February 5th, 2020

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ПАРА СЛОВ О «ПОГРЕБЕНИИ ГРАФА ОРГАСА» ЭЛЬ ГРЕКО
         В середине 1580-х годов священник церкви Сан-Томе в Толедо Андрес Нуньес заказал своему прихожанину и другу, художнику Доменикосу Теотокоопулосу, который сам называл себя Доменико Греко, а в историю искусства вошел под именем Эль Греко, картину, посвященную памяти местного аристократа дона Гонсало Руиса. В итоге Эль Греко создал настоящий шедевр, синтетическое произведение, соединившее в себе, живопись, философию, теологию и историю.
         Дон Гонсало Руис, уроженец Толедо и сеньор города Оргас, стал именоваться графом уже после смерти, когда его семья получила этот титул. При жизни он считался человеком набожным и благочестивым, к тому же известным своей благотворительностью. Незадолго до смерти, в начале 14 века он издал указ о введении специального налога для расширения и украшения церкви Сан-Томе. Граф Оргас умер в 1312 году, и после его смерти прихожане какое-то время этот налог не платили. Затем был начат судебный процесс, деньги с прихожан взыскали, и на полученную сумму было решено заказать картину для часовни Святой Девы.
           Сюжетной основой картины послужила местная легенда, согласно которой во время погребения графа Оргаса с небес сошли святой Стефан и святой Августин, чтобы похоронить его собственноручно.
Эль Греко четко делит композицию на две части. Нижнюю занимает мир земной, выполненный в подчеркнуто натуралистической манере. Центром земной зоны является тело покойного графа, которое поддерживают святые Стефан и Августин в шитых золотом далматиках. На ризе святого Стефана художник изобразил сцену его мученичества. В качестве участников похорон художник изобразил видных граждан Толедо, а также выдающихся современников.  В сцене присутствуют и он сам (мужчина, который смотрит прямо на зрителя над головой святого Стефана) и его сын Хорхе Мануэль (маленький мальчик с факелом в левом нижнем углу картины).
      Верхнюю часть картины занимает мир небесный. Ее центром является восседающий на престоле Иисус Христос, которого окружает сонм ангелов,  святых, апостолов и библейских царей, среди которых присутствует и испанский король Филипп II. Фигура Христа в белых одеждах венчает треугольник, который составляют Богоматерь и Иоанн Креститель. К ним, в Горнюю Обитель, ангел поднимает душу усопшего в образе младенца.  Фоном служат голубовато-серые облака, в холодном свете которых вытянутые, слегка деформированные фигуры святых кажутся призрачными..
         Эль Греко создает исключительно богатое и одновременно изысканное колористическое решение. Черным одеяниям похоронной процессии противопоставляются шитые золотом ризы святых, в блестящих металлических доспехах графа Оргаса отражается фигура святого Стефана. В верхней части композиции доминирует более сдержанная гамма, состоящая из различных оттенков серого и бежевого тонов. Экспрессивные взгляды и жесты персонажей делают сцену чрезвычайно динамичной.
         Несмотря на то, что композиция произведения является достаточно традиционной для того времени, и к тому же содержит явные отсылки к византийскому иконописному канону «Успения Богоматери», она позволила Эль Греко высказать свои самые сокровенные мысли. Художник решительно устранил разделение между земным и небесным мирами, связующим звеном между ними оказалась бессмертная человеческая душа в виде младенца, несомого ангелом.
       Граф Оргас был по сути самым обычным человеком, и при этом силы земные и небесные объединились, чтобы прославить его и проводить в последний путь. Вероятно, в этом и заключается основная идея Эль Греко – наглядно показать зрителю, что жизнь любого человека бесценна, не только для его близких, но и для всего универсума.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         Мигель де Сервантес свою очередную пьесу писал более десяти лет, а когда, наконец, закончил, то аккуратно свернул рукопись, перевязал ее лентой, надел парадный камзол и отправился в театр. А там он увидел, что за кулисами царит суета и беспорядок, все носятся по зданию, директор ругается с кассиром, служители таскают туда-сюда какие-то декорации, а в углу на бочонке примостился какой-то человек, который очень быстро строчил что-то на листках бумаги. Время от времени к нему подбегали актеры, выхватывали у него записи и спешили на сцену.
      - Кто этот человек? – поинтересовался удивлённый писатель у театрального служителя. – И что здесь происходит?
       - А, это наш Лопе де Вега, - махнул рукой служитель. – Он как раз дописывает свою пьесу к вечернему спектаклю.
       Сервантес покачал головой и отправился восвояси.