November 16th, 2020

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

ВИКТОРИНА МЕРАН, ХУДОЖНИЦА
Часть 2.


Трудно сказать однозначно, почему Викторина Меран вообще приняла решение сама заняться живописью. Но очевидно, что для нее не прошли даром те годы, которые она провела в кругу художников. Похоже, что ее перестал удовлетворять статус натурщицы, и ей захотелось стать равной с теми, кто ее писал.
Итак, с 1875 года она начала брать уроки живописи в знаменитой Академии Жюлиана в мастерской художника Этьена Леруа. И, оказалось, что она действительно талантлива. Ее картины даже охотно принимали в Салон. В 1876 году она представила там свой автопортрет, а в 1879 году картину «Нюрнбергская горожанка в XVI веке», а в 1885 году – «Вербное воскресение». Забавно, что в 1876 году картины Мане Салон отверг, и ему пришлось организовать собственную выставку в своей мастерской, а в 1879 году ее картину повесили в один зал с работами Мане.
Викторина участвовала в шести Салонах, в последний раз – в 1904 году. А в 1903 году она вступила в Общество французских художников, получив тем самым официальное признание своих художественных заслуг. При этом до 1890-х годов она продолжала позировать, только не Мане, который к тому времени уже умер, а Норберу Генетту, более известному как художник-иллюстратор, и Тулуз-Лотреку.

Викторина Меран. Вербное воскресение. 1885

Но в это время у нее начались проблемы с алкоголем, возможно, связанные с её романом с ещё одной моделью Мари Пеллегри. Впрочем, эта история известна лишь из автобиографического романа «Воспоминания о моей умершей жизни» (1906) друга Мане ирландского писателя Джорджа Мура. От него же исходит информация о том, что в те годы Викторина, которую знали под прозвищем La Glu (липучка), предпочитала отношения с женщинами, попрошайничала в кафе и барах, а потом завела себе обезьянку и как «la vielle au singe» (старуха с обезьяной), одетая в лохмотья, играла на улице на гитаре и просила подаяние. Но, вероятно, отчасти все эти истории были лишь плодом воображения писателя.


Скорее всего на самом деле Викторина некоторое время она жила со своей матерью в Аньер-сюр-Сен, а в 1898 году познакомилась с некоей Мари Дюфур. Видимо у них действительно был роман. Позднее, уже в 1906 году вместе с партнёршей Викторина переехала в парижский пригород Коломб. Тогда ей уже было за шестьдесят лет.

Вокзал в парижском пригороде Коломб. Фотография 1900 года

Подруги (любовницы) купили там дом, которым владели совместно. Там они прожили около двадцати лет. Викторина зарабатывала уроками музыки и продолжала рисовать, но практически полностью переключилась на композиции в жанре анимализма, а точнее рисовала портреты домашних животных на заказ. В свои восемьдесят лет она продолжала называть себя художницей, что было зафиксировано в переписи населения того времени.
Викторина Меран умерла 17 марта 1927 года, в весьма почтенном возрасте. Ей было 83 года. Ее подруга пережила ее всего на три года и ушла из жизни в 1930 году.
После смерти Мари Дюфур все их имущество было уничтожено. Уже в 1990-х годах их бывшие соседи, также уже очень пожилые, вспоминали, что последние вещи из дома Викторины Меран, в том числе скрипку и футляр от нее, кто-то из наследников сжег на костре.
Работ, безусловно принадлежащих кисти Викторины Меран, почти не сохранилось. Большинство её полотен и рисунков считаются сегодня утерянными, однако в 2004 одна из самых известных ее картин, «Вербное воскресение», была найдена и атрибутирована. Сейчас она находится в историческом музее Коломба. Там же находится и вторая сохранившаяся картина Меран «Le Briquet» (название скорее всего переводится как «огниво» или «зажигалка», но я не смогла эту работу найти, так что не знаю, что именно имелось в виду).
Такая вот жизнь…
P.S. Честно говоря, я не думаю, что большая часть творческого наследия Викторины Меран погибла в костре, разожженном дебильными родственниками ее или ее подруги. Она много работала на заказ, по крайней мере в последние годы жизни, а значит ее картины должны были находиться у покупателей. Конечно, по одному «Вербному воскресению» невозможно практически ничего сказать о ее стиле, но судя по всему, у нее была довольно мягкая манера письма, которую можно легко перепутать с некоторыми работами Ренуара или того же Мане. Так что малоизвестные картины очень известных художников с неоднозначной атрибуцией вполне могут оказаться принадлежащими кисти их куда менее именитой современницы.

ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ


Эдгар Дега. Вспаханное поле. 1880-90-е гг.

Как-то раз будучи в гостях у своих друзей в загородном доме, Амбруаз Воллар застал в гостиной Эдгара Дега. Он писал пейзаж, сидя спиной к окну.
- Месье Дега, когда видишь, как вы изумительно передаете природу, невозможно поверить, что вы делаете это отвернувшись от неё… - заметил Воллар.
- О, месье Воллар, в поезде я иногда поглядываю в окошко, - ответил Дега.