June 15th, 2020

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

БЕЗУМИЕ ДЖОРДЖИИ О'КИФФ
ЧАСТЬ 8.

Джорджия о'Кифф в своем доме в Абикью. Фотография 1970-х годов

После смерти Альфреда Стиглица Джорджия о'Кифф поняла что в Нью-Йорке её больше ничего не держит. Ей понадобилось чуть менее 3 лет чтобы окончательно и бесповоротно переехать в штат Нью-Мексико. Джорджия приобрела полуразрушенный глинобитный дом в Абикью неподалеку от ранчо Призрака, восстановила его, и в 1949 году окончательно туда перебралась. Она прожила в этом доме более тридцати пяти лет.

В доме Джорджии о'Кифф в Абикью. Фотография 1980-х гг.

О'Кифф продолжала всё также интенсивно работать на натуре, экспериментируя с формами и красками, и постепенно все больше склоняясь к абстракции, но всё меньше и меньше нуждаясь в чьём бы то ни было обществе. Постепенно Джорджия разорвала даже практически все связи с художественной колонией Луанов на ранчо Призрака.

Джорджия о'Кифф. Патио с черной дверью. 1955

Впрочем, ещё в конце 1940-х годов о'Кифф познакомилась с фотографом Тоддом Уэббом, который много снимал ее в течение почти десяти лет, а с начала 1960-х годов даже жил у нее в Абикью. С ним она много путешествовала по Европе и Америке в 1950-х годах.

Джорджия о'Кифф. Небо над облаками IV. 1955

Джорджия о'Кифф рядом со своей картиной "Небо над облаками IV". Фотография 1956 г.

Она всегда была исключительно вспыльчива, а с возрастом это её свойство натуры всё более и более усугублялось. Прислуга, которая убирала и готовила в её доме, не понимала по-английски, и потому оставалась равнодушна к вспышкам ярости художницы. Основной удар принимали на себя молодые девушки, которых Джорджия периодически нанимала в качестве секретарей. О'Кифф именовала их своими рабынями, а они, вполне естественно, долго этого не выдерживали. Когда очередная секретарша хлопала перед ее носом дверью, разгневанная Джорджия кричала ей вслед: «Ты не можешь от меня уйти! От меня нельзя просто так уйти!», что заставляло перепуганную девицу бежать из Абикью ещё быстрее.

Джорджия о'Кифф работает на натуре в окрестностях ранчо Призрака. Фотография 1960-х гг.

С начала 1960-х годов у о'Кифф к тому же начало портиться зрение, что еще более усугубило вздорность её характера. Она больше не могла работать маслом из-за того, что у нее осталось только периферийное зрение. К началу 1970-х годов она практически полностью разорвала все связи с внешним миром. Её родственники даже подозревали, что художница постепенно впадает старческую деменцию.

Джорджия о'Кифф. Фотография 1970-х гг.

А в 1973 году в Абикью появился некий молодой человек, вроде бы художник по керамике, по имени Джон Брюс (Хуан) Гамильтон. Каким-то загадочным образом ему удалось очаровать пожилую даму. Ходили слухи, что он поведал ей о неких высших силах, которые его к ней направили. И почему-то Джорджия ему поверила. Первоначально она наняла его в качестве гончара, чтобы он помог ей научиться работать с глиной. Она намеревалась всерьез заняться скульптурой, раз уж живопись стала для нее недоступной. Затем Гамильтон стал чем-то вроде ее ассистента и управляющего имением. Во всяком случае, Хуан писал за неё письма, контактировал с её агентом, отвечал на телефонные звонки и вообще вел все её дела. Кроме того он помог о'Кифф написать автобиографию, которая в конце 1970-х годов стала настоящим бестселлером.

Джорджия о'Кифф. Без названия (Глиняный горшок). 1980

Родственники и немногочисленные оставшиеся друзья Джорджии подозревали, что Гамильтон собирается элементарно обобрать весьма богатую (а состояние о'Кифф к тому времени исчислялось несколькими десятками миллионов долларов) одинокую женщину. Но некоторые полагали, что молодой человек искренне привязан к художнице и по-настоящему заботится о ней. Трудно сказать, что у них были за отношения, но если после знакомства с Гамильтоном Джорджия прожила ещё почти 15 лет, и умерла в возрасте 98 лет, то его реально сложно обвинить в том, что он постарался ускорить ее уход из жизни.

Джорджия о'Кифф. Фотография 1980-х гг.

Когда Джорджии исполнилось 95 лет, и ее здоровье резко ухудшилось, Гамильтон осознал что от Абикью слишком далеко добираться до ближайшей больницы. Тогда он перевёз недомогающую художницу в Санта-Фе. Там она мирно скончалась 6 марта 1986 года. Ее тело кремировали, а пепел, согласно ее воле, развеяли в ее любимых местах вокруг ранчо Призрака.
В последние годы жизни художница много раз переписывала своё завещание, и каждый раз ее очередная последняя воля не оставляла внакладе Хуана Гамильтона. Согласно последнему документу, датированному 1984 годом, он оставался единственным распорядителем большей части ее состояния, оцененного на тот момент в 76 миллионов долларов. Разумеется, кровным родственникам Джорджии, ее сестре и племяннице, эта ситуация сильно не понравилась. Они заподозрили какой-то подлог, и подали в суд на Гамильтона, обвинив его в злоупотреблении доверием. Джун о'Кифф-Себринг, племянница Джорджии, нашла свидетелей, которые подтвердили, что, во-первых, Джорджия о'Кифф страдала от старческого слабоумия, и во-вторых, много раз высказывала пожелание передать большую часть своих картин музеям Америки.
В итоге, дело до суда не дошло. Гамильтон предпочел уступить (может, и правда что-то смухлевал с завещанием), и получил 15 миллионов отступных от семьи о'Кифф. А картины Джорджии в основном составили коллекцию ее мемориального музея, где хранятся более 1000 ее произведений.
Такая вот невероятно длинная и насыщенная жизнь …

Джорджия о'Кифф. Лестница на Луну. 1958

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Мальчишки с улицы Пала. Скульптурная группа в Будапеште по мотивам одноименного романа Ференца Мольнара

Знаменитый венгерский писатель и драматург Ференц Мольнар всегда старался избегать тех литераторов, кто имел намерение написать его биографию.
- Маэстро, - обратился к нему очередной потенциальный биограф, - если дополнить материал, который я собрал о вас, то выйдет чудесная биография!
- Послушайте, дорогой, - решительно ответил Мольнар, - меня совсем не интересует то, что уже случилось со мной. Напишите лучше, что будет со мной дальше…