nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

БЕЗУМИЕ ВИКТОРА БОРИСОВА-МУСАТОВА
      Иногда судьбы совершенно разных людей, рожденных в разное время, или в разных странах, обнаруживают совершенно неожиданное сходство. Такие странные параллели можно найти в судьбах двух совершенно разных художников, француза Анри де Тулуз-Лотрека и русского Виктора Борисовва-Мусатова. У них были разные жизненные принципы и разное отношение к искусству, они творили в рамках разных направлений (постимпрессионист Лотрек и символист Мусатов), но в то же время их объединила сходная трагедия, которая не могла не оказать серьезнейшее влияние и на их жизнь, и на их творчество.
      Виктор Борисов-Мусатов родился в 1870 году Саратове в семье железнодорожного служащего Эльпидифора Борисовича Мусатова. Лотрек был старше его на шесть лет, но, в сущности, их можно считать представителями одного поколения. Когда Виктору было три года, с ним случилось несчастье, он неудачно упал со скамейки и травмировал позвоночник. Лотрек травмировался в более старшем возрасте, в 14 лет, но это тоже было падение, причем со стула, хотя основной причиной болезни были генетические отклонения. В результате развившейся болезни Мусатов на всю жизнь остался горбуном. Сначала травме ребенка не придали значения, но затем он стал вялым, начал быстро утомляться, у него появилась одышка, а потом на спинке стал образовываться горб как следствие сильного ушиба позвоночника. Ему не помогало никакое лечение (консервативное, естественно, ведь операций на позвоночнике тогда еще не делали), и можно предположить, что источник проблемы тоже был в наследственности.
      Рисовать Виктор начал с шести лет, и родители очень поддерживали увлечение сына. Первые опыты работы с натурой Борисов-Мусатов получил еще в детстве на острове Зеленый близ Саратова. Мальчик вообще мало общался со сверстниками, что не удивительно, если учесть его физический недостаток, и предпочитал жить в мире своих фантазий. Тоже самое переживал и Лотрек. Конечно, между потомком богатейшей французской аристократической династии и сыном скромного железнодорожного служащего, чей дед еще был крепостным, на первый взгляд пролегала пропасть, но ведь оба в силу своих физических проблем постепенно уходили все дальше и дальше в иллюзорный мир искусства.
       В одиннадцать лет Виктор поступил в Саратовское реальное училище, где его художественные способности заметил и стал развивать учитель рисования, недавний выпускник петербургской Академии художеств В.Коновалов. Борисов-Мусатов много занимался с Коноваловым в его домашней студии. Именно он подвигнул мальчика к серьезным занятиям живописью и познакомил с новейшими течениями современного искусства. Лотрек получил прекрасное домашнее образование, а вот первые уроки рисования ему дал его родной дядя Шарль. Но, в сущности, и здесь можно увидеть определенное сходство судеб.
      В 1884 году Виктор покинул училище, но занятия живописью не прекратил. Шесть лет спустя, в 1890 году, он отправился в Москву, где поступил в Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Через год он уже оказался в петербургской Академии художеств в качестве вольнослушателя. В этом же 1891 году он впервые начал подписываться как Борисов-Мусатов. Он взял это имя, поступая в Академию, поскольку в московском Училище постоянно путались, называя его то Мусатовым (это была фамилия его деда по матери, которого в семье очень уважали), то Борисовым (по отчеству – Борисов сын). В Академии Борисов-Мусатов посещал мастерскую П.Чистякова. Однако, получить систематическое художественное образование ему так и не довелось, также, как и Лотреку, который всего пару лет посещал сначала студию Леона Бонна, а затем занимался у Фернана Кормона.
      В 1893 году Борисов-Мусатов перенес хирургическую операцию, и врачи сочли климат Петербурга губительным для его здоровья. Он снова вернулся в московское Училище, где занимался в мастерской Поленова. Лотрек, судя по всему, от своей основной болезни никак не лечился, или же можно сказать, что его единственным лекарством от всех болезней был алкоголь в целом и абсент в частности. А вот Мусатов выпивкой не злоупотреблял.
      Летом 1895 года Борисов-Мусатов съездил в Крым и на Кавказ, а после этого отправился в Париж, где провел с небольшими перерывами, когда возвращался в родной Саратов, целых три года. Этому путешествию предшествовала любовная драма. Борисов-Мусатов сделал предложение художнице Елене Александровой и получил отказ (у. В Париже он работал в мастерской Фернана Кормона (еще одна параллель, только Лотрек учился у него в 1882-84 г.), изучал работы старых мастеров и новые художественные течения французского и европейского искусства.
     Лето 1896 года он провел в Саратове, где познакомился с П.Кузнецовым, П.Уткиным, К.Петровым-Водкиным и скульптором А.Матвеевым. Впоследствии исследователи объединили этих художников в так называемую «саратовскую школу» живописи.
      В 1898 году после еще одной операции Борисов-Мусатов окончательно вернулся в Саратов. С этого времени он начал писать свои знаменитые полотна, в которых видна ностальгия по ушедшим временам. В 1899 году Борисов-Мусатов вступает в Московское товарищество художников, а в 1901 году впервые участвует в их выставке. В том же году он посетил имение князей Прозоровских-Голицыных Зубриловку, и местные пейзажи стали фоном многих из его произведений. Художник сблизился с «Миром искусства», и его работы получили признание в среде мирискусников. В общем-то, можно сказать, что успех пришел к нему примерно в том же возрасте, что и к Лотреку (может лишь немногим позже).
      Активному участию Борисова-Мусатова в художественной жизни России мешало то, что он жил в Саратове, провинциальном городе, отдаленном от культурных центров России. В 1903 году он перебрался ближе к Москве, поселившись в Подольске. К тому времени Борисов-Мусатов уже был женат. Художница Елена Александрова приняла его предложение, сделанное во второй раз. А вот здесь, похоже, проявляется разница национальных темпераментов, поскольку Лотрек никогда не был женат, зато регулярно менял любовниц.
  В 1903 году Борисов-Мусатов вступил в Союз русских художников. С этого времени он начал активно выставляться, и его работы получили всеобщее признание. Годом ранее художник познакомился и близко сошелся с семейством Станюковичей. Н.Ю.Станюкович вместе с сестрой художника Е.Мусатовой стали постоянными моделями художника.
      В 1904 году Борисов-Мусатов с успехом показывает свою персональную выставку в городах Германии (Гамбург, Мюнхен, Берлин, Дрезден), а в 1905 году представляет свои картины в парижском Салоне, после чего становится членом французского Общества изящных искусств (увы, Лотрек уже не мог их увидеть, если, конечно, это вообще могло его заинтересовать).
      На исходе 1904 года у Борисова-Мусатова рождается дочь Марианна, и семья живет очень скудно, почти бедствуя, поскольку, несмотря на растущий успех, доходов его картины почти не приносят. В марте 1905 года Борисов-Мусатов вновь переезжает, на сей раз в Тарусу, на дачу профессора И.Цветаева (отца Марины Цветаевой).
      В последние месяцы жизни художник пережил всплеск творческой активности. Его как будто совершенно не волновали все бури окружающего мира, политические события, потрясающие Россию в эту эпоху, он по-прежнему существовал в собственном иллюзорном окружении. Единственным событием, которое его  потрясло в это время, была смерть Н.Станюкович. В память о ней Борисов-Мусатов начал писать свою последнюю работу «Реквием», так и оставшуюся незавершенной.
Борисов-Мусатов умер ранним утром 26 ноября 1905 года и был похоронен на тарусском кладбище, на высоком берегу Оки. Ему было 35 лет. Анри де Тулуз-Лотрек умер в 1901 году, ему было 36.
      У Борисова-Мусатова современные исследователи диагностируют личность дефицитарного типа, формирование которой происходит как правило у детей или подростком, страдающих неким физическим недостатком или уродством. Впоследствии им оказывается свойственно сознание своей неполноценности, преобладание депрессивного настроения и ограничение социальных контактов, сопряженное с уходом в мир внутренних переживаний и в гиперкомпенсаторное фантазирование, что иногда еще называют псевдоаутизацией личности. Тот же самый диагноз ставят и Лотреку. И при этом, как же непохоже их творчество!
Tags: биографии, психология&психиатрия, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments