века небезызвестный Карел ван Мандер. В главе своей  «Книги о художниках», посвященной Яну ван Эйку, он написал следующее:
         «…Ян написал также масляными красками на маленькой доске мужчину и женщину, которые в знак согласия на брак подают друг другу правую руку и их венчает соединяющая их верность…»
         Мандер был довольно небрежен с фактами, которые излагал в своей книге, зачастую он полагался лишь на свою память, не перепроверяя информацию, или вообще пересказывал какие-то непроверенные сведения. Поэтому у современных искусствоведов есть некоторые сомнения по поводу того, действительно ли он описал «Портрет четы Арнольфини». Тем более, что дальнейший текст, посвящённый картине, содержит следующее:
         «…Эта маленькая картинка, сделавшаяся потом, как я знаю, собственностью некоего цирюльника в Брюгге, попалась на глаза Марии, тетке испанского короля Филиппа, и вдове венгерского короля Лудвига, павшего в битве с турками. Благородная принцесса, будучи страстной любительницей искусства, так восхитилась достоинствами этой картины, что дала за нее цирюльнику место, приносившее ему доход…»
         Мария Венгерская действительно была владелицей «Портрета четы Арнольфини», но она не выкупала его у безымянного цирюльника в обмен на доходное место, а, согласно существующим документам, унаследовала его после смерти своей тетки принцессы Маргариты Австрийской в 1530 году. И никакого цирюльника среди владельцев картины вообще-то не наблюдается.
         Поэтому версия  Карла ван Мандера о том, что на картине изображено обручение, также вызывает сомнения. Если он, конечно, на самом деле имел в виду «Портрет четы Арнольфини». Ведь он пишет о портрете, на котором можно увидеть «мужчину и женщину, которые в знак согласия на брак подают друг другу правую руку и их венчает соединяющая их верность».
         Джованни Арнольфини левой рукой держит правую руку своей жены. А что касается «соединяющей их верности», то эта фраза тоже вызывает большое недоумение. Символом верности на картине может считаться собачка (либо предок брюссельского грифона, либо аффенпинчер). Однако согласно средневековой традиции собака в качестве символа супружеской верности изображалась в ногах у женщины  (очевидно, от мужчин никто верности в браке и не ожидал).

         Свеча в люстра, висящей над супружеской парой обычно трактуется как всевидящее око Господа, свидетеля брачного союза. В Средние века во время свадебной процессии большую горящую свечу несли впереди, а иногда во время свадьбы жених торжественно передавал свечу невесте. Кстати, при наличии на свадебной церемонии горящей свечи, обозначавшей
присутствие на свадебной церемонии самого Иисуса Христа, иные свидетели уже не требовались.
        Еще один объект, расположенный над супругами Арнольфини – это зеркало, объединенное в единую систему вместе с висящими рядом с ним четками. Предполагается, что точки зрения теологической символики такое выгнутое зеркало является так называемым «speculum sine macula», то есть «зеркалом без изъяна», свидетельствующее о девственной чистоте невесты, от которой, согласно тогдашним идеальным представлениям о браке, ожидалось, что и в супружеской постели она останется такой же невинной и целомудренной. Кстати, и четки, и зеркало указывают на символическуюсвязь образа женщины с Богоматерью
         В общем, с точки зрения позднейших исследователей, объяснение Карла ван Мандера о том, что на картине Яна ван Эйка изображена помолвка, не выдерживает никакой критики. И следующая оригинальная теория была выдвинута уже в 20 веке Эрвином Панофским.

         Продолжение следует…
 

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

       Князь Михаил Голицын, бывший шутом при дворе Анны Иоанновны, слыл большим шутником и острословом. Как-то раз он явился поздравить своего приятеля, восьмидесятилетнего генерала, который недавно женился на молоденькой и хорошенькой девушке. Генерал пожаловался ему:
         - Конечно, я уже не могу надеяться иметь наследников…
         - Конечно, не можете надеяться, - отвечал ему Голицын, - но всегда можете опасаться!