February 12th, 2020

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

БЕЗУМИЕ КАМИЛЛЫ КЛОДЕЛЬ
Часть 2.
        Как именно произошло знакомство Родена и Камиллы Клодель, в разных источниках описывается по-разному. Наиболее прозаичной кажется версия, по которой мэтр, поддавшись на уговоры Альфреда Буше, согласился позаниматься с его ученицами и сам пришел к ним в ателье Камиллы на улице Нотр-Дам-де-Шан. Посмотрев на работы девушек, он предложил только одной Камилле перейти в его мастерскую, сочтя, что другие молодые скульпторши недостаточно талантливы для того, чтобы уделять им какое-либо внимание.
        В другом варианте развития событий, предполагается, что Буше лично привел Камиллу в мастерскую Родена. Тот поначалу предложил ей работу секретарши, от чего она решительно отказалась, затем, заметив ее красоту, предложил позировать. Камилла же дерзко заявила, что желает сама лепить его портрет. Роден сдался, и оставил девушку у себя.
        Истина, видимо, как всегда находится где-то посередине. Впрочем, гораздо позднее Джесси Липскомб утверждала, что одно время она занималась в мастерской Родена вместе с Камиллой и даже лепила драпировки для знаменитой композиции «Граждане Кале».
        Но как бы там ни было, сначала Камилла стала подмастерьем Родена, делая всю подготовительную работу вплоть до сколачивания подставок для глиняных макетов, затем натурщицей, а потом и любовницей. Камилле тогда едва исполнилось девятнадцать лет, Роден был на двадцать лет ее старше. Она была совершенно неискушенной и невинной девочкой, он – признанным гением, опытным, уверенным в себе мужчиной, утомленным своим гражданским браком с женщиной, не имевшей никакого отношения к искусству, но при этом верной и преданной подругой, матерью его сына.
        Сначала Роден не понравился Камилле именно как мужчина, но потом постоянная совместная работа сблизила их и бросила в объятия друг друга. И они стали любовниками, что было вполне предсказуемо, так же как и то. что этот роман не имел никаких перспектив.
        Конечно, те десять лет, что они были вместе оказались максимально плодотворными для обоих. Роден и Камилла обменивались творческими идеями, так что их работы этого периода подчас очень сложно различить. Страсть только подстегивала творческий процесс. Оба предпочитали не афишировать отношения. Роден не хотел, чтобы о них с Камиллой узнала Роза Бёре, его гражданская жена, а Камилла понимала, что ей придется порвать с семьей, если родственники узнают о ее связи.
        И она оказалась права. Когда слухи о ее романе (и отнюдь не платоническом) с Роденом дошли до Луизы Клодель, мать фактически отреклась от нее, обозвав сумасшедшей и запретив появляться в доме. В чем-то мадам Клодель даже можно понять. Камиллу переделать было невозможно, но в семье подрастали еще две девочки, их нужно было выдавать замуж, а тут старшая сестрица с подмоченной репутацией.
        Роза Бёре отнеслась к очередному роману Родена вполне философски. Она понимала, что если он попытался скрыть эти отношения, значит это для него было важно, и он не собирается бросать ее, а в конце концов ввернется, как возвращается всегда.
        Но вот Камилла, лишившись поддержки семьи, оказалась в полной зависимости от своего любовника. Ее собственные работы, которые хвалили и каждый год принимали в Салон, тем не менее не покупали. Ее воспринимали лишь как некое приложение к Родену. Ей уже было около тридцати, а ее по-прежнему считали его талантливой ученицей.
        Постепенно такое отношение начало ее бесить. Камилла несколько раз пыталась разорвать эту связь или изменить суть отношений с Роденом. Однажды она на все лето уехала в Англию к Джесси Липскомб, вероятно, чтобы попробовать доказать самой себе, что может жить без него.
        Ничего не получилось. Вернувшись, она снова окунулась в обычные бурные отношения с Огюстом. Соскучившийся по ней Роден был невероятно мил, и даже подписал контракт, который составила ревнующая его Камилла, в котором он обещал, что никогда больше не возьмет в свою мастерскую ученицу и что женится на ней (когда-нибудь).
        Затем они вместе поехали в путешествие по родным местам Бальзака, поскольку Родену понадобился натурщик похожий на писателя для работы над очередным портретом. Вероятно, как раз после этой поездки Камилла забеременела, а потом лишилась ребенка. Даже ее биографам точно неизвестно, был ли это выкидыш или сознательный аборт.
        Роман, тем не менее, продолжается. Роден придумывает всевозможные отмазки для Розы Бёре, чтобы проводить как можно больше времени с Камиллой в своей тайной мастерской на Итальянском бульваре (наивный!) Камилла становится почти официальной спутницей Огюста, который появляется с ней в художественных кругах, представляя своим друзьям художникам, скульпторам, коллекционерам, а также критикам и литераторам. Благодаря Родену она приобретает некоторую известность в соответствующей среде. Но надо полагать, что будучи амбициозным художником, она не могла не понимать, что по-настоящему никто не оценивает ее работы, нисколько не менее талантливые, чем у ее наставника. По сути, попав к Родену она лишилась возможности развиваться самостоятельно.
        И постепенно, примерно с 1893 года, между ними началось охлаждение. Камилла снова заговорила о том, чтобы узаконить их отношения, на что Роден на сей раз ответил
категорическим "НЕТ!!!" Но поначалу все же казалось, что они расстались, как цивилизованные люди. Иногда они даже встречались, обменивались поздравлениями по поводу очередных успехов. Роден, чувствуя свою вину, старался продвигать свою бывшую пассию, помогал ей деньгами и рекомендациями, всячески способствовал тому, чтобы она могла выставляться.
        Камилла же отзывалась о нем все более злобно и язвительно, обзывала светским львом, обвиняла в том, что он превратил мастерскую в коммерческий конвейер и фактически предал творческие идеалы. В начале 1900-х годов у нее случился короткий роман с Клодом Дебюсси, вроде бы совершенно платонический.
        Это было время ее последнего творческого подъема, когда она создала несколько совершенно гениальных вещей, в том числе «Вальс» и «Клото», но постепенно энергия начала угасать, и в поведении Камиллы окружающие стали замечать некоторые странности. Иначе говоря, постепенно она начала сходить с ума.
Продолжение следует…

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

         Однажды Ренуара пригласили принять участие в выставке французской скульптуры, которая должна была проходить в Америке. Он плохо себя чувствовал и попросил своего друга Амбруаза Воллара сообщить комиссии, которая отбирала работы для экспозиции, что он хотел бы отправить в Америку свою «Венеру». Воллар отправился в Гран-Пале, где заседала комиссия и увидел, что вся комиссия занимается тем, что взвешивает на весах каждую скульптуру.
         - У нас жесткий лимит по весу, - объяснил один из членов комиссии, - 25 килограммов – принять, 35 – пересмотреть, а если больше 40, то отказать. А сколько весит скульптура месье Ренуара?
         - Полагаю, около 175 килограммов, - ответил Воллар.
         - 175 килограммов для перевозки в Америку всего одной статуи! Но это немыслимо, - возмутились члены комиссии. –Это значит, что пять или даже шесть товарищей месье Ренуара не смогут отправить свои работы на выставку. Нет, установленные правила мы не можем преступать.
         Воллар повернулся, чтобы уйти, но тут его окликнул председатель комиссии:
         - Постойте, месье Воллар. Передайте месье Ренуару, что эту несправедливость я беру на себя. Для него мы пойдем даже на 175 килограммов. Только пожалуйста, не рассказывайте об этом никому. Мы ведь только что отказали в 70 килограммах одному академику!