nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

БЕЗУМИЕ ВАЛЕНТИНА  СЕРОВА
Часть 1.
      У Константина Коровина есть весьма обширный круг поклонников, но по большей части его составляют все же люди просвещённые, настоящие любители и знатоки искусства, а вот имя одного из его ближайших друзей – Валентина Серова – известно в нашей стране абсолютно всем. И не только потому, что это был действительно гениальный художник, а еще и благодаря знаковой выставке, проведённой Третьяковской галереей в 2015-16 году (знаковость была обеспечена тем, что ее посетил Сам-знаете-кто, после чего публика начала выносить окна и двери здания на Крымском валу в стремлении увидеть «Девочку с персиками» и т.п.)
      Валентин Серов еще более чем Константин Коровин, считался любимцем фортуны, одним из наиболее успешных и состоятельных художников России рубежа 19-20 веков, штатным портретистом царской семьи, обласканным критиками и обожаемым широкой общественностью. Но, похоже, что и его судьба была не такой уж легкой и прямолинейно благополучной, в том числе и по части душевного и прочего здоровья.
      Валентин Серов родился 7 января 1865 года в Петербурге. Он был сыном знаменитого русского композитора Александра Николаевича Серова, автора опер «Юдифь», «Рогнеда», «Вражья сила», издателя и редактора журнала «Музыка и театр». Мать будущего художника, Валентина Семеновна Бергман тоже была весьма незаурядной личностью. Талантливая пианистка, она по собственной инициативе познакомилась со своим будущим мужем (между прочим, он был старше будущей жены на 26 лет), увлеклась его педагогическими идеями и бросила учебу в консерватории. Кроме того, Валентина Семеновна разделяла убеждения революционно настроенных «нигилистов», читала запрещенную литературу и старалась соответствовать их нравственным идеалам.
      Впрочем, активная творческая и общественная деятельность не давала родителям маленького Валентина заниматься его воспитанием, и с двух лет он жил в семье тетки Аделаиды Симонович, сестры Валентины Бергман, издательницы педагогического журнала и организатора первого в России детского сада.
      Надо полагать, что разлука с родителями, а особенно с матерью, на развитии ребенка сказалась не самым лучшим образом. Известно, что к двум годам Валентин еще не говорил, и даже позже у него «случались периоды какого-то отупения, когда он не произносил ни слова, не мог понять простых вещей». Такое впечатление, что при всей проявившейся рано художественной одаренности, Валентин страдал от некоторой задержки психического развития, возможно граничащей с аутизмом.
      Родители забрали Валентина от тетки только в 1869 году, когда собрались ехать за границу. Между прочим, в Люцерне все  семейство, включая маленького Валентина, посетило Рихарда Вагнера.
      К началу 1871 года Серовы вернулись в Россию, но Александр Николаевич умер уже 20 января. После смерти мужа Валентина Семеновна отправилась продолжать учиться музыке в Мюнхен (кроме того у нее намечались там гастроли), а своего шестилетнего сына определила в семью доктора О.Когана. Коганы в том же году решили реализовать на практике идеи Чернышевского, изложенные в романе «Что делать?», и, вместе с маленьким Валентином, перебрались на хутор в смоленском имении Никольское князей Друцких-Соколинских (жена Когана была урожденной княжной Друцкой). Целый год они пытались жить и работать, следуя Чернышевскому, а когда у них вполне ожидаемо ничего не вышло, то отправились в Мюнхен. Так, в 1872 году Валентин снова встретился там с матерью.
      Валентина Семеновна обнаружила у сына художественные наклонности и перебралась в Париж, где в то время находился в пенсионерской поездке Илья Репин. Он согласился заниматься с мальчиком. В том же году Валентина Серова познакомилась в Париже с Саввой Мамонтовым и получила его приглашение посетить Абрамцево. Вообще, мать Валентина была очень увлекающейся натурой, и главным ее увлечением в какой-то момент стало воспитание талантливого сына, все детство которого она превратила в сплошной экзамен, не всегда учитывая его возможности и состояние здоровья. Среди ее других увлечений были сочинение опер и роман с врачом Василием Ивановичем Немчиновым (от которого у нее было еще двое детей).
      Летом следующего года Серова воспользовалась приглашением знаменитого мецената и ввела совсем еще юного Валентина в круг самых известных русских художников того времени. С мальчиком занимались и Репин, и Васнецов, и Поленов, что вполне закономерно привело к раннему развитию и становлению художественного таланта юного художника. Но похоже, что Валентин так истово занимался рисунком и живописью, иногда даже в ущерб общему образованию и здоровью, отчаянно желая получить похвалу матери и боясь, что при его малейшей неудаче, она его снова отвергнет, как это уже бывало неоднократно.
       В 1878 году Репин поселился в Москве и продолжил заниматься с Серовым, а в 1880 году он взял мальчика с собой в поездку в Крым и на днепровские пороги, где собирал материал для своих «Запорожцев». Осенью этого же года Репин написал рекомендательное письмо в Академию художеств, и Серова приняли туда в 1880 году, несмотря на то, что ему было всего пятнадцать лет, правда, лишь вольнослушателем.
      Надо сказать, что только поступление в Академию хоть и на таких условиях обеспечило Валентину хоть какую-то стабильность в жизни. До этого все пять лет, что он прожил в России после возвращения из-за границы, мать постоянно таскала его за собой по России (Абрамцево (у Мамонтовых) – Петербург (гимназия Мая) – Киев – Ахтырка Харьковской губернии (имение любовника матери Немчинова) – Москва (живет у Репина) – Петербург).
      В Академии Валентин попал в мастерскую Павла Чистякова, и его наставник, среди учеников которого прежде были и Репин, и Поленов, и Суриков, отмечал, что ни в ком прежде не встречал такой универсальной одаренности.
       Во время учебы друзьями Серова стали Михаил Врубель и Владимир Дервиз. В 1882-83 годах они вместе снимали мастерскую, где писали натурщицу «в стиле Ренессанс», а потом посещали дом тетки Серова Аделаиды Семеновны Симонович. Там Врубель влюбился в Машу Симонович, впоследствии послужившую моделью для Серова в картине Серова «Девушка, освещенная солнцем», Дервиз – в Надю Симонович, а сам Серов – в воспитанницу Симоновичей Олю Трубникову. Два из этих романов закончились свадьбами. Сначала женился Дервиз, а затем, в 1889 году – Серов, хотя женихом Ольги Трубниковой он числился с 1884 года.
       Вскоре все трое друзей расстались, и каждый пошел своим путем. Дервиз и Врубель покинули стены Академии, а в 1885 году Академию оставил и Серов. Врубель отправился в Киев, получив заказ на реставрацию росписей Кирилловской церкви. Дервиз купил имение Домотканово в Тверской губернии и обосновался там с молодой женой. А Серов со второй половины 1880-х годов начал активно выставляться. Три его работы, показанные в 1888 году на VIII периодической выставке передвижников, «Девочка с
персиками», «Девушка, освещенная солнцем» и «Заросший пруд. Домотканово», принесли ему первую славу живописца.
Продолжение следует…
Tags: биографии, психология&психиатрия, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments