nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ИСКУССТВО, КИНО И КРИМИНАЛ

«ПОДПАСОК С ОГУРЦОМ»:
ИСКУССТВО, КИНО И КРИМИНАЛ
      На днях ушел из жизни наш замечательный актер Николай Караченцев. В СМИ все, кому не лень, активно вспоминали его роли, известные и не очень. Вероятно, у каждого есть свои любимые фильмы, где снимался Караченцев, и любимые герои в его исполнении. Но для меня это, вероятно, не самая знаменитая его роль скульптора Кима Фалеева из старого советского детективного сериала «Следствие ведут ЗнаТоКи». Об этом фильме мне и хочется сегодня написать.
      В истории отечественного кино и телевидения было не так много сюжетов, связанных со сферой искусства, хотя в реальной криминальной истории советского периода преступлений, связанных с музеями, коллекционерами, подделками или похищениями произведений искусства, контрабандой и даже убийствами, хватало.
      Один из самых ярких примеров такого рода – фильм №14 «Подпасок с огурцом» из популярнейшего советского сериала «Следствие ведут ЗнаТоКи». Поскольку один из авторов сериала Александр Лавров был профессиональным следователем, чаще всего за основу сюжетов для фильмов он брал реальные уголовные дела. Так было и в этом случае, когда в вымышленной истории оказались сплетены воедино сразу несколько преступлений, которые расследовались в нашей стране в 1970-е гг.
      Во-первых, это была кража произведений живописи из музея-заповедника «Дмитровский кремль». Расследование этого дела в свое время зашло в тупик, и сыщикам так и не удалось выйти на похитителей или хотя бы выяснить хоть что-то о судьбе похищенного. Так что в реальности эта история оказалась не просто с плохим концом, но вообще без конца. Видимо поэтому о ней известно гораздо меньше, чем о тех преступлениях, в которых следователям удалось более-менее успешно завершить расследование.
      Преступление было совершено в 1976 году. Тогда художественная коллекция хранилась в соборе. Сигнализация не была установлена, к тому же в тот момент здание находилось на ремонте. Очевидно, преступники воспользовались сочетанием всех этих факторов, проникли в музей через подкупольную часть храма и вынесли значительную часть художественной коллекции.   Сыщики предполагали, что вещи были взяты под заказ, возможно именно этим объясняется, что за исключением одной картины, больше ни одно из похищенных произведений нигде не всплывало. Только картина «Море» Ивана Айвазовского в последние десятилетия пару раз засветилась на международных аукционах. Впрочем, убедительных доказательств кроме убежденности сотрудников музея в том, что это именно их Айвазовский, нет, а соответствующие экспертизы не проводились.
      Сюжет «Подпаска с огурцом» почти детально повторяет реальную историю: кражу коллекции местного коллекционера из подмосковного краеведческого музея производят под заказ, затем пытаются вывести одну из картин за границу, записав доморощенной мазней. В фильме это был этюд Эль Греко к портрету кардинала Ниньо де Гевара (в реальности это произведение находится в одном из музеев Цюриха), а в соответствующей книге Александра и Ольги Лавровых – вымышленная картина Диего Веласкеса «Инфанта с яблоком».
    С масляной живописью специалисты действительно элементарно проворачивают такие фокусы. Только в фильме бдительные таможенники задерживают контрабандный груз и иностранца, пытавшегося его вывезти, после чего начинается расследование. Сценаристы оказались даже изощреннее, чем реальные преступники, поскольку в фильме подлинные картины в музее заменили копиями, так что кражу не сразу обнаружили. Зато в жизни преступникам удалось остаться безнаказанными. В фильме у музея были проблемы с сигнализацией, а в реальности сигнализации не оказалось вовсе.
      Самое печальное в этой истории, что за тридцать лет не появилось абсолютно никакой новой информации ни о том, куда делись картины, для кого они были украдены, и кто совершил преступление. В фильме организаторами оказываются люди, имеющие косвенное отношение к музею, рабочий и художник, который привозил в музей студентов на летнюю практику. Очень может быть, что в реальности тоже стоило получше поискать преступников среди тех, кто имел хотя бы косвенное отношение к Дмитровскому музею.
      Второй сюжет фильма – афера с поддельными изделиями марки Фаберже. Это тоже было реальное уголовное дело, связанное с именем Михаила Монастырского, одной из самых любопытных криминальных личностей советского и постсоветского периода.
      Этот человек с середины 1960-х годов работал реставратором в Эрмитаже и параллельно был участником самых разнообразных афер, итогом которых стал контрабандный вывоз отечественных художественных ценностей за границу.
Монастырский был фигурой настолько масштабной, что следы его криминальных затей можно найти сразу в нескольких детективных фильмах 1970-х-80-х годов. Афера с вывозом за границу элементов исторических светильников использована в сценарии фильма «Сицилианская защита»(1980), истории о похищениях и контрабанде икон упоминаются в фильмах «Ларец Марии Медичи» (1980), «Среда обитания» (1987), «Колье Шарлотты» (1984) (между прочим, действие всех этих картин происходит или в Ленинграде, или в Ленинградской области).
      Афера с поддельными работами Фаберже стоит в этом списке особняком. Еще в 1973 году Монастырский был осужден за продажу и организацию контрабанды произведений искусства, похищенных из фондов ленинградских музеев. Он был освобожден досрочно, и уже к концу 1970-х годов создал настоящую фирму по производству поддельных ювелирных изделий под Фаберже. На него работали художники, ювелиры и камнерезы, а сам Монастырский обеспечивал каналы сбыта. Производство было настолько масштабным, что до настоящего времени на западных и даже отечественных художественных аукционах периодически появляются так называемые «фальшберже», которые даже специалисты не всегда могут отличить от настоящих.
      Масштабы деятельности кинематографических аферистов были гораздо скромнее, поскольку на них работал только один художник-ювелир (роль этого персонажа по имени Ким Фалеев в фильме как раз и исполнял Николай Караченцев). Любопытно, что именно его чистосердечное признание помогает сыщикам успешно завершить дело, а мотивы своего поступка Фалеев объясняет желанием утвердить свое авторство на произведения, которые по художественному уровню представляются ему не ниже, чем работы мастеров Фаберже. В последних выпусках сериала упоминалось, что Ким Фалеев получил небольшой срок за участие в мошенничестве, а выйдя на свободу, смог эмигрировать в Канаду и организовать там выставку своих работ, в том числе и исполненных под Фаберже.
      В реальности таких благородных художников в окружении Монастырского не оказалось, и честь разоблачения фирмы по производству «фальшберже» целиком принадлежит нашим силовым структурам. Поначалу вышли на канал сбыта ювелирных ценностей за границу, и Монастырского взяли как организатора махинаций с золотом, драгоценными камнями и культурными ценностями. Поскольку статья, по которой его обвиняли, была расстрельной, он быстро сообразил, что предпочтительнее признаться в мошенничестве. В итоге он получил всего семь лет, отсидел только пять, вышел на свободу в 1991 году уже свободным бизнесменом-антикваром в новой российской реальности, а позднее даже оказался депутатом Государственной Думы по списку ЛДПР.
      Уровень подделок, которые исполняли для «фирмы» Монастырского был так высок, что некоторые из этих изделий попали (разными путями, но чаще всего как таможенный конфискат) даже в крупные российские музеи, в частности, в Музеи Московского Кремля. Хотя профессиональные эксперты, надо отдать им должное, смогли определить подделки сразу и без особых проблем.
      Монастырский замахнулся даже на святая святых – знаменитые императорские яйца Фаберже. Одно из таких поддельных яиц, изготовленное из порфира, пытались вывезти из нашей страны африканские дипломаты. Вещь была изъята, передана для экспертизы специалистам, тогда и выяснилось, что это подделка.
      Любопытна судьба 13 фигурок «фальшберже», которые были изъяты во время следствия в 1983 году и переданы в Эрмитаж, поскольку первоначально предполагалось, что они могли быть украдены оттуда. Позднее было установлено, что это фальшивки, но вещи остались в музее. А в 2006 году выяснилось, что они были похищены из Эрмитажа  в числе прочих вещей, проходящих по новому громкому музейному делу.
      Монастырский, также, как и Ким Фалеев из фильма, в конце концов, уехал за границу. Это случилось в 2000 году, когда истек срок его депутатских полномочий вместе с депутатской неприкосновенностью. Незадолго до этого был убит его помощник, который перед смертью записал видеопоказания, в которых разоблачал преступную деятельность своего шефа и его связи с «тамбовской» преступной группировкой, так что Монастырский, очевидно, чувствовал приближающуюся опасность ареста. Он обосновался в Швейцарии, а в России сразу после этого был объявлен в международный розыск. В 2006 году Монастырский погиб в результате ДТП с грузовиком на франко-швейцарской границе (это по официальной версии). Но в этом деле осталось много неясного.
      Так что реальная история аферы с «фальшберже» и его организатора оказалась гораздо запутаннее и драматичнее, чем кинематографический вариант. Впрочем, судя по всему, в деле «Подпаска с огурцом» тоже остались некая недосказанность, поскольку главные мошенники в фильме, коллекционер Боборыкин (Борис Тенин) и его зять Альберт (Никита Подгорный), торговали не только фальшивками Фаберже, но также сбывали и поддельные картины не слишком опытным коллекционерам (в фильме одну из таких покупательниц играла Людмила Хитяева, удачливая советская бизнес-вуман, занимавшаяся торговлей сантехникой).
      Афера Монастырского, возможно, была самым масштабным делом, связанным с поддельным Фаберже, но отнюдь не единственным в советское время.
      Известно, что еще в 1930-е году производство поддельных шедевров знаменитых ювелирных домов России, пользовавшихся большим спросом на Западе, в том числе и Фаберже, было поставлено на поток и курировалось с самого верха. Эта работа шла под контролем ОГПУ, а за сбыт отвечали братья Хаммеры, считавшиеся большими друзьями Советского Союза.
      Профессиональные ювелиры в России, причем, вероятно, те самые, которые работали еще в царские времена на тех самых знаменитых ювелиров, изготавливали изделия по старинным образцам, затем эти вещи вывозились за границу, причем по документам они были обозначены как изделия кустарей и народных промыслов, для которых существовали какие-то льготные таможенные условия. В распоряжении сотрудников ОГПУ были комплекты клейм и Фаберже, и клейм других ювелирных предприятий. Изделия клеймились уже после того, как были переправлены за границу.
      Затем Хаммеры пропускали их через свою коллекцию, которая имела безупречную репутацию, а далее они искали покупателей среди богатейших коллекционеров США и Западной Европы. Хаммеры получали свой вполне приличный процент, а основная часть средств шла на финансирование советской экономики. Очень может быть, что отчасти технологический прорыв Советского Союза, осуществленный в 1930-е годы, был профинансирован именно на средства от этойювелирной авантюры.
      С этим делом связана еще одна странная история. В 1928 году Агафон Фаберже, сын и наследник великого Карла, вместе со всей своей семьей по льду Финского залива смог перебраться в Финляндию. До этого ему помогли переправить в Хельсинки ценнейшие живописные полотна и коллекцию почтовых марок, а также приличную сумму денег. Агафон Фаберже до этого был уполномоченным Гохрана и торговал антиквариатом, такие люди были под жестким контролем спецслужб. А здесь человек со всеми домашними и со всеми своими ценностями бежит в Финляндию, покупает дом, чуть ли не в центре Хельсинки, и живет там спокойно еще более тридцати лет. Изо всего вышесказанного напрашивается мысль, что ОГПУ имело некоторое отношение ко всем этим событиям. Очень может быть, что именно слово Агафона Фаберже служило дополнительной гарантией для покупателей «фальшберже» от  ОГПУ.
      Подлинное клеймо фирмы Фаберже фигурирует и в фильме. По сценарию, Боборыкин в свое время украл его у наследницы одного из мастеров Фаберже, а затем им клеймили подделки. Экспертиза показала, что клеймо на этих вещах было подлинным, а вот металл лили совсем недавно и состав его отличался от того, что использовали до революции.
      Дочь Боборыкина Муза (Лилия Толмачева), искусствовед, которую в семейной «фирме» использовали вслепую как эксперта, подтверждала подлинность вещей по наличию на них клейма, что давало дополнительные гарантии покупателей. Но, между прочим, настоящий профессиональный эксперт никогда не будет начинать изучение произведения искусства с клейма или с подписи художника. Клеймо рассматривается в самую последнюю очередь, когда эксперт уже смог составить мнение об авторстве, основываясь на общих художественных и технологических особенностях вещи, и служит лишь подтверждением выводов.
      Была еще одна довольно громкая история с поддельным Фаберже, относящаяся к 1960-м годам. Тогда двое предприимчивых граждан Наум Николаевский и его родственник Василий Коноваленко наладили продажу подлинных дореволюционных ювелирных изделий, выполненных в технике русской эмали, на которых они затирали клейма менее известных мастеров и ставили клейма Фаберже, также они резали фигурки животных и статуэтки под Фаберже. Эти вещи вывозились за границу и сбывались с аукционов. В 1969 году были арестованы и осуждены более 10 человек, которые участвовали в этой афере, сам Наум Николаевский получил 6 лет. Известно, что его шурин Василий Коноваленко, как и Ким Фалеев из фильма, смог уехать за границу, в Нью-Йорк, где до настоящего времени работает как скульптор.
Tags: истории, криминал
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Дэвид Уилки. Портрет короля Георга IV в килте. 1822 По время визита английского короля Георга IV в Шотландию в 1822 году некий полковник…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Рембрандт. Философ в раздумье. 1632 Как-то раз философа и моралиста Себастьена-Рок-Никола Шамфора спросили - Почему все философы являются…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Антуан Ватто. Затруднительное предложение. Ок.1715-16 Когда юный граф Юг-Каликст де Монморен должен был впервые явиться ко Двору, его мать,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 5 comments