nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

БЕЗУМИЕ ИЛЬИ РЕПИНА

Часть 1.

         Начиная с эпохи романтизма существует традиция воспринимать творческую личность/гения/звезду как существо идеальное и безупречное во всех отношениях, не имеющее тех проблем, которые, увы, вынуждены ежедневно решать его обычные не столь талантливы соотечественники. Гений непременно должен быть красив (или хотя бы обладать фотогеничной внешностью), ему дозволяется иметь несчастную любовь (полезно для вдохновения), а если он болеет, то это должно быть что-то благородное, чахотка, например, или проблемы с сердцем.
        Разумеется, если гением оказывается довольно невзрачный человечек невысокого роста, не слишком благородный по части отношений с женщинами, да еще и обладающий взрывным характером, который весьма затрудняет общение с ним, исследователи старательно облагораживают не слишком привлекательный образ этой знаковой персоны. А речь в данном случае идет о самом Илье Ефимовиче Репине, который как и многие из его коллег по цеху имел определенные проблемы с психикой. И началось все как водится в детстве.
        Будущий художник Илья Репин родился 24 июля 1844 года в городке Чугуеве Харьковской губернии в семье военных поселенцев. Это значит, что его родители, оставаясь крестьянами, при необходимости должны были участвовать в военных действиях. Военных поселенцев в стране не уважали, они считались еще более рабами, чем просто крепостные крестьяне. Семья Репина поначалу для своей среды была довольно состоятельной. Отец художника, Ефим Васильевич, скопив денег на торговле лошадьми, даже построил для семьи большой дом на берегу Северского Донца. Татьяна Степановна, мать Ильи, была женщиной грамотной, она занималась образованием своих детей, читая им вслух произведения Пушкина, Лермонтова, Жуковского, а позднее даже организовала настоящую школ, где занимались не только крестьянские дети, но и взрослые. После рождения Ильи в семье
периодически возникали проблемы с деньгами, и тогда Татьяна Степановна шила на продажу шубы на заячьем меху
         Илья с самого раннего детства проявлял талант в области рисования (первые акварельные краски ему подарил двоюродный брат его отца Трофим Чаплыгин) и помогал родителям, зарабатывая писанием портретов и икон. Сам он вспоминал, что его жизнь полностью изменилась, когда он увидел «оживление» арбуза, когда черно-белый рисунок в детской азбуке внезапно стал ярким и цветным. Сам он писал об этом так: «…Чтобы меня утешить, Трофим оставил мне свои краски, и с этих пор я так впился в красочки, прильнув к столу, что меня едва отрывали для обеда и срамили, что я совсем сделался мокрый, как мышь, от усердия и одурел со своими красочками за эти дни…»
         Кстати, современные психологи утверждают, что внимание ребенка дошкольного возраста на одном занятии вряд ли может держаться дольше нескольких минут, так что такая увлеченность маленького Ильи рисованием представляется достаточно необычной.
         С 1854 по 1857 год Репин (с 10 лет) учился в школе военных топографов, работавшей в Чугуеве (это считалось престижным), а когда военные поселения были упразднены, и школа закрылась, Илья перешел в обучение к профессиональному иконописцу И.М.Бунакову, и расписывал вместе с ним окрестные церкви.
         Скоро о талантливом ученике Бунаковаузнали и за пределами Чугуева, и юного художника стали приглашать подрядчики, которым в их артелях нужны были живописцы и позолотчики. В 1860 году, когда Илье исполнилось шестнадцать лет,ему предложили 25 рублей в месяц (очень неплохие деньги для подростка) за работу в кочевой иконописной артели, которая по мере выполнения заказов перемещалась из города в город. Разумеется, он согласился и покинул родной город и свою семью.
       Летом 1863 года, когда Илье уже было 19 лет, он со своей артелью работал в Воронежской губернии неподалёку от Острогожска, городка, в котором родился и провел свою юность художник Иван Крамской. О нем Илья узнал от местных мастеров, а еще они рассказали, что их талантливый земляк семь лет назад покинул родные места и уехал учиться в Петербург в Академию художеств. Эти рассказы оказались для молодого человека отличным стимулом для того, чтобыизменить свою жизнь. Доработав до начала осени, Илья собрал все, что смог раньше скопить и весь заработок запоследние месяцы, и отправился в Петербург.
         Оказавшись в столице, молодой Репин показал свои рисунки в Академии. Там его приняли не слишком благосклонно, конференц-секретарь Академии Ф.Ф.Львов, раскритиковал его работы, за отсутствие профессиональной техники (Репину было сказано, что он не владеет растушевкой, не умет класть штрихи и тени).  Репин расстроился, но крестьянская закалка позволила ему не впасть в депрессию и подойти к решению своей задачи достаточно прагматично. За пять рублей с полтиной он нашел комнату в мансарде, точно рассчитал свои финансовые возможности, чтобы продержаться как можно дольше, и поступил в Рисовальную школу Общества поощрения художников.
        Там он быстро был признан лучшим учеников, освоил все необходимые основы рисовальной техники, а кроме того завел полезные знакомства, в том числе и Иваном Крамским, который в свою очередь ввел его в круг прогрессивно настроенной артистической молодежи.
        Повторный экзамен в Академию Репин сдал вполне успешно, но был зачислен в вольнослушатели. Это означало, что за обучение он должен был заплатить 25 рублей. Таких денег у Ильи уже не было, но за те несколько месяцев, что он провел в Петербурге, он смог обзавестись и состоятельными покровителями, один из которых, глава почтового департамента Фёдор Прянишников, и внес за него плату. Опять сработала его крестьянская хватка.
         И в Академии Репин сразу проявил себя как образцовый студент. Но кроме того за восемь лет учебы там, художник приобрёл немало друзей. Среди них были и Василий Поленов, в доме которого Репина всегда ждал радушный приём (и бесплатный обед), а еще Марк Антокольский, который приехал в столицу из Вильны учиться на скульптора. Антокольский позднее писал о времени студенчества: «Мы скоро сблизились, как могут сближаться только одинокие люди на чужбине». В 1869 году Репин познакомился с художественным критиком Владимиром Стасовым, который в течение многих лет входил в его «ближний круг». Но главным своим наставником Репин все-таки считал Крамского, он показывал ему свои ученические эскизы, прислушивался к советам. Вероятно, именно юношеские впечатления от разговоров с художниками-ремесленниками в Острогожске произвели на Репина неизгладимое впечатление.
      Репин действительно учился очень успешно. В 1865 году он получил Малую серебряную медаль за эскиз «Ангел смерти избивает всех перворожденных египтян», в 1869 году он - Малую золотую медаль за картину «Иов и его друзья», а в 1871 – Большую золотую медаль за выпускную работу «Воскрешение дочери Иаира».
        С работой над этой картиной у Репина сразу возникли трудности, как практического, так и творческого характера. У него не было денег на краски для такого масштабного проекта, и, отчаявшись, он буквально за несколько часов набросал небольшое жанровое полотно, на котором студент, готовящийся к экзаменам, наблюдает в окно за девушкой из соседней квартиры («Приготовление к экзамену»). Эту работу художник отнёс в магазин Тренти на комиссию, и был поражен, когда ему вручили весьма приличную сумму. Он говорил, что «такого счастья <…>, кажется, не испытывал за всю свою жизнь». Но опять, похоже, сработала его крестьянская хватка.
        Но дальше начались муки творчества, поскольку сюжет «Воскрешения дочери Иаира» никак не складывался. Однажды, возвращаясь от Крамского Репин вдруг вспомнил о своей рано умершей сестре Усте, и попытался представить, как бы восприняли его близкие ситуацию, если бы некто, обладающий даром целителя смог вернуть ее к жизни. В итоге скучный академический сюжет Репин с блеском превратил в «живую картину жизни»:
      «…Затенённость интерьера в глубине и справа создаёт атмосферу тишины, скорби и вызывает ощущение ожидания… Здесь перед нами начало той лирической темы сна и пробуждения, которая привлекала Репина на протяжении всего его творческого пути…»
        Но уже в это время, когда Репин только начинал свой творческий путь, его друзья и близкие отмечали его неустойчивый характер: «<Репин> сначала делал какой-то шаг, а потом обдумывал его и резко поворачивал назад…» Он был неуравновешен и вспыльчив, в письмах часто ставил по три и по четыре восклицательных знака подряд, не довольствуясь одним, а иногда у него случались приступы безумного неконтролируемого гнева.

Продолжение следует…
 
Tags: биографии, психология&психиатрия, художники
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Однажды Александру Дюма довелось участвовать в дуэли, где дуэлянты тянули жребий, и тот, кому не повезло, должен был застрелиться…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Знаменитый физик Эрнест Резерфорд был награждён Нобелевской премией по химии за создание теории радиоактивного распада атомов.…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Джанкарло Витали. Дирижёр II. 1991 Однажды знаменитый дирижёр Артуро Тосканини сказал своему восторженному поклоннику, который…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments