October 28th, 2020

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

БЛИСТАТЕЛЬНАЯ ТАМАРА ЛЕМПИЦКА
Часть 5.


Иногда Тамаре казалось, что она слишком медленно продвигается к поставленной цели – стать по-настоящему богатой и знаменитой (именно в таком порядке). Да, ее заметили, картины покупали и охотно выставляли, она стала своей в кругу парижской богемы, но это было ещё не совсем то, о чем она мечтала.

Открытка с Международной выставки современного декоративного и промышленного искусства. Париж. 1925

Тамара Лемпицка. Портрет мадам Занетос. 1924

Прорыв случился в 1925 году, когда в Париже проходила знаменитая Международная выставка современного декоративного и промышленного искусства (Exposition internationale des Arts décoratifs et industriels modernes), которая позднее дала название стилю ар-деко. Тамара выставляла свои картины на двух основных площадках: в Салоне Тюильри и в Салоне женщин. Ее картины заметили американские журналисты из культового журнала «Harper's Bazaar» и других модных журналов, о ней написали целую серию хвалебных статей, после чего ее имя получило всемирную известность.

Тамара Лемпицка. Портрет графини Ля Саль. 1925

Тут же у Лемпицкой нашелся покровитель (и любовник), итальянский граф Эммануэле Кастельбарко, который организовал ее первую большую персональную выставку в Милане. Для этой выставки Лемпицка всего за полгода написала 28 новых работ (феноменальная работоспособность!).

Тамара Лемпицка. Портрет маркиза Сомми. 1925

Во время своего итальянского турне, куда она отправилась в компании дочери, но без мужа (…а зачем нам муж?..) она завела нового любовника, маркиза Сомми Пиченарди. А потом ее пригласили на встречу со знаменитым итальянским поэтом и драматургом Габриэле д'Аннунцио. Предполагалось, что она будет писать его портрет на его вилле на озере Гарда.

Габриэле д’Аннунцио. Фотография 1930-х гг.

Вилла д’Аннунцио Витторале дель Гарда

Лемпицка как было договорено, приехала к д'Аннунцио на виллу, и с удивлением обнаружила, что маститый литератор по-наглому ее домогается, а позировать для портрета даже и не собирается. Не то, чтобы он заранее совсем не намекал ей на радости совместного интимного времяпрепровождение, да и Тамара вовсе не была монашкой или хотя бы верной женой, но она привыкла сама выбирать себе мужчин, и не терпела никаких гнусных намеков в свой адрес.
Иногда утверждается, что у нее с д'Аннунцио все же случился роман, но, похоже, что это произошло лишь в его фантазиях. Тамара уехала с его виллы взбешенная, потому что не смогла работать, а, главное, потому что он ей ничего не заплатил, хотя они и договорились о довольно приличном авансе. Вскоре после этой истории она вернулась в Париж.
Страстный драматург, оставшийся неудовлетворённым в своей страсти, бросился засыпать непокорную красавицу пылкими телеграммами. Далее произошла история в духе комедии абсурда. Одно из этих посланий попало в руки Таддеуша, он почему-то почувствовал себя жутко уязвленным (а жить на деньги, которые жена зарабатывала, его не уязвляло), и принял, наконец, радикальное решение: развестись и уехать в Польшу.

Тамара Лемпицка. Портрет князя Эристофф. 1925

Продолжение следует…

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Габриэле д’Аннунцио выступает перед жителями Фиуме с балкона. 1919

Поэт и драматург Габриэле д’Аннунцио воевал во время Первой мировой войны и даже дослужился до звания подполковника. Мирная жизнь ему была скучна, и вскоре после окончания войны он возглавил отряд националистов, чтобы захватить город Риеку или Фиуме, с принадлежностью которого никак не могли определиться политики. Город ранее принадлежал Австро-Венгрии, но был населен по большей части итальянцами. Д’Аннунцио даже не пришлось сражаться, он просто вошёл в город и объявил Фиуме итальянской провинцией. Итальянское правительство, пребывая в шоке, отказалось от такого подарка, и тогда д’Аннунцио лично придал городу статус независимого государства.
По этому поводу Маяковский в своей «Советской азбуке» написал:
Фазан красив. Ума ни унции.
Фиуме спьяну взял д’Аннунцио.
Республика Фиуме, или Итальянское регентство Карнаро, была очень странным государством. Проект конституции был написан самим д’Аннунцио в стихах. Государственный бюджет пополнялся пиратством - захватом проходящих мимо торговых кораблей и пролетающих самолётов. Когда продовольствия не хватало, граждан щедро одаривали кокаином. Наркотиками баловался и сам глава государства, который поэтому мог не спать сутками, но зато регулярно и даже по нескольку раз в день обращался к подданным с пламенными речами. Жизнь республики напоминала бесконечный карнавал: днем проходили марши с цветами и флагами, а ночью — факельные шествия, фейерверки и танцы.
Министром культуры д’Аннунцио назначил знаменитого дирижера Артуро Тосканини, и тот развлекал граждан симфоническими концертами на главной площади. Министром иностранных дел стал бельгийский поэт-анархист Леон Кохницкий, который первым делом учреждил Лигу угнетенных Земли. Министр финансов имел три судимости за кражи. Единственным судьей своей страны был сам д’Аннунцио, причем вершил правосудие он не по законам, которые в принципе отсутствовали, а по «инстинкту справедливости». Впрочем, смертных приговоров он никому не выносил, поскольку высшей мерой наказания считалось изгнание из республики.
Республика Фиуме просуществовала больше года – с сентября 1919 по декабрь 1920, после чего в Европе опомнились, быстро решили территориальный конфликт, придали Фиуме статус свободного города, и потребовали, чтобы д’Аннунцио убрался оттуда вместе со своей армией, что он и сделал после обстрела города итальянской эскадрой. Обиженный, он удалился в свое роскошное имение на озере Гарда, и провел там последние 17 лет своей жизни.