nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

БЕЗУМИЕ РЕНЕ МАГРИТТА

Часть 4.

        Несмотря на демарш из официальной сюрреалистической тусовки, Магритты уехали из Парижа не сразу. Но разрыв с сюрреалистами повлек и разрыв деловых отношений с галереей Гуманса, где Магритт предполагал продавать свои картины (Камилл Гуманс (Гоэманс) был не только поэтом, но и галерейщиком). Некоторое время у Магриттов совсем не было денег, и они жили только благодаря тому, что отец Жоржетты посылал им продукты. Магритт пытался искать заказы на рекламу и дизайн, но без особого успеха. Он как раз не очень-то рвался уезжать из Парижа.         Но, в конце концов Жоржетта заявила, что ей все это надоело и она соскучилась по дому (а она могла быть решительной, убедительной и жесткой), и Магритты кое-как наскребли денег на два билета до Брюсселя.
        Перед отъездом Магритт смог продать несколько картин, и на эти деньги в Брюсселе он снял небольшую квартиру на первом этаже дома на улице Эссегем. В этой квартире они с женой прожили 23 года. При доме был сад с сараем, который Магритт превратил в студию для выполнения заказных работ. Он назвал его «Студия Донго». Там он делал эскизы плакатов, «рубашки» для пластинок и даже деревянные помосты для своих выставок. А вот картины свои он писал в столовой.
      В 1928 году великий архитектор Виктор Хорта построил в Брюсселе огромный Дворец изящных искусств, где открыли и отдел выставок. В 1930-е годы его сотрудники регулярно организовывали выставки Рене Магритта, который, возможно, и не считался в те годы фигурой мировой величины, но зато был первым среди бельгийских живописцев. К тому же картины с этих выставок довольно активно, хотя и не слишком дорого, продавались.
        В 1930-е годы Магритт стал писать картины меньших размеров, к тому же он придумал очередное ноу-хау, начав составлять изображение из нескольких небольших холстов, как на картина «Попытка невозможного». Кстати, это предположительно был портрет обнаженной Жоржетты.
        В целом, 1930-е годы были для Магритта достаточно спокойными и удачными, хотя он и не мог полностью посвятить себя творчеству, продолжая исполнять скучные, но выгодные заказы. В это время он стал гораздо более афористичен в своих картинах, иллюстрируя свои излюбленные постулаты, например:
·        В суждении образ может заменить слово;
·        Любой предмет дает понять, что за ним есть другой предмет.
      Особой заботой Магритта были названия для своих картин, которые чаще всего не имели связи с сюжетом полотна. Он изобретал их сам или привлекал к поискам нужного сочетания слов своих друзей, устраивая что-то вроде конкурса. Так что название картины Магритта является такой же неотъемлемой частью художественного образа, как и собственно изображение на холсте.
        В 1940 году Бельгия была оккупирована нацистами, оккупация продлилась почти четыре года, и сопровождалась достаточно трагическими событиями. Магритты не покидали Бельгию, а чтобы как-то отрешиться от ужасов оккупации, Рене неожиданно резко сменил свой художественный стиль. Такое с художниками случается не так уж и часто, к тому же Магритт решил сделать это сознательно.
         Магритт неожиданно обратился к импрессионизму, уделяя особое внимание цвету и свету, чего раньше в его полотнах не было. Обычно он придерживался довольно сдержанной, почти монохромной гаммы с преобладанием серо-голубых тонов. Магритт сам говорил об этом периоде так: «Война научила меня тому, что главное в искусстве – очаровать зрителя. Я живу в очень неприятном мире, и моя работа задумана как контратака на этот мир».
         К сожалею, ни зрители, ни критики не поняли Магритта. Его новый стиль довольно презрительно именовали пародией на позднего Ренуара. Даже в наше время эти картины Магритта предпочитают не показывать на выставках. В конце концов, Магритт и сам предпочел вернуться к более привычному стилю.
         После войны он продолжал жить в том же самом доме на улице Эссегем в Брюсселе и работать спокойно и методично, также, как он работал всегда. Он повторял наиболее удачные старые работы, которые неплохо продавались, иногда создавал что-то новое. При этом у него случались и настоящие прорывы.
         Одним из таких шедевров, созданных после войны были «Личные ценности» (1952). На этой картине сочетается изображение обычных предметов меблировки с гипертрофированно огромными мелкими вещами -расческой, мылом, спичкой, рюмкой и бритвенным помазком. Магритт отправил ее в Нью-Йорк, где его работы продавал галерейщик Александр Ионас. Ионасу картина не понравилась, и он отказался ее выставлять. Магритт пытался его переубедить, доказывая, что это одна из лучших его работ, но Ионас был непреклонен. Магритт не имел средств, чтобы вернуть картину на родину, поэтому просто подарил ее своему знакомому из бельгийского консульства в Нью-Йорке.
         В 1960-х годах совершенно неожиданно для себя Магритт стал всемирной знаменитостью. Его картины восхищали художников нарождающегося поп-арта, а рок-музыканты начали помещать их на обложки своих альбомов. Лучшие галереи мира начали устраивать выставки его новых картин и ретроспективы, а цены на его произведения достигли исторического максимума.
         Но в 1965 году состояние здоровья Рене Магритта резко ухудшилось, и он был вынужден прекратить работу. Причиной этого был рак поджелудочной железы, от которого художник и умер в 1967 году, пребывая на вершине успеха.
         Рене Магритт был абсолютно фантастической личностью. Нет ничего удивительного, когда известный художник превращает в творчество и всю свою жизнь, намеренно или неосознанно, но при этом постоянно эпатируя окружающих, так, как это делали Дали или Пикассо. Рене Магритт прожил внешне ничем не примечательную жизнь простого обывателя. У него не было десятков любовниц или любовников, он не устраивал публичных скандалов, не требовал для себя каких-то экстраординарных привилегий, не скупал замки или имения. Он жил так, как мог бы жить бухгалтер или инженер, но при этом его внутренняя жизнь, проявлявшаяся на его холстах, казалась неимоверно яркой, глубокой и фантастической. В общем-то, он сам стал живой иллюстрацией собственного тезиса о том, что все в этом мире является отнюдь не тем, чем кажется.
Tags: биографии, психология&психиатрия, художники
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Никола де Ларжильер. Портрет Вольтера в молодости. 1718 Как-то раз регент Франции герцог Орлеанский, встретив молодого Вольтера, пообещал…

  • ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

    АИССЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ АДЫГЕЙКИ Часть 5. Обретя после смерти графа де Ферриоля свободу и финансовую независимость, Аиссе, тем не менее не…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Кристиан Барнард в Италии в 1968 году Известный южноафриканский кардиохирург Кристиан Барнард, который первым в мире сделал успешную операцию по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments