January 21st, 2020

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

СИБИЛЛА КЛЕВСКАЯ, ПРИНЦЕССА, КРАСАВИЦА И МУЗА
Часть 1.
         В 1526 году пятидесятичетырехлетний художник из Виттенберга Лукас Кранах Старший наконец-то встретил свою музу. Ею оказалась невеста Иоганна Фридриха, племянника и наследника курфюрста Саксонии Фридриха III Мудрого. Девочку, которой тогда едва исполнилось четырнадцать лет, звали Сивилла Клевская, и она была старшей дочерью герцога Клевского Иоганна III Миротворца и Марии фон Юлих-Берг. Ее младшая сестра Анна была четвёртой женой короля Англии Генриха VIII.
         Лукас Кранах был не просто придворным художником курфюрста Саксонии, он имел дворянское звание и был доверенным лицом своего государя и даже фактическим воспитателем его племянника. Художник с 1515 года был постоянным членом городского совета Виттенберга, а позднее три раза избирался бургомистром. В его доме в Виттенберге  не брезговали останавливаться и коронованные особы. А еще он имел лицензии на торговлю спиртным, книгопечатание и аптекарскую деятельность. В общем, он был человеком солидным, состоятельным (в 1520-х года Кранах был самым богатым жителем Виттенберга), уважаемым и прочно женатым. Женился он еще в 1512 на дочери богатейшего пивовара Барбаре Бренгбир, и супруга родила ему пятерых детей.
         Но вот один мимолетный взгляд на невесту своего воспитанника, и сердце стареющего художника начло биться с непривычной интенсивностью. Сибилла Клевская отличалась своеобразной внешностью, которую и в наше время, вероятно, сочли бы интересной, и легким, игривым нравом. К тому же она была прекрасно образована и остроумна.
         Поскольку переговоры о браке без особых усилий со стороны высокочтимой делегации увенчались успехом, Кранах приступил ко второй части своих посольских обязанностей и начал писать портрет юной невесты.
         Картина эта традиционно называется «Портрет принцессы Сибиллы Клевской в свадебном платье».
Здесь художник впервые отказывается от обычного для его предыдущих работ фонового пейзажа, и помещает свою героиню на глухом темном фоне. Таким образом, яркая и эффектная фигура юной красавицы в великолепном золотисто-красном наряде действительно смотрится более выразительно и декоративно.
         Кранах тщательно выписывает все детали ее наряда:  свадебный венец, сплетенный из тонких золотых нитей и украшенный цветами и пером, массивные золотые цепи на шее и лифе платья, сложные рукава с буфами. Любопытной деталью является то, что на руках девочки еще нет никаких колец.
         Но более всего его волнует юная, расцветающая красота Сибиллы. Кранах откровенно любуется ее роскошными рыжими волосами, темными, внимательными, чуть раскосыми глазами, белоснежной кожей. Лицо Сивиллы Клевской имеет очень узнаваемые черты: чуть раскосые глаза, тонкий нос, пухлые губы, характерный овал лица, сужающийся книзу.
         Надо полагать, что Иоганн Фридрих, увидевший такой портрет своей невесты, был в полном восторге. Кстати, жених был старше невесты на девять лет. А что обо всем об этом думал Лукас Кранах, сказать сложно. Очень может быть, что он старался лишний раз наедине с юной невестой не оставаться, и почаще напоминать себе, что его старший сын Ханс Кранах всего на год младше Сибиллы.
         Венчание Сибиллы и Иоганна Фридриха Великодушного состоялась в июне следующего, 1527 года в замке Бург. Вероятно, невеста была именно в том великолепном наряде, в котором ее изобразил Лукас Кранах Старший.
Продолжение следует…

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

        Одна танцовщица, которая с возрастом потеряла возможность легко и грациозно порхать по сцене, решила заняться пением. Она выучила несколько легких арий, а затем явилась к композитору Рихарду Вагнеру и попросила ее прослушать. После того, как ее вокальный репертуар был исчерпан, Вагнер попросил ее продемонстрировать свое искусства танца. Когда она закончила выступление, в комнате воцарилось молчание.        
          Наконец, артистка не выдержала и спросила:
        - Скажите же, маэстро, понравилась ли вам, как я пою?
        - Для танцовщицы весьма неплохо. И, кстати, для певицы вы неплохо танцуете, - ответил Вагнер.