February 20th, 2020

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

        ПОЛЬ ДЕЛАРОШ. ПОРТРЕТ ГЕНРИЕТТЫ ЗОНТАГ

        Ипполит Деларош, традиционно именуемый по его домашнему прозвищу – Поль, никогда не считал себя портретистом. Он был мастером исторического жанра и очень этим гордился, поэтому все остальное – пейзаж, натюрморт и портрет в том числе, считал всего лишь вспомогательными жанрами, которые лишь дополняют его основные, гораздо более значительные замыслы. Так что если он писал портрет, то это означало, что личность портретируемого имеет для него особое значение.

        И вот, на рубеже 1820-х-30-х годов году он создает сразу два портрета знаменитой немецкой певицы Генриетты Зонтаг, что однозначно свидетельствует о том, что это была исключительно незаурядная личность.

        Генриетта Гертруда Вальпургис Зонтаг родилась в 1806 году театральной семье, ее родители были кочевыми комедиантами, а младший брат Карл (он родился в 1828 году) стал известным театральным актером. Сама Генриетта начала участвовать в постановках вместе с родителями с пяти лет, но позднее выяснилось, что главное ее сокровище – не талант драматической актрисы, а великолепный певческий голос. В 1816 году, то есть в возрасте 10 лет девочка начала учиться вокалу в Парижской консерватории. Курс она прошла за четыре года, а в 1820, то есть, когда ей исполнилось 14, она дебютировала на оперной сцене в Праге.

        Зонтаг была любимой певицей Карла Марии Вебера, для нее он даже написал заглавную партию в опере «Эврианта», и она спела ее на премьере 1823 году. А Бетховен только ее хотел видеть в качестве исполнительницы сольной партии сопрано в Девятой симфонии, и в 1824 году она спела и на этой премьере. У Зонтаг было великолепное сопрано, замечательный голос, отличавшийся исключительной чистотой и лёгкостью вокализации, а также редкой пластичностью и колоратурной виртуозностью.

        Она очень быстро приобрела общеевропейскую известность, стала, как бы это назвали сейчас, публичной личностью, о ней часто писали европейские газеты. Талант Генриетты Зонтаг высоко ценил прусский король и даже давал ей личные аудиенции.

        Ее главной соперницей на сцене была испанская певица Мария Малибран, причем соперничали они и в личной жизни, поскольку обе были влюблены в бельгийского скрипача и композитора Шарля де Берио. Удача улыбнулась Малибран, которая в 1828 году развелась с первым мужем и тут же вышла за своего скрипача. Зонтаг устроила свою личную жизнь в том же году, выйдя замуж за сардинского посланника в Париже графа Пелегрино Луиджи Росси. Поскольку он был аристократ, а она – артистка, некоторое время эти отношения сохранялись в тайне (которая, разумеется, была секретом Полишинеля для всей Европы). Разумеется, все это любовно-вокальные перипетии только подогревали интерес публики к выступлениям обеих певиц.

        В 1830 году прусский король, большой поклонник таланта Зонтаг, возвел ее в дворянское достоинство. Она получила фамилию фон Лауенштейн, после чего она покинула сцену, продолжая выступать в концертах, и официально объявила о замужестве. Брак оказался взаимовыгодным: Генриетта получила официальный статус графини со всеми вытекающими привилегиями, а ее супруг, обладавший, как деликатно выражаются историки, весьма скудными средствами, мог припеваючи жить за счет своей жены. Между прочим, когда в 1830-37 годах она гастролировала по России, то за самый маленький домашний концерт она просила не менее 20 тысяч полноценных золотых рублей.

        Деларош писал первый портрет Генриетты Зонтаг как раз в то время, когда она вышла замуж и завершала сценическую деятельность. На картине она изображена поколенно в эффектном модном темно-коричневом платье с украшением в виде большого креста на груди и с модной прической. Предполагается, что это сценический костюм, в котором она исполняла роль Донны Анны в опере Моцарта «Дон Жуан». Этот первый портрет не сохранился. Он находился в Дрезденской картинной галерее, но в 1945 году погиб при бомбежке Дрездена союзниками. Гравюра с этой работы была выполнена в 1882 году американским художником Уиьямом Клоссоном и в настоящее время хранится в Смитсоновском музее американского искусства.

        Второй портрет, погрудный, был написан немного позже, в 1831 году. Сравнивать обе картины достаточно сложно, но судя по всему, более ранний портрет был и более парадным, Зонтаг скорее, была представлена во всем блеске сценической славы, в образе своей героини, но ее внутренний мир оказался закрыт от зрителя. Все-таки это был Донна Анна, а не Генриетта Зонтаг.

        Второй портрет показывает нам иную женщину. Она по-прежнему очень красива («…говорят только о ней, мечтают только о ней, это соловей, это Геба; её глаза великолепным образом выражают немецкую томность и волнуют мужчин, очаровательная ножка и самая утонченная фигура…»), у нее прекрасные большие грустные глаза, но выглядит она какой-то утомленной, словно семейная жизнь постепенно высасывает из нее последние силы. С другой стороны, немного «болезненной интересности», придавали героиням портретов этого периода дополнительное очарование в глазах современников, некоторый романтический флер и загадочность, столь ценимые тогда. Художник помещает свою модель на глухом темном фоне, который почти сливается с платьем, так что из этого сумрака отчетливо выступает лишь лицо Генриетты Зонтаг, полностью захватывая внимание зрителя.

        Во втором портрете по неизвестной причине художник дополняет наряд героини тонкой ниткой черных бус, похожих на четки.

        С конца 1830-х годов Зонтаг уже не выступала на сцене, в качестве супруги итальянского посланника Росси она вела светскую жизнь, много времени проводила во дворцах и аристократических салонах, но иногда все-таки участвовала в благотворительных концертах, продолжая восхищать слушателей.

В 1848 году её муж был убит террористом на лестнице Дворца ватиканской канцелярии, поскольку его политическая позиция казалась равно неприемлемой и консерваторам и радикально настроенным революционерам. Зонтаг осталась вдовой с семью (!) маленькими детьми на руках, и ко всему прочему из-за революционных событий 1848-1849 годов лишилась всего своего состояния. Ей ничего не осталось, как снова начала давать концерты. И снова она имела огромный успех как в Европе, так и в Северной Америке. Но прожила она всего 48 лет, скончавшись на гастролях в Мехико во время эпидемии холеры.

Так что, возможно, Деларош своей интуицией художника действительно уловил некоторые намеки на грядущие трагедии в жизни женщины, которая на первый взгляд казалась абсолютно успешной и благополучной.

P.S. Мария Малибран, извечная соперница Генриетты Зонтаг, прожила всего 28 лет, она скончалась прямо на сцене во время очередного представления, умерев от ран и травм, полученных незадолго до этого при падении с лошади.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

Однажды, играя роль в пьесе Шиллера «Разбойники», актер Николай Рыбаков напялил а себя одновременно турецкие шаровары, ботфорты, итальянскую шляпу и испанский плащ. Ему заметили, что такой костюм невозможен.

- Вот тебе раз! – возразил Рыбаков. – На разбойнике-то? Да он с кого что стянул, то на себя и надел.