September 18th, 2020

НА ЗЛОБУ ДНЯ

ВЫСОКОЕ ИСКУССТВО КОМПИЛЯЦИИ: РАЗМЫШЛЕНИЕ НА ЗЛОБУ ДНЯ

Если внимательно оглянуться по сторонам, то легко можно заметить, что художественная среда, которая нас окружает, не важно, относится ли она к сфере высокого элитарного искусство, или же к массовой общедоступной и популярной культуре, тем не менее наполнена легкоузнаваемыми образами из известных художественных произведений прошлого, из фильмов и мультфильмов. Художники и фотографы, профессионалы и любители охотно вставляют знакомых персонажей в знакомую всем среду, либо трансформируют так, чтобы с их помощью решать уже свои собственные художественные задачи. Причем иногда в этих работах, исполненных в самых разных жанрах, присутствует личный взгляд автора, какое-то его собственное философское, ироническое или по крайней мере творческое переосмысление художественного опыта прошлого, а иногда эти произведения рассчитаны лишь на мгновенную эмоциональную реакцию зрителя, которого призывают удивиться или посмеяться.

Франсуа Милле. Сеятель

Винсент Ван Гог. Сеятель

Франсуа Милле. Полуденный отдых

Винсент Ван Гог. Полдень, или Сиеста. Подражание Милле

Вообще, художники во все времена занимались копированием произведений своих предшественников и наставников, это всегда был один из важных способов их профессиональной подготовки. И разумеется, молодые и дерзкие, подчас опробовали на картинах старых мастеров свои новаторские художественные приемы и демонстрировали новый взгляд на искусство. Возможно, первым, кто превратил такую переосмысленную копию в самостоятельный жанр, был Винсент Ван Гог. Он восхищался работами Франсуа Милле, точнее тем, как Милле удавалось передать крестьянскую тематику в живописи, сочетая земное и возвышенное. У Ван Гога есть несколько вариантов «Сеятеля», и есть картина «Полдень, или Сиеста. Подражание Милле», которая выполнена по рисунку Милле «Полуденный отдых».

Веласкес. Менины

Пабло Пикассо. Менины

Эдуард Мане. Завтрак на траве

Пабло Пикассо. Завтрак на траве

Уже в середине 20 века признанный гений модернизма Пабло Пикассо выполняет знаменитые серии картин по «Менинам» Веласкеса и по «Завтраку на траве» Эдуарда Мане, одновременно отдавая дань уважения мэтрам прошлого и трансформируя классические композиции в духе новейших художественных тенденций.

Фернандо Ботеро. Джоконда. 1978

В сущности, это и есть первые ласточки искусства компиляции, хотя таковыми их никто то не считает. Дело в том, что по определению из терминологического словаря, компиляция – это «работа, составленная методом cоединений результатов чужих произведений, идей, без самостоятельной обработки источников». Но на самом деле, это определение на мой взгляд совершенно неверное. Компиляция – это в любом случае воровство, или если сказать мягче, использование чужих творческих идей в своем произведении. Но когда художник этим занимается, то он не будет тупо копировать чужую работу, он просто приспособит чужие образы к своим задачам. И зачастую даже не потому, что не способен сгенерировать что-то свое, а потому, что ему представляется, что именно уже знакомые зрителю образы быстрее и доступнее передадут его собственные идеи. Конечно в чем-то это паразитизм, но вся идеология постмодернизма основана именно на том, что художественные образы должны быть легко узнаваемы, уже входить в культурный код нации, а знаки и символы должны считываться без усилий и складываться в элементарные конструкции. Конечно, это сильно упрощает художественный язык и делает произведения искусства более примитивными и одноплановыми. Но такова и вся наша современная жизнь. На место многотомных романов приходят комиксы, длинные тексты заменяются короткими, фильмы с многозначным содержанием – примитивными малобюджетными сериалами или вообще видеоклипами и т.д.

Альбрехт Дюрер. Автопортрет

Ясумаса Моримура. Дюрер

В итоге искусствоведению пришлось смириться, и выделить компиляцию в отдельный художественный жанр, который так и назвали «искусство компиляции». Мне попадалось и второе название этого направления «артрюнион».
Впрочем, сейчас для подобных художественных экспериментов используют ещё один термин – апроприация или апроприационизм, то есть более или менее прямое использование в произведении искусства реальных предметов или других, уже существующих произведений искусства. В том, что касается других предметов, то термин в сущности дублирует понятие реди-мейд или инсталляция, а вот по части использования других произведений вторгается в область искусства компиляции.
Так что теперь, участвуя в акциях типа «Изозоляции», или с помощью фотошопа вставляя фото своего котика в известную картину вполне можно считать себя настоящим творцом, вполне равным великим мастерам прошлого. Но таковы сегодня наши реалии. Все занимаются участием в каких-то публичных проектах, но мало кто просто творит шедевры в тишине и одиночестве своей мастерской. Художники ходят по ток-шоу и становятся публичными фигурами, смиряясь с тем, что собственно их творчество публику уже не особо интересует.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Леонардо да Винчи. Тайная вечеря. 1495-98

Когда Леонардо да Винчи писал «Тайную вечерю», то он придавал особое значение двум образам: Христа и Иуды. Поэтому натурщиков для них он искал очень долго и тщательно. Наконец, ему удалось найти модель для образа Христа среди юных певчих одной из миланских церквей. А подобрать натурщика для Иуды Леонардо не удавалось в течение трех лет. Как-то раз он наткнулся на улице на пьяницу, который валялся в сточной канаве. Это был молодой мужчина, которого состарило беспробудное пьянство. Леонардо пригласил его в трактир, где сразу же начал писать с него Иуду. Когда пьяница пришел в себя, то он сказал художнику, что однажды уже позировал ему. Оказалось, что несколько лет назад, когда он пел в церковном хоре, Леонардо писал с него Христа.