nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ИСТОРИИ

ИВАН III И ИСКУССТВО
Часть 1.
    Наше время требует новых исторических кумиров. Ивана Грозного превратить из отрицательного персонажа истории в резко положительного так и не удалось при всем желании: многоженство, опричнину, убийство сына, издевательство над духовенством и прочее и прочее оправдать невозможно даже требованиями блага государства. Петр Ic его западническими настроениями сейчас не в тренде, Николай II приобрел статус царственного мученика, но ему все равно припоминают развал великой империи и приход большевиков, а также то, что он слишком часто шел на поводу у жены.
    Итак, статус великого государя ныне приобретает Иван III, к нему по части личной и государственной пока претензий ни у кого нет: объединил страну, отстроил фактически с нуля столицу, привел в систему структуры государственной власти, да еще и женился (вторым браком)
на экзотической западной принцессе Зое Палеолог.
    Но в данном случае, интереснее всего посмотреть, что происходило при Иване III в русском искусстве. Иван III правил в 1462-1505 гг. В русской архитектуре это действительно время судьбоносное: перестройка Московского Кремля, возведение основных стен, башен и храмов, а также привлечение к работе итальянских мастеров, которые профессионально были не только архитекторами, но также и оружейными мастерами и, даже, алхимиками. Стройки велись не только в столице, но и по всей стране, особенно на ее тогдашних рубежах – в Новгороде Великом и в Новгороде Нижнем, Пскове, Владимире, Старой Ладоге, Ивангороде.
    В русской живописи это расцвет московской школы иконописи, и время работы Дионисия и его сыновей. Развитию русской иконописной школы добрую службу сослужило падение Константинополя в 1453 году, поскольку православные художники (кто смог добраться и пожелал остаться) нашли приют в единственном оставшемся оплоте ортодоксальной христианской веры – Великом княжестве Московском.
    Существует легенда, подтвердить которую документально, впрочем. невозможно, о Либерее – великой библиотеке византийских императоров, которую привезла на Русь принцесса Софья Палеологв качестве приданного. Якобы по приезде ее вместе с книгами в Москву случился грандиозный пожар, и лишь по счастливой случайности библиотеку удалось спасти. Вот тогда-то и потребовала молодая жена у русского царя (вернее, великого князя Московского) пригласить мастеров с ее второй родины – Италии, чтобы построили они для нее несгораемый тайник для ее главных сокровищ – книг. Иван Васильевич был только рад выполнить каприз молодой жены, и мастера начали приезжать.
    Ко второй половине 15 века белокаменный московский Кремль Дмитрия Донского уже ни внешним видом, ни внутренней архитектурной составляющей не соответствовал международному положению, политическому значению и богатству московского государя. Не мог он служить и военной крепостью, поскольку стены и башни обветшали, так же, как и деревянный кремлевский дворец.
     В первый год своего княжения Иван III поручил строительные работы в Кремле Василию Дмитриевичу Ермолину. Он перестроил Фроловские (позже Спасские) ворота, «парадный» вход в Кремль, украсил их белокаменной скульптурой и декоративными барельефами.
    Успенский собор, построенный при Иване Калите, настолько обветшал, что грозил обвалом. К новой постройке московские мастера приступили в 1472 году, а к 1474 году почти закончили строительство, но собор рухнул. Иван III хотел пригласить для этой работы псковских мастеров, но они не решились взяться за восстановление собора.
    И тогда Семену Толбузину, который отправился с дипломатическим поручением в Венецию, было велено привезти из Италии мастера «каменных дел». Толбузин вернулся в Москву в марте 1475 года в сопровождении итальянского архитектора Аристотеля Фиораванти.
    Итальянец обследовал остатки рухнувшей постройки и отказался использовать их для восстановления собора. Фиораванти начал с того, что в селе Калитникове за Спасо-Андрониковым монастырем построил кирпичный завод. Затем он совершил поездку во Владимир, поскольку за образец ему было предписано взять Владимирский Успенский собор.
    Фиораванти закончил строительство Успенского собора Московского Кремля летом 1479 года. Новый кафедральный собор затмил собой владимирский образец, поскольку сделав его основой своего архитектурного проекта, Фиораванти не стал его копировать, а создал собственный архитектурный шедевр.
          Новый Успенский собор был сделан пятиапсидным, пятиглавым, прямоугольным в плане. Внутри – светлый зал, который нисколько не загромождают четыре мощных опорных столпа. Стены собора для русской традиции очень тонкие, что позволило еще более раздвинуть центральное пространство. Через все фасады, кроме алтарного, проходит арочный пояс владимиро-суздальского типа, но в целом с внешней стороны стены собора декорированы очень скупо, причем в декоре присутствую черты различных стилей – романского,
византийского, ренессансного итальянского, владимиро-суздальского,
московского.    
      После окончания строительства Успенского собора болонские власти обратились к Ивану III с просьбой отпустить Аристотеля Фиораванти на родину, но прошение не было удовлетворено. Постройка Успенского собора была лишь первым шагом к уже задуманным тогда великим князем Московским грандиозным планам по перестройке Кремля и сооружении новых городских укреплений в Москве.
    Московский государь вызвал на подмогу Аристотелю Фиораванти из Италии еще нескольких архитекторов и инженеров-строителей. А пока они не прибыли (все-таки в те времена путь от Рима до Москвы занимал несколько месяцев, а то и больше года), Аристотелю Фиораванти поручили заниматься предварительной работой по проектированию построек Московского
Кремля. Чертежей и проектов, правда, не сохранилось, но должен же Фиораванти был что-нибудь делать, пока ждал прибытия коллег. Впрочем, он занимался также и перевооружением русской армии, а еще был неплохим алхимиком, а эти способности у тогдашних правителей были еще более востребованы, нежели обычный архитектурный опыт.
    Аристотель Фиораванти умер приблизительно в 1486 году (при невыясненных обстоятельствах), но еще до его смерти в Москву успели приехать Антон Фрязин и Марко Руфо. Позднее, зимою 1490 года прибыли Пьетро Антонио Солари с учеником Закантонием, а в 1493 году – Алевиз из Милана.
Продолжение следует…
Tags: архитектура, истории, стили и направления в искусстве
Subscribe

  • ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

    АИССЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ АДЫГЕЙКИ Аиссе Часть 3. Современники всегда отмечали, что граф де Ферриоль был весьма своеобразной личностью, человеком,…

  • ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

    АИССЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ АДЫГЕЙКИ Дж.Райт. Лейла Часть 2. Когда граф де Ферриоль и его воспитанница прибыли в Париж, то он сразу же передал девочку…

  • ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

    АИССЕ: ИСТОРИЯ ОДНОЙ АДЫГЕЙКИ Аиссе Часть 1. Граф Шарль де Ферриоль, посол Людовика XIV в Оттоманской империи, прибыл в Стамбул ко двору…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments