nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ЖАН ОНОРЕ ФРАГОНАР.
ЗАДВИЖКА/ ДВЕРНАЯ ЗАЩЕЛКА/ ЩЕКОЛДА/ ЗАСОВ/ ЗАМОК

         Такой разброс в переводе названия одной из самых известных картин Фрагонара, которая к тому же является знаковой для соответствующей эпохи, а также входит в топ-800 самых примечательных произведений Лувра, не случаен. В оригинале она называется «LeVerrou», и перевод действительно может быть весьма разнообразен (задвижка, засов, запор, а также затвор и стопор), а вот закрепленного русского варианта почему-то не сложилось.
         Фрагонар создал «Задвижку» в 1780-84 годах (по другой версии в 1777 году), на излете блестящей эпохи «старого режима», и если верен первый вариант датировки, то картина появилась практически одновременно с романом «Опасные связи» Шодерло де Лакло (1782).
         Для художника это была заказная работа. После того, как в 1774 году Фрагонар вернулся после поездки в Италию, к нему обратился маркиз де Вери (Луи-Габриэль Вери-Районар, маркиз де Вери) с несколько необычным заказом. Дело в том, что в коллекции маркиза уже была картина Фрагонара на религиозную тему – «Поклонение пастухов» (в настоящее время находится в Лувре, датировка неточная, возможно, 1775 год). И теперь онрешил обзавестись парной к ней, причем так, чтобы новое полотно соответствовало уже имеющемуся «Поклонению» в колористическом отношении. Но фокус был в том, что хотя новую картину предполагалось разместить симметрично «Поклонению пастухов» (отсюда и требование к колориту), ее сюжет должен был быть совершенно противоположным. А что может быть противоположнее евангелической сцены, как не пикантный эпизод из чьей-то спальни с эротическим подтекстом.
         Известоа, что графический набросок «Защелки» был продан в 1777 году, а гравюра с готовой картины исполнена в 1784 году, отсюда и такой разброс в датировке. В 1785 году после смерти маркиза де Вери его наследники продали картину с аукциона, в каталоге которого приводилось описание «Задвижки», весьма показательное:
        «На картине изображена комната, в которой находятся молодой мужчина и молодая женщина. Мужчина собирается задвинуть дверной засов, женщина пытается остановить его».
         Этот исключительно конкретный текст, видимо составленный человеком, у которого полностью отсутствовало воображение, совершенно не передает всей прелести и даже некоторой таинственности «Защелки». Между прочим, уже в 1816 году один из первых биографов Фрагонара писал, что «Защелка» «…полна загадочных контрастов».
         Итак, первое, что бросается в глаза при взгляде на полотно, это совершенно нетипичная для этой эпохи организация композиции. Главные герои вопреки правилам классицизма находятся не в центре картины, а сдвинуты к правому краю картины. Именно здесь мы и наблюдаем основное действие, происходящее между персонажами, «молодой женщиной» и «молодым мужчиной». Центр же картины занимает часть разобранной постели с красной драпировкой и скомканная золотистая юбка платья героини. Но следуя взглядом за юбкой, зритель в конечном итоге и фиксирует его на основной сцене полотна. Причем, тот предмет, который дал картине название – дверная защелка, находится достаточно высоко в правом верхнем углу картины.
         Итак, первой загадкой могут показаться отношения героев картины. Юноша уже раздет практически до нижнего белья, девушка полностью одета, от уложенной прически до туфель и чулок, так что похоже, она еще не начинала раздеваться. Она одновременно и отталкивает и привлекает к себе мужчину, и таким способом художник показывает внутреннюю борьбу героини, разрывающейся между страстным желанием и ханжескими требованиями морали. Молодой человек (весьма симпатичный, между прочим) одновременно пытается удержать свою подругу и задвинуть дверной запор, чтобы девица уж точно никуда не делась, и никто не помешал бы парочке извне.
        Не совсем понятно, происходит пикантная сцена в спальне парня или девушки. В пользу версии о спальне юноши говорит то, что он уже начал раздеваться, а его темное одеяние начинающего духовного лица, юриста или литератора лежит комом возле постели, заброшенное на позолоченную рокайльную спинку стула, уже перевернутую либо в пылу любовной борьбы, либо по причине нетерпения одного из ее участников (впрочем, одно не исключает другое). В конце концов, его подруга, сгорающая от страсти ,могла презреть нормы морали, одеть свой лучший наряд и заявиться в комнату любовника.
        На то, что действие происходит в спальне девушки, может указывать маленький букет, состоящий из нескольких роз и неопределяемых белых цветов, который лежит на полу в правом нижнем углу картины. Либо эти цветы принес с собой кавалер в качестве скромного любовного подношения, либо они уже были в комнате, и их сбросили на пол в пылу шуточной любовной баталии. Возможно также, что это был букет с корсажа героини, и тогда то, что цветы оказались сорваны можно считать первым этапом в раздевании девицы.
       Во втором случае не очень понятно, живет ли молодой человек в том же доме, что и девица, или же он пробрался туда тайно лишь для того, чтобы соблазнить красотку. Можно вспомнить очень похожий эпизод из «Опасных связей»:
         «…Убедившись, что в замке все тихо, я вооружился потайным фонарем, и в туалете, соответствовавшем позднему часу и подходящем к данным обязательствам, отправился с первым визитом к нашей подопечной  <Сесили Воланж>… Я успокоил ее первые проявления испуга, но придя сюда не для разговоров, решился на некоторые вольности… <Моя> краткая речь не успокоила ни ее огорчения, ни ее негодования, но привела к покорности. Не знаю, был ли красноречив ой тон, но жесты мои, во всяком случае красноречием не отличались. Какой оратор может притязать на изящество в положении, когда одна его рука – рука насильника, а другая – рука любви?.. Торговались мы, торговались и пришли к соглашению насчет второго поцелуя, с тем, что он будет ею принят. Тогда я обвил ее несмелые руки вокруг своего тела, а своей рукой любовно прижал  ее к себе, и поцелуй мой был действительно принят…» (Письмо 96 от виконта де Вальмона к маркизе де Мертей).
         Между прочим, постель в комнате уже смята, так что очень может быть, что это действительно комната молодого человека, и он уже лежал, когда к нему пробралась изящно одетая и причесанная по моде томная красавица. И маловероятно, что она намеревалась побеседовать с ним о политике, философии или литературных новинках. Так что ее сопротивление в таком случае можно приписать лишь искусной любовной игре, роли в которой давно уже расписаны, а финал для всех очевиден.Кстати, символичным является и красный цвет драпировок над постелью и покрывала на ней, поскольку красный – традиционный цвет страсти.
         Кстати, если молодой человек, хотя и изображенный в профиль с наклоном головы, обладает ярко выраженной индивидуальностью,то внешность девушки гораздо более обобщена. Она, безусловно хороша собой, но не более того. Скорее всего ее можно сравнить с хорошенькой куколкой. Подобный тип женского лица действительно считался в ту эпоху идеалом красоты, и довольно часто встречался на картинах Фрагонара.
         Композиционно художник проводит в своей «Защелке» ярко выраженную диагональ из ярко освещенного верхнего правого угла, то есть от защелки, вниз, в затемненный левый нижний угол, где на небольшом прикроватном столике находится яблоко – очевидный знак грехопадения.
         Впрочем, есть версия, что «Защелка» - это символическое размышление человека 18 века о традиционном противопоставлении  любви земной и небесной.
         P.S. «Защелка» была приобретена Лувром в 1974 году, парная к ней картина «Поклонение пастухов» также хранится в Лувре.
         
Tags: истории, картины, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments