nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ГЕНРИ УОЛЛИС «СМЕРТЬ ЧАТТЕРТОНА»

         В 1856 году главной художественной сенсацией года на выставке в Королевской академии изящных искусств в Лондоне оказалось полотно тогда еще никому неизвестного начинающего художника Генри Уоллиса «Смерть Чаттертона».Искусствоведы относят творчество Уоллиса к прерафаэлитам, но формально он не принадлежал к их «Братству», хотя и исповедовал художественные принципы, сходные с теми, которые выработали братья Данте Габриэль и Майкл Россетти для своего сообщества единомышленников.
         В числе прочего, прерафаэлиты обожали драматические сюжеты, связанные с реальной или легендарной национальной историей и литературой. И весьма показательно, что этот их интерес, выраженный в художественных произведениях, оказался весьма востребованным в викторианской Англии середины 19 века. Именно поэтому картина, посвящена трагической истории Томаса Чаттертона, гениального,но непризнанного поэта, покончившего с собой в возрасте 17 лет, так понравилась публике.
         В какой-то мере, надо полагать, молодой художник Генри Уоллис чувствовал нечто общее со своим героем. Чаттертон родился спустя четыре месяца после смерти своего отца, учителя и музыканта. Уоллис вообще не знал своего родного (биологического) отца, даже фамилию он получил по имени отчима, преуспевающего архитектора, за которого его мать вышла замуж, когда Генри уже было пятнадцать. Чаттертон начал сочинять поэмы с двенадцати лет, а Уоллис примерно с того же возраста увлекся рисованием.
        Конечно, Уоллиса нельзя назвать «художником одной картины», он был прекрасным профессионалом с хорошей академической подготовкой, но больше ничего равного дебюту по силе воздействия на зрителя, он так и не создал. Даже его более зрелое и качественное с художественной точки зрения полотно «Дробильщик камня» (1857) уже не имело такого успеха у публики. Позднее он вообще увлекся акварелью, и стал видным членом Королевского акварельного общества.
        Большую часть его самой известной картины занимает изображение главного героя юного поэта Томаса Чаттертона, уже мертвого, но при этом романтически-прекрасного. Он одет в простую белую рубашку с расстегнутую до пояса и вполне модные кюлоты, дополненные белыми чулками и черными туфлями, одна из которых осталась на нем, а другая лежит на полу возле постели (символ агонии). Его лицо уже застыло подобно лику мраморной статуи, густые темно-рыжие волосы эффектного медного оттенка разметались по подушке. Образ красивого, но мертвого юного поэта настолько затмевает убогую обстановку чердачной каморки, что зритель начинает оценивать детали картины гораздо позже. Но именно из них Уоллиси сплетает историю, рассказывающую о том, что довелоЧаттертона до самоубийства.
        Сначала мы видим общую бедность комнаты, в которой жил Чаттертон: он лежит на продавленном матрасе практически без постельного белья (только на подушке можно увидеть некое подобие наволочки). На грубо сколоченном потемневшем столе – миска с огарком свечи, перо, чернильница и обрывки бумаги. В комнате нет еды и никаких других вещей, это может означать, чтоЧаттертон был занят только творчеством, а больше ничего его не заботило. Два других принадлежащих Чаттертону предмета – ярко-красный камзол, его единственная верхняя одежда, видимо относительно приличная, и небольшой сундучок с рукописями, часть которых лежит разорванная на мелкие клочки на полу рядом с постелью.Известно, что Чаттертон уничтожил большую часть своих произведений, когдаих отказались публиковать. Единственным украшением комнаты, неким относительным знаком уюта, можно считать скромный цветок в горшке, стоящий возле узкого окна, вытянутого по горизонтали.
А на переднем плане практически в самом центре картины мы видим флакон из-под мышьяка, с помощью которого юноша и совершил самоубийство.
        Конечно, Уоллис в данном случае очень романтизировал смерть от отравления мышьяком, которая в реальности вовсе не бывает такой возвышенной и красивой. Вообще-то симптомы отравления мышьяком очень похожи на симптомы холеры: рвота, понос, обезвоживание организма, судороги, сопровождающиеся ужасными спазмами и болями в желудке. На самом деле Томас Чаттертон вряд ли мог во время предсмертной агонии спокойно лежать на постели с благостным выражением лица и легкой улыбкой. И уж следы рвоты по всей комнате должны были бы быть обязательно.
        Скорее всего в действительность так оно и было, и несчастный мальчик жестоко промучился несколько дней, проклиная свое малодушие и глупость. Но романтизация смерти была вполне в духе прерафаэлитов, если вспомнить, например, «Офелию» Джона Эверетта Миллеса.
        Уоллис очень ответственно подошел к работе над картиной. Он делал эскизы в подлинной мансарде Чаттертона, которая на тот момент еще существовала. Между прочим она была немногим больше, чем само полотно, а оно имеет размер 63,5×94 см. Для образа Чаттертона ему позировал писатель Джордж Мередит, любимец Оскара Уайльда (только в смысле творчества). Со второй женой Мередита Мэри Вальями у Уоллиса позднее был роман.
        В то время, когда Уоллис писал «Смерть Чаттертона», его очень занимала игра светотени, и чтобы обозначить ее наиболее контрастно художник использовал яркую палитру красок, типичную для прерафаэлитов. Для этой же цели он включил в композицию окно и падающий из него свет.
В начале свой творческой карьеры Уоллис придумал несколько оригинальных художественных приемов, которые стали известны публике и принесли живописцу определённую популярность. После того, как он заканчивал эскиз, он обмакивал его в воду, затем наносил тень серой краской, и только потом добавлял цвет. После того, как рисунок высыхал, художник дорисовывал детали тонкой кистью.Изображая свет, Уоллис смачивал нужную часть картины и обтирал её куском хлеба. Именно так он работал и над «Смертью Чаттертона».
        В итоге картина получилась на редкость живописной, даже красивой, хотя это и явилось в конечном итоге фактической романтизацией ужасной смерти талантливого молодого человека.
        Позднее образ Чаттертона появлялся и у других прерафаэлитов, например в гравюре Риджуэя по рисунку Уильяма Морриса. Любопытно, что в этой работе мы видим тот же набор стандартных деталей, которые использовал и Уоллис: мансарда с узким окном, простой стол с бумагами, рукописи, разбросанные по полу, и сундучок, предназначенный для их хранения. Правда здесь имущества и мебели в комнате все же побольше, а сам главный герой имеет заметное портретное сходство с подлинным прижизненным портретом Чаттертона.
 
Tags: истории, картины, сюжет
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Никола Делоне. Прощание. Лист из серии «Памятное свидетельство о житейских и нравственных порядках в конце XVIII века». 1777. По рисунку…

  • ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

    АИССЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ АДЫГЕЙКИ Аиссе Часть 3. Современники всегда отмечали, что граф де Ферриоль был весьма своеобразной личностью, человеком,…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Антуан Ватто. Урок любви. 1716-17 Однажды французского писателя и моралиста Жана де Лабрюйера спросили, чем женщины отличаются от мужчин. -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments