January 23rd, 2020

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

СВЯТАЯ МЕЛАНИЯ И ЕЕ СВАДЬБА

         «Маланьины сборы:
         Наварила, ровно на Маланьину свадьбу,
         Наряжается, что Маланья на свадьбу.
         Деловая Маланья и к обедне с прялкой пришла…»
        Кто не слышал про Маланьин свадьбу, для которой соорудили пир на весь мир, ели две недели, да еще осталось. День святой Маланьи отмечали на Руси накануне прихода Нового года, то есть современного Старого Нового года, и обильное угощение ассоциировалось именно с этим праздником.  Русское национальное восприятие, во многом еще оставшееся языческим, включило день памяти святой Мелании в свой народный календарь, описав его специфику в приметах:
        «День прибывает на куриный шаг.
        Если в ночь ветер дует с юга – день будет жаркий и благополучный, если с запада – к изобилию молока и рыбы, а с востока – жди урожая фруктов».
        Но любопытно, что в истории святой, давшей имя новогоднему сочельнику, тоже была свадьба. Но все по порядку.
Мелания родилась в 383 году  в Риме. Ее отцом был  Валерий Публикола, происходящий из патрицианского рода Валериев. Он бы одним из богатейших людей Рима, имея владения в Риме, на Сицилии, в Испании, Галлии, Аквитании, Бретани и в Северной Африке. Мать девочки, Цеиония Альбина, из не менее знатного рода Цеиониев, впрочем, на дочь особого влияния не имела.         Главным человеком в жизни девочки была ее бабушка по отцу, также Мелания, убежденная христианка. Мелания Старшая, рано овдовев, дала обет целомудрия (немного нелогично), раздала свои богатства бедным и вела аскетический образ жизни в Иерусалиме, где основала женский монастырь, наездами бывая в Риме.
        Валерий Публикола, у которого не получилось обзавестись сыном, был убежден, что единственное предназначение его дочери заключается в том, чтобы родить ему внуков, дабы они продолжили его род. Поэтому, едва девочке исполнилось 14 лет, он выдал ее замуж. Надо полагать, что «свадьба пела и плясала» на весь Древний Рим.
        Молодой муж, которого звали Апиниан (или Валерий Апиниан), по своему происхождению полностью соответствовал требованиям придирчивого тестя, и возможно, был неплохим человеком, но совершенно несамостоятельным. Тестя он боялся больше всего на свете и ни за что не решился бы ему перечить. С самого начала совместной жизни Мелания, которая, как и ее бабушка дала обет целомудрия, умоляла супруга жить с ней в непорочности. Но под давлением Валерия Публиколы, Апиниан заставил Меланию заниматься с ним сексом, пока она не забеременела.
        Мелания родила девочку, и интимные отношения супругов продолжилась, потому что семье требовался наследник мужского пола. Мальчик, которого Мелания все-таки родила, умер сразу после родов. А через несколько месяцев скончалась и старшая девочка. Возможно, проблема заключалась в том, что супруги  были двоюродными братом и сестрой.
        После этого Мелания заболела (скорее всего, это были последствия тяжелой беременности и родов, а возможно, и послеродовая депрессия)  Апиниан, который может быть даже по-своему и любил Меланию, видя её страдания, дал, наконец, обет целомудрия, если она выздоровеет. И, что совершенно закономерно, она выздоровела (очевидно, гормональный фон пришел в норму). Апиниан честно исполнил обет, к великому сожалению Публиколы. Но здесь муж оставался непреклонен.
        Через несколько лет Валерий Публикола тяжело заболел, и лежа на смертном одре, он, наконец, попросил у Мелании прощения за то, что препятствовал ей в целомудрии, заклинал молиться за него и оставил дочери в наследство все свои владения.
        В 406 году Мелания и Апиниан увидели один и тот же сон: они карабкались на очень высокую стену, чтобы протиснуться в узкую дверь, ведущую в Царствие Небесное. Мелания рассказала об этом сне бабушке, а та посоветовала ей уехать из Рима в загородную резиденцию и постараться вести как можно более аскетичную жизнь.
        Вот тогда Мелания и Апиниани решили продать все свои владения в Италии, чтобы помочь нуждающимся, и переехать в Северную Африку. Родственники, что вполне объяснимо, отнеслись к этому решению очень плохо. Брат Апиниана Валерий Север даже попытался воспрепятствовать этому, подавая иски в трибуналы (вполне современный способ). Как выяснилось позднее, проблемы начались не только у родственников.
        Мелания попросила помощи у тёщи императора Гонория, Серены. Серена употребила все свое влияние, и, в конце концов, имущество Мелании было распродано. Эта распродажа была настолько огромной, что дестабилизировала экономику Западной Римской империи в критический момент, когда существовала острая необходимость в денежных ресурсах для финансирования армии для борьбы с готами Алариха. Серену за ее помощь Мелании позднее объявили предательницей Рима и казнили по приговору Сената.
        На деньги, вырученные от продажи имущества, Мелания помогала многим бедным и больным людям, улучшала условия заключенным, выкупила из неволи множество рабов. А также значительная часть ее средств была направлена на помощь церквям и монастырям, особенно  в Палестине, Сирии и Египте. В общем. Мелания постаралась облагодетельствовать абсолютно всех, употребив на это существенную часть своих доходов, сопоставимых с государственным бюджетом всей Римской империи.
        В 410 году начался новый этап вторжение Алариха в Италию, но Мелания с мужем, матерью и бабушкой успели сбежать в Северную Африку. По дороге им пришлось искать убежища на острове Липари, жители которого очень страдали от набегов пиратов, наводнивших Средиземноморье. Мелания фактически выкупила покой для островитян, отдав пиратам весьма приличную сумму.
        После этих приключений, семейству все-таки удалось добраться до Африки, где они поселились в своем имении в Тагасте (Нумидия), которое они предусмотрительно не стали продавать. Там они познакомились и подружились с Блаженным Августином. А Мелания продолжила свою благотворительную деятельность. Она основала в Тагасте два монастыря и по-прежнему щедро помогала бедным и больным. В промежутках между своей бурной общественной жизнью, она молилась и постилась.

        В 417 Мелания переезжает в Палестину вместе с мужем и матерью. Следующие 22 года она прожила в Иерусалиме. Разумеется, заниматься благотворительностью она продолжила и там. Деньги от продажи итальянских имений к тому времени уже закончились, но оставались владения в Испании. Мелания продала и их, и этого хватило не только для помощи бедным, но также и для основания большого монастыря близ горы Елеонской. Здесь она познакомилась с Иеронимом Стридонским и стала его верной сподвижницей.
        Особое удовольствие Мелания находила в посещениях отцов-пустынников, ее очень впечатляла простота их аскетичной жизни.
        Мать Мелании Альбина умерла в 431 году, а в 436 году Мелания отправился в Константинополь, чтобы присутствовать при крещении ее богатого дяди Руфия Антония Агриппина Волузиана, находящегося при смерти, и пожелавшего умереть христианином (и новое наследство не помешало).
        В 437 году императрица Элия ​​Евдокия, супруга императора Феодосия II, совершила паломничество в Иерусалим и обратилась к Мелании за советом, как именно ей лучше помочь церквям и монастырям святого города. Разумеется, Мелания постаралась направить энтузиазм своей высокопоставленной подруги в правильное русло.
        В декабре 439 года, предчувствуя скорую смерть, Мелания едет в Вифлеем, чтобы принять участие в Рождественской службе. 31 декабря Мелания спокойно умирает в возрасте 56 лет, произнеся перед смертью слова: «Как угодно было Господу, так и сделалось».
        День ее памяти, празднуемый в день ее кончины, по воле случая совпал с кануном Нового года, и превратился в славянских странах в Щедрый вечер. День святой Маланьи был посвящён приготовлению к максимально обильному праздничному застолью, поскольку наши предки верили, что чем изобильнее и разнообразнее будет стол, чем радостнее и добродушнее будет застолье, тем более благополучным будет год. С Маланьей связывалось изобилие, праздничная одежда и большие приготовления. С учетом того, что святая Мелания была женщиной богатой и щедрой, эта мистическая связь не лишена определенного смысла.
        В общем,
        «…Охала Маланья,
        Что уехал Ананья.
        Охнет и дед,
        Что денег нет…»

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         В некоем краю у женщин было обыкновение избирать себе апостола по жребию. На двенадцати свечах писали имена апостолов, по одному на каждой, благословляли свечи у священника и клали все вместе на алтарь. Засим подходили по одной, чтобы вытянуть свечу, и которого апостола имя на ней обнаружится, тот делается для женщины предметом  особливого почитания и благоговения.
          Одна женщина, вытянув апостола Андрея, осталась сим недовольна и, положив свечу обратно, захотела другого. Снова вынулся ей Андрей; она однако ж упорствовала, пока не достался ей кто-то ей по нраву. Этому обретенному заступнику она усердно поклонялась всю жизнь. Однако, в смертный час увидела, что при одре ее стоит и помогает ей не он, а другой.
«Смотри, - говорит ей тот, - я – Андрей, коим ты пренебрегала».
          Из сего следует, как замечает Цезарий Гейстербахский, что иногда святые по своей воле навязывают себя людскому благоговению.