nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ГРАФИНЯ ДАШ: ОДНА ИЗ НЕГРОВ ДЮМА

         В истории искусства случаются просто очень красивые портреты, в которых, кажется не стоит искать ни особой глубины, ни психологизма, ни каких-то исключительных художественных достоинств. Но изображение красивой женщины в красивом платье подчас настолько приходится под настроение, что прощаешь автору все его недостатки. И единственное, чего, подчас недостает для полного счастья – это информации о героине полотна. Реальная женщина требует реальной биографии. Причем желательно с каким-то романтическим флером.
         Один из таких «просто» красивых портретов – портрет графини Даш (д`Аш), написанный в 1844 году художником Карлом фон Штойбеном (Штейбеном). На картине мы видим героиню в модном белом платье с кружевной оборкой-бертой, роскошные темные локоны украшает пестрая повязка-тюрбан. Героиня демонстрирует драгоценности: алмазная осыпь на лифе, бриллиантовые пуговицы, бриллиантовый браслет. В руках у графини – веер, также декорированный  драгоценными камнями.
         У молодой дамы правильные черты лица, холеные белые руки идеальной формы. Она, возможно, чуть полновата по современным меркам, но ее внешность вполне соответствует стандартам красоты ее времени. При всем при этом у нее умный и проницательный взгляд, так что, даже не зная, кем была графиня, становится ясно, что ее нельзя оценивать лишь как пустую светскую красотку.
         Художник поместил героиню на балкон или открытую террасу, где она сидит на ярко-синем бархатном покрывале на фоне золотистой парчовой шторы со впечатляющими кистями. За ее спиной открывается вид на один из дворцов Санкт-Петербурга, что определяет место написания картины. Портрет был создан в 1844 году, когда графине было около сорока лет.
         Настоящее имя графини Даш – Габриэль Анна де Систерн де Куртира, виконтесса де Сен-Марс. Она родилась в Пуатье, в весьма состоятельной аристократической семье, и получила очень приличное образование. Когда ей исполнилось 18 лет, то ее выдали замуж. Судя по всему, родители с этим поспешили, и толком не проверили жениха на благонадежность, ограничившись лишь констатацией факта его принадлежности к соответствующему социальному кругу. Мнения самой Габриэль по поводу ее будущего замужества, судя по всему, никто не спрашивал.
         Счастливым супругом стал капитал драгунского полка виконт Эжен де Пуаллою де Сен-Марс. Муж оказался игроком, бабником и мотом (а чего еще можно было ждать от офицера и представителя титулованной знати). В конце концов, он растратил все свое состояние и приданное жены после чего благополучно отошел в мир иной, оставив вдову с огромными долгами.
         Чем могла заработать на жизнь молодая женщина аристократического происхождения во Франции на рубеже 1830-х-40-х годов? Ясно, что тяжелый физической труд был не для нее, вряд ли она умела шить, и, вероятно, у нее не было желания идти в гувернантки. Еще была возможность стать актрисой или содержанкой. Но Габриэль де Сен-Марс решила встать на иной путь и занялась литературой. Благо к тому времени во Франции уже были соответствующие прецеденты в лице Жорж Санд (кстати, ровесницы графини Даш) или (более ранний вариант) – Жермены де Сталь.
        Совершенно ясно, что пробиваться во французской литературе первой половины 19 века, конкурируя с Оноре де Бальзаком, Стендалем, Виктором Гюго или с той же Жорж Санд было бы чрезвычайно непросто и к тому же довольно долго. Но существовал еще и окольный путь – путь литературного негра, который не годился для  начинающего литератора с амбициями и хотя бы минимальной финансовой стабильностью, но очень подходил тем, кто особым честолюбием не отличался, но срочно нуждался в заработке.
         Вот так виконтесса Габриэль де Сен-Марс и стала одним из литературных подёнщиков, иначе говоря, негров, работавших на знаменитого Александра Дюма-отца. По-моему дополнительную пикантность этой ситуации придавал тот факт, что сам Дюма был квартероном, то есть носителем четвертой части негритянской крови (негритянкой была его бабка по отцу, рабыня и любовница его деда, маркиза де ля Пайетри).
         Самым знаменитым негром Александра Дюма был Огюст Маке. В конце 1830-х годов, когда Маке был еще начинающим литератором, Дюма переделал его не особо удачную пьесу «Карнавальный вечер», после чего ее приняли к постановке в театр «Ренессанс». Затем Маке сам предложил Дюма сотрудничество и сюжет из времен Регентства, который в конечном итоге стал романом «Шевалье д`Арманталь». Роман вышел под именем одного Дюма (как утверждал Дюма, по требованию издателя), но Маке получил 8 тысяч франков отступных, и, видимо вполне этим удовлетворился. Впоследствии Маке участвовал в работе над самыми известными из романов Дюма – «Тремя мушкетёрами», «Графом Монте-Кристо», «Королевой Марго». За авторство «Трех мушкетеров» он потом даже пытался судиться с Дюма, но проиграл.
         Вклад литературных негров в творческое наследие Александра Дюма сегодня никто не отрицает. Ясно, что сочинять романы, рассказы, очерки, пьесы и прочее с такой интенсивностью, как это делал Дюма, было абсолютно нереально. Трудно сказать, с какого времени на Дюма начала работать Габриэль де Сен-Марс, но точно известно, что целиком она написала для него как минимум два романа – «Воспоминания слепой, или госпожа дю Деффан» (1856) и «Царица Сладострастия» (1865). Известно также, что она участвовала в работе над романом «Принцесса Монако» (1854) поскольку у нее с Дюма возникли разногласия по поводу оплаты ее работы. Очевидно, что были и другие заказы, более ранние и более поздние.
         Под своим именем, вернее под своим литературным псевдонимом «графиня Даш» Габриэль начала печататься с 1839 года, ее первым романом была «Игра королевы».
В начале 1840-х годов ее каким-то образом занесло в Россию, где она прожила несколько лет. Интересно, что ее портрет в некоторых каталогах именуется «Портретом авантюристки». Возможно, в экзотическую для нее страну она отправилась на поиски вдохновения или вслед за состоятельным любовником. Впрочем, не стоит забывать, что и сам Дюма побывал в России в 1858-59 годах.
      Кстати, художник, который написал ее портрет, Карл фон Штейбен (или Штойбен), тоже был иностранцем. Его отец, офицер из Вюртенберга, некоторое время служил в России, сам Карл провел детство и юность в Петербурге, и даже учился в Академии художеств. Затем благодаря связям отца его приняли на придворную службу, и он стал пажом при великой княгине Марии Павловне в Веймаре. В 1810-х годах Штейбен перебрался в Париж, где учился сначала у Давида, а потом у Жерара, и  так и остался во Франции до конца жизни французским художником. Он получил баронский титул от короля Луи-Филиппа, должность профессора рисования в Парижском политехническом училище и звание почетного вольного члена Петербургской Академии художеств.
        В 1843 году Штейбен приехал поработать (заработать) в Россию, поскольку ему предложили делать эскизы росписей для Исаакиевского собора. Помимо этого, он писал и портреты, в том числе и тот, о котором рассказывалось выше. Кстати, детство, проведённое в России, явно не прошло для него бесследно, поскольку первой картиной, которую он выставил в Парижском салоне еще в 1812 году был «Петр Великий в бурю на Ладожском озере» (картину потом приобрел Наполеон Бонапарт, а король Людовик XVIII приказал сделать с нее копию в технике гобелена и послал в подарок Александру I).
        Штейбен считался типичным представителем академического направления, универсального и для Европы, и для России. И портрет графини Даш прекрасно это подтверждает, поскольку эта работа  выполнена технически безупречно, ее язык абсолютно понятен без дополнительных объяснений, но при этом психологической характеристикой героини и проникновением в ее внутренний мир художник абсолютно не заморачивается. А ведь Габриэль де Сен-Марс была женщиной очень интересной, сложной, имевшей за плечами непростую биографию. Но Штейбен изображает ее всего лишь светской красавицей, что в общем-то тоже неплохо, хотя и явно недостаточно.
      Габриэль де Сен-Марс вернулась во Францию в середине 1850-х годов и продолжила работать для Дюма, а также писать собственные книги. Критики утверждали, что ей прекрасно удавались описания великосветской жизни, а вот мелодраматические сцены получались более слабыми. Как бы там ни было, ее перу принадлежит более десятка исторических романов, которые были популярны не только во Франции, но также  в России.
        Графиня Даш умерла в Париже и была похоронена на кладбище Монмартра. Ее могила сохранилась до нашего времени, так же как и образ прекрасной светской львицы на эрмитажном портрете  работы Карла фон Штейбена.
Tags: женщины, истории, портрет
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments