nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ЖАН ОГЮСТ ДОМИНИК ЭНГР.
ПОРТРЕТ ЛУИ ФРАНСУА БЕРТЕНА СТАРШЕГО

         Иногда художнику удается написать портрет так, что каждому зрителю, который видит эту картину, кажется, что он лично знаком с ее героем, что про человека, изображённого на холсте, можно рассказать абсолютно все: и кто он такой, и какой у него характер, и даже о чем он думает.
         К таким безусловным шедеврам портретного жанра относится и портрет Луи Франсуа Бертена Старшего, написанный Жаном Огюстом Домиником Энгром в 1832 году. Разумеется, искусствоведы точно знают, кто такой, этот Луи Бертен, чем он занимался, какими были детали его биографии. Но рассказ об этой картине мне хочется начать с того, что может увидеть в этом потрете человек, который прежде никогда его не видел. Итак, что можно рассказать о месье Бертене, ничего о нем заранее не зная, только глядя на портрет?
         Перед нами немолодой мужчина, не очень здоровый, но, несомненно еще весьма деловой и энергичный, успешный и состоятельный, обладающий сильным характером и несомненной деловой хваткой. Весь фокус в том, что все это понятно абсолютно любому человеку, даже тому, кто видит портрет в первый раз в жизни.
         Биография Луи Бертена – это, вне всякого сомнения, история жизни человека, который умел добиться успеха в любой ситуации и любой ценой. Луи-Франсуа Бертен родился в 1766 году в Париже в семье одного из секретарей герцога Шуазеля, который был премьер-министром при Людовике XVI. Ему прочили духовую карьеру, но он заинтересовался революционными идеями и предпочел пойти в журналистику.
        В 1800 году, уже при Наполеоне, вскладчину с братом Луи Бертен выкупил у типографа Бодуэна право печатать периодическое издание, которое существовало с 1789 года под названием «Journal des Débats et des Décrets» (Газета политических и литературных дебатов). Первым делом Бертен урезал название до «Journal des Débats», а потом несколько изменил идейную направленность издания, придав ему явную роялистскую тенденцию. Наполеону, который провозгласил себя императором в 1804 году, газета не нравилась, и Бертен, чтобы не конфликтовать с новоявленным императором снова частично сменил название газеты на  «Journal de l’Empire» (Газета империи). Бертен выстоял и сохранил свое издание путем компромисса, тогда его газета фактически стала эхом проправительственного издания «Moniteur» (Наблюдатель).
         В 1814 году после поражения Наполеона издатель вернул газете прежнее название «Journal des Débats», и открыто стал в ней на сторону роялистов. Бертен лишился своей газеты только на время «Ста дней», когда в период временного возвращения Наполеона к власти, у него все-таки отобрали его издание и передали более лояльному журналисту, поддерживавшему Наполеона.
        Но в конечном итоге выиграл все равно Бертен. В период Реставрации он вернул свой «Journal des Débats», и в дальнейшем газета постоянно участвовала в играх новых французских политиков, поддерживая одних и нападая на других. В общем, «Journal des Débats» стал вполне типичным рупором либерально настроенной французской публики, при этом имея свою точку зрения и свой круг постоянных читателей, что способствовало и явному коммерческому успеху этого весьма долговременного издательского проекта.
        Энгр написал портрет Бертена в 1832 году, когда журналисту и издателю было за 60 (точнее, 66 лет), и он уже отошел от активной деятельности, передав издательский бизнес своим сыновьям Эдуарду и Арману, но при этом нисколько не утратил свою хватку ловкого дельца и свое влияние в деловых и политических кругах.
        Итак, начиная работу над портретом, Энгр изначально избрал в качестве композиционной основы пирамиду, что придало всей фигуре Бертена солидность и основательность. Значимость личности персонажа подчеркивается и тем, что Энгр изобразил старого журналиста, хотя и в дорогом кресле, но на абсолютно нейтральном фоне, и избрал практически монохромную гамму для общего колористического решения портрета.
        Напряженное лицо Бертена с мрачным, тяжелым и циничным взглядом акулы журналистики как будто отражает все этапы его непростой жизни: юность, пришедшаяся на время революционного террора, политические баталии эпохи Наполеона, полное разочарование в политикев период Реставрации, а еще разврат и безумные развлечения, снимавшие напряжение политической и профессиональной борьбы, и при этом полностью подорвавшие здоровье. Во внешности Бертена еще можно увидеть остатки былой мужской красоты, которую скоро окончательно скроет разрушительная старость.
Бертен одет в дорогой модный костюм, у него дорогие украшения, о чем свидетельствует декорированная драгоценными камнями застежка цепочки для часов, но при этом его седые волосы взлохмачены либо как у человека настолько влиятельного, что формальные приличия его уже мало волнуют, или же как единственное напоминание о бурных днях молодости, которое Бертен может узреть, оказавшись перед зеркалом.
      Но самое потрясающее в этом портрете – это руки Бертена, его толстые короткие пальцы, охватившие колени, которые напоминают гигантские щупальца или клешни. Это исключительно символический жест, демонстрирующий власть и силу конкретного человека, а через него власть и силу прессы. Положение рук очень долго не давалось художнику, о чем свидетельствую многочисленные наброски и эскизы. В конечном итоге получилось так, что такую позу случайно (а, может и не случайно) выбрал сам Бертен. Как рассказывал кто-то из учеников Энгра,хужожник совершенно неожиданно «поймал» это положение рук Бертена и радостно воскликнул: «Завтра ваш портрет будет готов». Руки Бертена более всего говорят о влиянии этого человека в обществе, и одновременно о его внутренней силе.
           На современников портрет Бертена Старшего производил сильнейшее впечатление прежде всего своим нарочитым реализмом и естественностью. Один из первых зрителей, например, писал о картине так:
        «…Я был ошеломлен и ввергнут в недоумение при виде этого портрета. Тут налицо абсолютное следование природе, полнейшее самоотречение и самопожертвование автора!»
        Однако за кажущейся естественной простотой изображения прячется виртуозное мастерство Энгра, особенно в том, что касается владения линией и рисунком, а также поистине гениальный выбор единственно верной позы персонажа. Даже простой казалось бы фон за спиной у Бертена, вовсе не является однотонно окрашенной стеной.При более внимательном его анализе можно увидеть тщательно проработанный художником меандровый орнамент на уровне спинки стула, также исполненной исключительно тщательно.       Мрачноватый тон картины к тому же способствует расстановке акцентов на мелких деталях. Энгр выделяет седые волосы Бертена и его белоснежный воротник, подвязанный белым же шейным платком по последней великосветской моде, а также белоснежные манжеты рубашки. Все это подчеркивает дороговизну и элегантность наряда Бертена, который сохраняет стиль в одежде, несмотря на возраст, полную фигуру и очевидные проблемы со здоровьем (судя по всему, диабет и проблемы с сердцем).
        Дочери Бертена, Луизе, поэтессе и композитору, портрет отца категорически не нравился. Она говорила, что папочка похож на нем на «толстого фермера». По иронии судьбы именно она получила эту картину в наследство после смерти отца в 1841 году. Сама она завещала картину племяннице Марии, та – уже своей племяннице Сесили Бапст, которая и продала портрет Лувру в 1897 году.
        Портрет Луи Франсуа Бертена Старшего был воспринят современниками как символ наступающей буржуазной эпохи, где главным действующим лицом становится буржуа-либерал, тип которого и воплощает собой Луи Франсуа Бертен. Эдуард Мане, оценивая монументальность фигуры Бертена в сочетании с самоуверенностью и даже агрессивностью персонажа, назвал его «образом буржуазного Будды».
        P.S. «Journal des Débats» существовал до 1944 года.
Tags: анализ, портрет, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments