February 27th, 2020

ПРАЗДНИКИ

ПРАВИЛЬНАЯ МАСЛЕНИЦА

Часть 3.

          По большому счету первые три дня масленичной недели, Узкая Масленица, были только подготовкой в основным трем дням Широкой Масленицы. Настоящее празднование начиналось только в четверг, который именовался «разгуляй» (а также перелом, широкий четверг или разгуляй-четверток).
          Только с четверга полностью прекращались все хозяйственные работы, и единственным занятием людей всех возрастов, званий и сословий было участие во всевозможных забавах и потехах. Все веселились как в последний раз. Помимо катаний с ледяных гор и катаний на лошадях, непременно устраивались кулачные бои, конские бега, а также различные  состязания, специальные места для которых оборудовались на ярмарках. Разумеется, все завершалось бурными пирушками, с поглощением неимоверного количества блинов:
          «Масленица-пышка на улицу вышла,
          На гору катиться, с ребятами драться!
          Ребята – дураки, нажимали кулаки,
          Нажимали кулаки все на Масленицы на боки!»
          Главным же действием в четверг было возведение, штурм и захват снежного городка.
          Молодежь обязательно разводила костры, для того, чтобы прыгать через огонь. Прыгали и женщины, и мужчины, и при этом все праздничные ритуальные действа сопровождались соответствующими песнями:
          «…Яко середу на масленую, на жидовские заговенья
          Воробейко яичко украл, на высокую полечку поклал.
          А слепые-то подглядывали, а глухие то подслухивали,
          А безногие побегли догонять, а безрукие побегли отбирать.
          Маслена, маслена белая нога, а хто не оженится, чирия губа.
          Маслена, маслена белый сыр, а кто не оженится — сукин сын…»
          В некоторых местах, также как и на святки, парни устраивали всевозможные проказы и безобразия. Могли, например, подпереть соседские двери бревном, засыпать снегом ворота и окна в доме, затащить на крышу сарая телегу. Иногда участники этих развлечений рядились в вывернутые шубы, пачкали себе лицо сажей и пугали прохожих.
          С четверга по деревням начинали возить масленичные поезда. В разных местностях устраивали их по-разному. В Белгородской области, например, возили соломенного коня:
           «…Делали большие санки, и на них коня. Для этого брали ржаную солому, длинную и твердую, связывали веревками — это было туловище. Затем делали шею и голову коня. Соломенного коня делали мастера, так как не каждый мог это сделать. Коня обливали водой и оставляли на ночь. До утра он замерзал. Тогда ему рисовали углём глаза. На таком коне катались верхом…»
          А могли также на санках возить живую козу, наряженную в платок, рядом с которой ставили стол с выпивкой.
          Но чаще всего в масленичном поезде везли саму Масленицу. Куклу, изображающую героиню праздника, сооружали из соломы, наряжали в кафтан, сарафан и шапку, на ноги надевали лапти, усаживали в сани и везли с песнями по деревне. Это называлось «встречать Масленицу»:
          «Дорога наша гостья Масленица,
          Авдотьюшка Изотьевна,
          Дуня белая, Дуня румяная,
          Коса длинная, триаршинная,
          Лента алая, двуполтинная,
          Платок беленький, новомодненький,
          Брови черные, наведенные,
          Шуба синяя, ластки красные,
          Лапти чистые, головастые,
          Портянки белые, набеленные…»
          Или:
          «Наша Масленица годовая,
          Наша Масленица годовая!
          Наша Масленица годовая,
          Она гостика дорогая,
          Она гостика дорогая,
          Она пешею к нам не ходит,
          Она пешею к нам не ходит,
          Все на комонях разъезжает,
          Все на комонях разъезжает!
          Чтобы коники были вороные,
          Чтобы коники были вороные,
          Чтобы слуги были молодые!
                  Здравствуй, Масленица!»
         Молодежь, сопровождающая сани с Масленицей, непременно ряженая, причем чаще всего рядились цыганами. А иногда рядом с фигурой Масленицы в сани садится девушка с прядильным станком, которая также изображала  Масленицу. С помощью станка она крутила масло.
          В Ярославской области в масленичный поезд запрягали десять лошадей одну за другой, причем повозку изготавливали специально для празднования. На каждую из лошадей сажали всадника, вымазанного сажей и наряженного в разодранное рубище. Всадники держали в руках метлы или кнуты, и на свои и на лошадиные шеи навешивают коровьи колокольчики. Повозку обвешивали вениками, в нее сажали пьяного мужика, также вымазанного сажей, в одежде, облитой пивом, а рядом с ним ставили бочонок с пивом и открытый сундук с различными припасами – пирогами, рыбой, яйцами, и, естественно, блинами и оладьями. Поезд этот возили сначала по своей деревне, а затем ехали в соседнее село.
          В Сибири в масленичный поезд, составленный из нескольких саней, сажали чучело, которое наделяли известными мужскими атрибутами и наряжали в мужское платье. В передок саней ставилась пустая винная бочка, рядом с ней - стол с закуской и пустыми бутылками и стаканами. В центр саней водружали жердь, на нее надевали колесо, к нему привязывали чучело, а рядом клали еще и корыто:
          «Ой, Масленица-кривошейка,
          Состречаем тебя хорошенько!
          Хорошенько!
          Сыром, маслом, калачом
          И печеным яйцом!»
          «Сударыня наша Масленица!
          Протянися до Велика дня,
          От Велика дня
          До Петрова дня!»

Продолжение следует…

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

НАДЕЖДА ТЭФФИ. ШИРОКАЯ МАСЛЕНИЦА

          Из кухни несется чад, густой, масленный. Он режет глаза, и собравшиеся у закуски гости жмурятся и мигают.
          - Блины несут! Блины несут!
          Несут, но вам не хватит. Ваш сосед взял два последних, а вам придётся подождать «горяченьких».
          Но, когда принесут «горяченьких», окажется, что большинство уже съело первую порцию, – и прислуга начинает подавать опять сначала.
         На этот раз вам достаётся блин – один, всеми отвергнутый, с драным боком и дыркой посредине.
Вы берёте его с кротким видом сиротки из хрестоматии и начинаете искать глазами масло.
          Масло всегда бывает на другом конце стола. Это печальный факт, с которым нужно считаться. Но так как со своим маслом приходить в гости не принято, то нужно покориться судьбе и жевать голый блин.
          Когда вы съедите его, – судьба, наверное, улыбнётся, и вам передадут масло с двух сторон сразу. Судьба любит кротких и всегда награждает их по миновании надобности.
          На самом почётном месте стола сидит обыкновенно блинный враль. Это просто-напросто хитрый обжора, который распускает о себе слухи, что он может съесть тридцать два блина.
          Благодаря этому он сразу делается центром внимания. Ему первому подают, его блины прежде других подмасливаются и сдабриваются всякими масленичными
аксессуарами.
          Съев штук пятнадцать-двадцать, – сколько аппетита хватит, – с полным комфортом, он вдруг заявляет, что блины сегодня не совсем так испечены, как следует.
          - Нет в них чего-то такого, этакого, – понимаете? Неуловимого. Вот это-то неуловимое и делает их удобосъедаемыми в тридцатидвухштучном количестве.
          Все разочарованы. Хозяевы обижены. Обижены, зачем много съел, и зачем никого не удивил.
          Но ему всё равно.
          - Что слава? Яркая заплата на бедном рубище певца!
          Он всех надул, поел, как хотел, и счастлив.
          Ещё несут горяченьких.
          Теперь, когда все сыты, вам дают сразу три хороших горячих блина.
          Вы шлёпаете их на тарелку и в радостном оживлении окидываете глазами стол.
          Направо от вас красуется убранное зеленью блюдо из-под сёмги, налево – аппетитный жбан из-под икры, а прямо у вашей тарелки приютилась мисочка, в которой пять минут назад была сметана.
          Хозяйка посмотрит на вас такими умоляющими глазами, что вы сразу громко закричите о том, что блины, собственно говоря, вкуснее всего в натуральном виде, без всяких приправ, которые, в сущности, только отбивают настоящий вкус, и что истинные ценители блина предпочитают его именно без всяких приправ.
          Я видела как-то за блинами молодого человека великой души, который, под умоляющим взглядом хозяйки, сделал вид, что нашел в пустой банке икру и положил её себе на тарелку. Мало того, он не забывал на кусок блина намазывать эту воображаемую икру и проделывал всё это с такой самоотверженной искренностью, что следившая за ним хозяйка даже в лице изменилась. Ей, вероятно, показалось, что она сошла с ума и лишилась способности видеть икру.
          После блинов вас заставят есть никому не нужную и не милую уху и прочую ерунду, а когда вам захочется спать, – вас потащат в гостиную и заставят разговаривать.
          Пожалуйста, только не вздумайте взглянуть на часы и сказать, что вам нужно ещё написать два письма. Посмотрите на себя в зеркало, – ну кто вам поверит?
          Лучше прямо подойдите к хозяйке, поднимите на неё ваши честные глаза и скажите просто:
          - Я спать хочу.
          Она сразу опешит и ничего не найдёт сказать вам.
          И пока она хлопает глазами, вы успеете со всеми попрощаться и улизнуть.
          А хозяйка долго будет думать про вас, что вы шутник.
          Так чего же лучше?