nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ЭДГАР ДЕГА. АБСЕНТ:
ЗЕЛЕНОГЛАЗАЯ ФЕЯ/ ЗЕЛЕНЫЙ ДЬЯВОЛ


         Картины импрессионистов тоже бывают разные, иногда они пронизаны солнечным светом, дыханием жизни, красотой и надеждой, а иногда полны отчаянием и мраком, который гнездится не вовне, а где-то внутри каждого человека, в том числе и художника.Такой тоской и безысходностью веет от одного из самых узнаваемых произведений Эдгара Дега, его «Абсента» 1876 года.
         На картине изображены двое посетителей кафе, мужчина и женщина, они сидят за одним столиком, перед каждым – бокал с напитком. Перед дамой стоит абсент, перед кавалером – бокал предположительно с мазаграном. Скорее всего действие происходит рано утром: в кафе не чувствуется присутствия других посетителей, художник показывает достаточно скудное, но естественное освещение (бледный утренний свет проникает в помещение через занавешенное окно за спиной у персонажей), так что уже рассвело. Также косвенно об этом свидетельствует и мазагран, поскольку этот напиток, состоящий из смеси холодного крепкого кофе и сельтерской воды был популярным средством от похмелья. Сцена дает полное ощущение спонтанной зарисовки из жизни, но между тем композиция выстроена очень тщательно и профессионально.
         Разумеется, историю создания этого полотна искусствоведы изучили досконально. Моделями для художника послужили его друзья – актриса Элен Андре и художник Марселен Дебутен. Они оба были приметными личностями в богемных круга Парижа соответствующего времени. Марселен Дебутен был приятелем Эдуарда Мане, они познакомились в мастерской художника Кутюра, у которого оба учились, хотя и в разное время (Дебутен был старше Мане на 10 лет), он происходил из богатой семьи, унаследовал приличное состояние и долгое время жил в Италии на своей вилле Омбреллино. Дебутен устраивал там роскошные праздники, которые были известны на всю Европу, и описаны в воспоминаниях многих его современников, но, естественно, в конце концов разорился и вернулся в Париж, где зарабатывал в основном как гравер, страдая, что не получил признания как художник.
        Элен Андре тоже имела непосредственное отношение к кругу импрессионистов, потому что была замужем за художником Пьером Дюмоном. Ее муж особой известности не приобрел, а вот она сама считалась одной из самых приметных драматических актрис своего времени. Она блистала на сценах разных парижских театров, и ее очень ценили за так называемый «современный шарм» (вероятно, сейчасбы мы сказали, что ее амплуа – «наша современница»).
         Элен Андре оставила воспоминания о том, как позировала Дега для «Абсента». Она довольно подробно описывает как Дега «писал ее рядом с Дебутеном перед абсентом – невинной отравой – в опрокинутом мире». Надо сказать, что, судя по всему, эта работа доставила ей мало удовольствия:
         «…Передо мной стоял стакан абсента. В стакане Дебутена было что-то совершенно безобидное,…а мы выглядели как два идиота. Я была недурна в то время, сейчас я могу это сказать. Ваши импрессионисты считали, что у меня вполне «современный вид», у меня был шик, и я могла держать ту позу, какую от меня хотели. <…> Дега меня просто уничтожил».
         Действие на картине происходит в кафе «Нувель Атен» («Новые Афины»), которое в то время было модным местом в Париже, особенно любимым импрессионистами. Надо полагать, что по большей части оно выглядело совсем не так, как на картине Дега. Там было много народу, собирались шумные компании, велись бурные обсуждения проблем современной художественной жизни, и в целом, это место скорее всего было гораздо более веселым и живописным, чем в «Абсенте».
         Но Дега написал совершенно другую историю, об одиночестве, о безнадежности, об утрате иллюзий и о бессмысленности человеческой жизни. Кажется, что если выбирать картину, которая бы наилучшим образом проиллюстрировала грех уныния, то «Абсент» подойдет для этой цели идеально.
         Общее печальное и тоскливое настроение художник подчеркивает всеми доступными ему художественными средствами. Он строит композицию так, что двое главных героев сдвигаются к правому краю полотна, а передний план картины занимает грязно-серая поверхность стола, такой же грязный пол неопределенного цвета и еще одно темное пятно – часть юбки героини. В самом центре полотна находится стеклянный графин с водой, как будто он тоже является значимым персонажем картины, причем его присутствие выделяется темным пятном металлического подноса под ним.
         Этот графин также имеет отношение к теме абсента, напитка давшего название картине. Дело в том, что воду непременно использовали, чтобы разводить абсент, поскольку он отличался чрезмерной крепостью. Именно абсент, бокал с бледно-зеленым пойлом сконцентрировал в представлении Дега все худшее, что только может быть в жизни человека. И чтобы понять, почему это произошло, стоит немного углубиться в историю бытования абсента.
       Вообще, абсент вошел в широкий обиход европейцев не так уж и давно. Хотя известно, что швейцарские крестьяне издавна настаивали спирт на листьях полыни и употребляли полученный препарат от разных болезней. Говорят, что прекрасно помогало от несварения желудка, жара и озноба. Но для собственного удовольствия тогда еще никто его не пил из-за невыносимой горечи.
В конце 18 века некий майор Дюбье попробовал эту полынную настойку, и впечатлился настолько, что выкупил рецепт ее производства у его тогдашних владелиц, сестер Энрио. Далее дочь Дюбье вышла замуж за Анри Перно, получила рецептуру в качестве приданного, а супруг начал производство. К концу 19 века фабрика наследников Анри Перно производила более 125 тонн абсента в день. В сущности, рецепт был прост: сушёную полынь, смешанную с фенхелем, на ночь замачивали в 60-градусном спирте, а на следующий день это уже можно было пить.
         Впрочем, поначалу и во Франции абсент использовали в основном как лечебное средство, особенно в колониальных французских войсках. Солдаты и офицеры сначала пили его для профилактики инфекционных заболеваний и добавляли в воду для обеззараживания, а затем, вернувшись из дальних стран домой считали особым шиком заказывать его, сидя в кафе на Бульварах. От них мода на употребление абсента перешла и к добропорядочным буржуа, которые пили его по чуть-чуть перед ужином для улучшения аппетита. Время между пятью и семью часами вечера даже стали называть «зеленым часом» (l`heureverte).
         Ну а следующая ступень распространения абсента – это уже среда французской богемы, которая плотно подсела на него уже с 1860-х годов. И, судя по всему, это произошло не случайно. Знающие люди утверждают, что процесс опьянения от абсента отличается от воздействия любого другого алкоголя, и похоже, несколько ближе к легким наркотикам чем к водке. Абсент вызывает эйфорию, чувство воодушевления и, что самое интересное, легкие галлюцинации, что во все времена очень интересовало художников как надёжный способ вызвать у себя вдохновение. Недаром в этой среде абсент традиционно именовали «зеленоглазой музой». Впрочем, все художники прекрасно знали, что вдохновение начинается после восьмого стакана, а деньги, как правило, кончаются на седьмом.
         Один из современников так писал о состоянии опьянения от абсента:
«Опьянение, которое он приносит, ничем не напоминает то, которое всем известно. Ни тяжелое – от пива, ни дикое – от водки, ни веселое – от вина… Нет! Оно сразу лишает вас ног, с первого присеста, то есть с первой рюмки. Оно выращивает крылья огромного размаха у вас за спиною, и отправляет вас в край, где нет ни границ, ни горизонта, но также ни поэзии, ни солнца. Вам, как всем великим мечтателям чудится – вы улетаете в бесконечность, а вы лишь устремляетесь к хаосу…»
         Современные исследователи так и не пришли к однозначному выводу, что именно из веществ, входящих в состав полыни, может так воздействовать на человека. Но, судя по всему, виновником галлюцинаций скорее всего является туйон, вещество из группы так называемых терпенов, аналоги которого, содержатся, помимо полыни, и в скипидаре, и маслах хвойных деревьев, и даже в марихуане.Хотя есть и альтернативная версия, которая гласит, что полынь в появлении галлюцинаций и эйфории вообще ни причем, а все дело в самовнушении любителя абсента.
         Но абсент вызывает отнюдь не только приступы вдохновения у художников. В 1905 году, например, всю Европу потрясла трагедия, когда под воздействием абсента, употребленного в количестве двух стаканов, некий Жан Ланфре достал винтовку, застрелил сначала свою беременную жену, затем дочерей Бланш и Роз соответственно двух и четырех лет, и затем попытался (неудачно) покончить с собой. Так что второе название абсента, «зеленый дьявол», так же было вполне оправданно.
         А Дега в свое картине рассказывает о другой трагедии, катализатором которой является абсент. Этот напиток для художника – синоним дурмана и печали, а также глубокого одиночества. Люди, сидящие за столиком, судя по всему должны быть парой, однако они находятся рядом, но не вместе, каждый пьет свой напиток, и смотрит прямо перед собой, никакой связи между ними в картине нет. Их взгляды полностью лишены какой-либо надежды, в них только тоска и отчаяние. Единственное светлое пятно – розовая блузка героини, будто тщетно пытается противостоять бледно-зеленому бокалу с абсентом.
       Фигуры персонаже на картине Дега заметно смещены вправо, но дисбаланса нет, так как это смещение скомпенсировано густыми темными тенями от фигур. Эти тени в какой-то мере даже олицетворяют ту темную сторону человеческой души, которую зачастую пробуждает абсент. Пустые квадраты мраморных столешниц как будто приподнимают фигуры героев, выделяя их, и, одновременно, запирают их в углу, возможно, обозначая ту безвыходность, в которую они загнаны.
Вообще, эта картина сразу произвела на современников удручающее впечатление. Самые мягкие эпитеты, которыми ее описывали, были: «отвратительная», «тошнотворная». «омерзительная», «уродливая» и «вульгарная». Но были и иные отзывы. Например, один из английских критиков, Д.С.Макколл, который очень поддерживал импрессионистов, писал об «Абсенте»: «… это ода из тех неисчерпаемо глубоких картин, которые заставляют нас возвращаться к ним снова и снова».
         Многие искусствоведы строят аналогии между «Абсентом» Дега и картинами голубого периода Пабло Пикассо, с их аналогичной атмосферой тоски, безнадежности и безысходности. И действительно, и у Пикассо есть полотно на сходный сюжет – «Любительница абсента».
 
Tags: картины, сюжет, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments