nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И В ИСКУССТВЕ

…И СОФИЯ, МАТЬ ИХ…

         «Бескровные» мученики – самые странные святые христианской церкви. Если человек не переносил реальные пытки, не строил храмы, там, где их отродясь не было, не обращал в христианство дикие племена, а лишь страдал, глядя на страдания своих близких, кажется, что приобщение его к лику святых  - это уж слишком серьезная награда. К тому же изучение биографий таких «бескровных» святых подчас наводит на мысль о наличии у них так называемого делегированного синдрома Мюнхгаузена, когда человек сознательно или подсознательно причиняет вред тем, кто от него зависит (мать – ребенку, медсестра – пациенту и т.п.), чтобы получить психологическую выгоду в виде всеобщего признания и восхищения  Ведь действительно, очень часто эти святые (еще до признания их таковыми)или садомазохисты от религии вполне осознанно толкают своих близких (подчас зависимых от них) на путь христианской веры, а затем, наблюдая за тем, как их пытают во время гонений на христиан, сами испытывают душевные муки (одновременно с почти физическим наслаждением). Фокус в том, что их родственники, друзья и близкие страдают физически, а сами «бескровные» святые – только морально, да еще и буквально упиваются этими страданиями и сочувствием окружающих, особенно значимых лиц из христианкой общины.
         Еще одна история о «бескровной» святой – это история святой Софии. Согласно преданию, она жила в Риме во времена правления императора Адриана. У Софии, уроженки Милана, было три дочери младшего и среднего школьного возраста (9, 10 и 12 лет), рожденные в законном браке (все авторы житий почему-то непременно подчеркивают этот факт). Муж Софии умер вскоре после рождения младшей дочери, но, судя по всему семья не бедствовала.
        В русскоязычной традиции девочек звали Вера, Надежда и Любовь, но вообще-то более правильным следует считать греческий вариант их имен (Пистис, Элпис, Агапе) или же латинский (Фидес, Спес, Каритас), тем более, что имя их матери – София – переводить как закономерную Мудрость все же не стали. Считается, что мать, убежденная христианка, назвала детей в честь основных христианских добродетелей.
        В 137 году София зачем-то приехала в Рим вместе с дочерями и остановилась в доме у своей знакомой, Фессамнии. Девочки были красивые, умненькие и, естественно, добродетельные, так что слухи об их изрядных достоинствах распространились по всему Риму достаточно быстро. Первым ими заинтересовался некто Антиох, который в житиях именуется начальником области (видимо, что-то вроде губернатора).
       Этот Антиох и поспешил доложить императору Адриану о прибытии в город юных красавиц, которые к тому же исповедуют христианскую веру. Адриан, очевидно, как раз в это время хандривший по причине отсутствия новых развлечений, повелел тотчас доставить Софию и  ее дочерей к себе во дворец. Перед тем, как пойти вслед за императорской охраной мать и девочки прочитали молитву: «Всесильный Боже, сотвори с нами по Твоей святой воле; не оставь нас, но пошли нам Твою святую помощь, чтобы сердце наше не устрашилось гордого мучителя, чтобы не убоялись мы страшных его мучений, и не пришли в ужас от смерти; пусть ничто не отторгнет нас от Тебя, Бога нашего», взялись за руки, сплетя их подобно венку, и пошли в императорский дворец,глядя на небо, и«с сердечным воздыханием»вверив себя воле Господа.
        Представ перед императором, София и ее дочери, разумеется, гордо подтвердили, что они – христианки. На вопрос, каково их происхождение, София заявила: «Я христианка, вот то драгоценное имя, коим я могу похвалиться. И дочерей своих я обручила  Христу, дабы нетленную свою чистоту они сохранили для нетленного Жениха – Сына Божия» (короче, они останутся невинными, а вам тут ничего не светит).
         Адриан, желая убедить Софию вернуться самой и вернуть своих дочерей в лоно язычества, повелел ей отправиться в дом некоей знатной дамы по имени Палладия, та должна была три дня наблюдать за Софией и ее дочерями, а затем привести назад во дворец на суд.
         Эти три дня София потратила на то, чтобы по максимуму промыть своим дочерям мозги и морально подготовить их к будущим мучениям (почему-то она была уверена, что ее саму пытать не будут):
         «Дочери мои возлюбленные, ныне время вашего подвига, ныне настал день уневещения вашего бессмертному Жениху, теперь-то вы сообразно именам вашим должны показать веру твердую, надежду несомненную, любовь нелицемерную и вечную. Настал час торжества вашего, когда мученическим венцом вы будете венчаться с прелюбезным Женихом своим и с великой радостью войдете в пресветлый Его чертог. Дочери мои, ради сей чести Христовой не жалейте юной вашей плоти; не жалейте красоты вашей и молодости, ради Краснейшего добротою более сыновей человеческих, и ради жизни вечной не скорбите о том, что лишитесь сей жизни временной. Ибо ваш небесный Возлюбленный, Иисус Христос, есть вечное здравие, несказанная красота и жизнь нескончаемая…
         О, дочери мои прекрасные! вспомните мои болезни при рождении вашем, вспомните труды мои, в коих я вскормила вас, вспомните слова мои, какими я учила вас страху Божию, и утешьте мать вашу в ее старости вашим добрым и мужественным исповеданием веры во Христа. Для меня будет торжество и радость, и честь, и слава среди всех верующих, если удостоюсь я именоваться матерью мучениц, если я увижу ваше доблестное за Христа терпение, твердое исповедание Его Святого Имени и смерть за Него. Тогда душа моя возвеселится, и дух мой возрадуется, и старость моя подкрепится. тогда и вы будете воистину моими дочерьми, если, послушав наставления своей матери, будете стоять за Господа своего до крови и умрете за Него с усердием…» (то есть мать вполне сознательно убеждает вроде бы обожаемых дочерей 9, 10 и 12 (!) лет, что вот сейчас их будут пытать, им будет жутко больно, а потом они вообще умрут, и в этом будет их величайшие счастье в этой жизни, и при этом она сама будет радоваться, глядя на то, как их пытают).
         Через три дня девочки были вполне подготовлены к грядущим испытаниям. Более того, в их житиях утверждается, что они «испытывали сладость в сердце и радовались духом, ожидая времени мучения как брачного часа». Хотя лично мне кажется, что дети такого возраста вряд ли способны до конца осознать последствия подобных решений, и главным фактором, который их направлял, был авторитет их матери.
         Далее все прошло по стандартной схеме: девочкам предложили отречься от Христа и поклониться богине Диане, естественно, они отказались, и как водится, их приговорили к пыткам и отсечению голову (и все это под одобрительным взглядом их матери). Единственное отличие от традиционных историй других святых этого времени – то, что девочек не пытались перед казнью изнасиловать или отправить в бордель.
         Начали со старшей, Веры (Пистис или Фидес). Ее раздели донага, долго били плетьми (она боли не чувствовала, ощущая свое тело как чужое), затем у нее отрезали грудь (12 лет – что там отрезать), но вместо крови потекло молоко. Затем ее решили изжарить на решетке, которую установили над горящими углями, но несмотря на то, что Вера провела два часа на этой решетке, от которой летели искры, огонь не причинил ей вреда, даже не опалил кожу и волосы. Публика восприняла это как чудо и потребовала продолжения шоу. Тогда девочку посадили в котел, наполненный кипящей смолой и маслом, и сила молитвы превратила содержимое котла в прохладную воду. Фантазия у палачей кончилась, и Вере отрубили голову. Почему-то на это примитивное средство сила молитвы никогда не действовала. Перед казнью она поцеловала мать, а София «…нисколько не скорбела о дочери своей, ибо любовь к Богу победила в ней сердечную печаль и материнскую жалость к детям. она о том только сокрушалась и заботилась, как бы какая-либо из ее дочерей не устрашилась мук и не отступила бы от Господа своего».
         Сестры Веры изнывали от нетерпения, желая воссоединиться с ней и со Христом в Царствие Небесном. Так что Надежда (Элпис или Спес) поспешила повторить слова своей сестры, о том, что поклоняться Диане она не будет, и готова принять мученическую смерть.
         Надежду тоже сначала били (пока палачи не устали), затем ее бросили в огонь (разумеется, сила молитвы позволила деве обойтись без ожогов), а потом для нее придумали что-то новенькое: ее подвесили на железных крюках и строгали ее тело железными когтями. При этом кровь лилась рекой, но от кусков ее тело исходило райское благоухание, а с лица Надежды не сходила блаженная улыбка. После этого девочку, как и ее сестру, решили бросить в котел с кипящей смолой и маслом. Но в этом случае что-то пошло не так, и котел неожиданно растаял под воздействием огня, словно воск, кипящие смола и масло разлились, а окружающей, оказавшиеся слишком близко, серьезно пострадали.Это происшествие разозлило императора, н поспешил свернуть эту часть шоу, и повелел поскорее отрубить голову и Надежде.
         София возрадовалась и пожелала средней дочери поскорее воссоединиться с Верой и со Всевышним: «взяв тело ее, мать прославляла Бога, радуясь мужеству дочерей своих, и побуждала к таковому же терпению своими сладкими словами и мудрыми увещаниями и младшую свою дочь…»
         Любовь (она же Агапе, она же Каритас), разумеется, также отказалась поклониться Диане, и, похоже, поторопила палачей заняться и ее испытаниями. Ее распяли на колесе, так, что руки и ноги выворачивались из суставов и отделялись от тела, и долго били палкой, так, что земля под местом пытки пропиталась кровью. Затем Любовь отправили в раскаленную печь, но ей, как и ее сестрам, огонь не причинил никакого вреда, а вот пламя, вырвавшееся из печи опалило зрителей, и даже самого императора, который поспешил убраться подальше. Еще Любови просверлили руки и ноги железными буравами, что также не произвело на девочку никакого впечатления, и наконец, радикально отрубили голову.
         Когда все закончилось, София, тихо радуясь тому, что дочери ее теперь пребывают в Царствие Небесном в обществе Иисуса, положила их тела в дорогой гроб, и на погребальной колеснице отвезла его за пределы Рима. Там она похоронила дочерей на высоком холме, три дня молилась на их могиле, пока не умерла сама. Местные христиане похоронили ее там же, рядом с дочерьми.
         Святую Софию принято изображать в виде почтенной матроны в обществе ее дочерей-отроковиц, либо Веру, Надежду и Любовь изображают отдельно.
         Есть версия, что эти мученицы являются персонификацией христианских добродетелей, а не реальными историческими личностями.
Tags: женщины, истории
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Петр Соколов. Портрет графини Софьи Бобринской. 1827 Графиня Софи Самойлова отличалась миловидностью и была прекрасно образована, однако, когда в…

  • ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

    ПАВЕЛ ФЕДОТОВ. ИГРОКИ. 1852 Часть 1. Павел Федотов. Игроки. 1852 А в ненастные дни Собирались они Часто. Гнули, мать их ети! От пятидесяти На…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Франсуа Буше. Осенняя пастораль. 1749 Как-то раз в салоне госпожи де Рошфор рассуждали о том, что такое рай. Писатель Шарль Пино Дюкло заметил: -…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 7 comments