February 21st, 2020

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

        ПАРА СЛОВ О «ГОЛУБОМ МАЛЬЧИКЕ» ТОМАСА ГЕЙНСБОРО

          Томас Гейнсборо считал своими главными учителями в искусстве Питера Пауля Рубенса и Антониса ван Дейка. Их творчество он старательно изучал, и не удивительно, что в один прекрасный день, ему захотелось создать портрет в стиле одного из своих кумиров. Предполагается, что композиция картины его картины «Голубой мальчик» соответствует одному из портретов Карла II в детстве работы ван Дейка.
          Моделью для портрета послужил юный Джонатан Баттл, сын торговца скобяными изделиями, хорошего знакомого Гейнсборо, который не отличался благородством происхождения, но зато обладал идеальной аристократической внешностью. Художник облачает его в изысканный дворянский костюм 17 века: голубой атласный камзол с серебряным шитьем и такие же бриджи, рукава и воротник, отделанные изысканным кружевом, белоснежные чулки и туфли с пышными голубыми бантами в тон костюма. В руке у мальчика темная шляпа с пышным белым пером.           Во второй половине 18 века в Англии вообще стало модным позировать в нарядах аристократов прошлого века, и, вероятно, отчасти законодателем этой моды стал и Гейнсборо.
          Гейнсборо предпочитал в качестве основы для своей палитры холодные тона, и данном портрете он демонстрирует свое виртуозное с ними обращение, составляя разные комбинации из светло-голубого, темно-синего, серого, серебристого и темно-зеленого цветов.
          Важную роль в картине играет и пейзаж, который по замыслу художника должен отражать внутреннее состояние его героя. В данном случае за спиной у юноши можно видеть неспокойное предгрозовое небо. Джонатан Баттл отличался сильным и независимым характером, поэтому Гейнсборо и пишет его в изысканном наряде, в позе, одновременно естественной и грациозной, и в то же время полной вызова и даже безрассудства. Взгляд мальчика, твердый и уверенный, направлен немного поверх зрителя, на что-то более важное и значительное для него.
          Гейнсборо был уверен, что благородство человека зависит не от его происхождения, а от внутренних качеств, таких как честь, благородство и достоинство личности, которые могут быть привиты воспитанием или самовоспитанием, и постарался передать эту свою идею в портрете, выбрав идеальную модель – мальчика простого происхождения, но с лицом благородного аристократа.
          Картина хранилась в семье Баттлов до 1796 года. Но после того, как Джонатан разорился, он продал ее, и, сменив нескольких владельцев портрет оказался в собственности герцога Вестминстерского. В 1921 году последний владелец продал ее американскому миллионеру Генри Эдвардсу Хантингтону. Перед отправкой картины в США, ее выставили в Лондонской Национальной галерее, где ее увидели более 90000 человек, а директор галереи написал на обороте холста трогательные слова прощания.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

        Как-то раз Томас Гейнсборо писал портрет знаменитого актера Дэвида Гаррика, но как ни старался, н мог добиться необходимого сходства. Наконец, художник с отвращением и досадой отбросил кисти и сказал:
          - Черт возьми, мистер Гаррик! Вы великий мастер подражать всем, а собственного лица у вас нет!