June 28th, 2020

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Дж.Б.Кири. Книжная лавка Митчелла. 1925

Однажды, приехав по делам в один город, Александр Дюма-отец решил зайти в местный книжный магазин. Узнав об этом заранее, чрезвычайно любезный книготорговец уставил все полки в своем магазине книгами Дюма. Увидев это, писатель очень удивился.
- А где же другие книги? - спросил он хозяина книжного магазина.
- Другие? - растерялся продавец. – А все другие книги проданы!

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ЛУИ КАРАВАКК. ПОРТРЕТЫ ДЕТЕЙ ПЕТРА ПЕРВОГО.
Часть 2.


Если представление наследника русского престола в виде Купидона ещё можно оправдать младенческим возрастом модели и специфическим чувством юмора его отца, то изображение на следующем портрете серии обнаженной восьмилетней девочки-царевны кажется уже демонстрацией какой-то чрезмерной раскрепощенности и вольности русских нравов петровской эпохи.
Исследователи выдвигают две версии причин создания именно такого портрета. Предполагается, что он должен был демонстрировать европейскую свободу мышления императора, допустившего подобное изображение дочери (доступное, впрочем, лишь для семьи, узкого круга приближённых Петра и некоторых дипломатов). Возможно, что император, будучи великим реформатором русской жизни, пребывал в убеждении, что подобное искусство способствует приучению русской публики к требованиям и вкусам Европы. Возможно также что что написание этого портрета было связано с планами Петра выдать свою дочь Елизавету за её ровесника, короля Франции Людовика XV. В таком случае портрет мог предназначаться для отправки в Париж будущему жениху. Существует даже официальное документальное свидетельство этих планов в тексте письма французского посланника Анри Лави из России от 25 июля 1719 года:
«…Царь рассчитывает заключить с королём союз и убедить со временем Его Величество принять в супружество принцессу, его младшую дочь, очень красивую и хорошо сложенную особу; её можно бы даже назвать красавицей, если бы не рыжеватый цвет волос, что, впрочем, может, измениться с годами, она умна, очень добра и великодушна…»
Итак, Луи Каравакк по заказу императора пишет портрет, на котором будущая русская императрица Елизавета Петровна изображена обнажённой, лежащей на синей, подбитой горностаем мантии, символизирующей ее принадлежность к императорской семье. В правой руке она держит миниатюру с портретом Петра I, к рамке которой прикреплена Андреевская синяя лента. Фон составляет нейтральная коричневая драпировка с правой стороны. Почему-то традиционно принято утверждать что Елизавета представлена в виде Флоры. Однако в иконографии античной богини плодородия подобных типов ее изображения не существует. Флора как правило бывает представлена одетой в тунику, реже частично обнаженной, в её руках обычно цветы, которые она разбрасывает над землёй, или корзина с цветами. Единственное что может намекать на образ Флоры в портрете царевны Елизаветы, это довольно скромные цветы в её волосах. Вообще, как мне кажется, Елизавета гораздо больше напоминает Венеру, нежели Флору.

Тициан. Венера Урбинская

Тициан. Флора

Итак, на портрете представлена обнажённая маленькая девочка, которая непринуждённо возлежит на горностаевой мантии, легко облокотившись на левую ручку и шаловливо согнув левую ножку. Её милое личико выражает лукавство и игривость, а её ещё несформировавшееся тело, расположенное на фоне пышных драпировок, воспринимается как необычайно трогательное и хрупкое. Несколько восковой и безжизненный общий тон картины объясняется, скорее всего, потемнением покрывающего картину старого лака. По сути, ничего пошлого или провокационного в этой картине нет. Несмотря на определенную условность в изображении детского тела (а художник, разумеется не мог писать царевну с натуры в таком виде), портрет получился довольно убедительным. Елизавета показана не как маленькая женщина, а действительно, как ребенок, маленькая принцесса, забавляющаяся с серьезными, взрослыми вещами, атрибутами власти своего отца.
Каравакк достаточно точно следует традиции своей эпохи согласно которой детей было принято изображать как взрослых, но при этом ему парадоксальным образом удаётся передать лукавый и шаловливый характер девочки, ее положение любимицы грозного отца в большой императорской семье.
Разумеется, Пётр Первый понимал, что такой портрет является провокацией для русского ещё весьма консервативного общества и кощунством в глазах церкви. Поэтому даже в личных покоях императора, где он находился, его прикрывали занавеской от посторонних глаз, и показывали только близким друзьям семьи.

Продолжение следует…

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ



Как-то раз в петербургском обществе с сожалением говорили об одном живописце, что он пишет прекрасные портреты, а вот дети у него на редкость непригожи. Известный острослов князь Михаил Голицын заметил на это:
- Что же тут удивительного, ведь портреты он делает днём…