nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

«ПРИНЦЫ В ТАУЭРЕ» В ИСТОРИИ, ИСКУССТВЕ И НА САМОМ ДЕЛЕ

Часть 1.

         В 1951 году английская писательница ДжозефинаТей (Элизабет Макинтош), автор детективов и исторических пьес, опубликовала свой новый роман из серии об инспекторе Скотланд-Ярда Алене Гранте и начала тем самым свой личный крестовый поход против того, что она называла «тонипэнди». Эти забавным словечком (на самом деле это название небольшого городка в Южном Уэльсе), писательница назвала довольно серьезную вещь, когда в угоду политическим или иным, например, общественным интересам происходит либо прямое искажение исторических фактов, либо делается сознательный упор на одни исторические моменты, но игнорируются другие, и при этом подобные исторические мифы намертво закрепляются в сознании людей благодаря высказываниям авторитетных личностей, книгам, а позднее и средствам массовой информации. При этом исторические личности и события резко разделяются на черное и белое, а вернее даже на «свой-чужой» или даже совсем примитивно «плохой-хороший».
         ДжозефинаТей помимо детективов была автором нескольких серьезных исторических пьес, в том числе суперпопулярного в 1930-х годах «Ричарда Бордосского», которого поставил сам сэр Джон Гилгуд, который сыграл в постановке и главную роль, так что очевидно, что тема интерпретации исторических фактов всегда волновала писательницу.
         Новый роман был назван «Дочь времени» (The Daughter of Time; в другом русском переводе – «Дитя времени»), и в этом названии содержится намек на известную английскую поговорку «Правда – дочь времени».
         Итак, протагонист серии, инспектор полиции Ален Грант, лежит в больнице с переломом ноги (последствия погони за очередным злодеем), мучится от боли и страдает от скуки. Чтобы его развлечь, его давняя знакомая актриса Марта Холлард приносит ему целую пачку портретов исторических лиц с которыми связаны какие-то таинственные истории. Грант отличается исключительным даром физиономиста, который позволяет ему без особых усилий выявлять внутреннюю сущность человека, и его подруга предлагает ему заняться историческим расследованием, связанным с кем-то из персонажей с портретов.
         Выбор инспектора падает на портрет человека, которого он прежде никогда не видел: «…Портрет отличался от всех остальных. У Гранта возникло впечатление, будто художник старался изобразить нечто такое, что его талант был не в силах передать средствами живописи. Выражение глаз – самое интересное и неповторимое в человеческом лице – ускользнуло от него. Не получилась у художника еще одна деталь: он не сумел оживить складку тонких губ широкого рта – рот у него вышел деревянным. Больше всего ему удалась лепка лица – высокие, крепкие скулы, впадины под ними и слишком широкий, чтобы казаться мужественным, подбородок.
         <…> Кто он – судья, солдат, принц крови? Во всяком случае, человек, привыкший нести бремя большой ответственности. Знавший тяготы власти. В высшей степени честный. Добросовестный, может быть, даже чересчур. Натура широкая, но способен беспокоиться по пустякам. Явный кандидат в язвенники. В детстве, должно быть, был слаб здоровьем. На лице печать непередаваемого, невыразимого страдания, испытанного еще в раннем возрасте. Не похоже на лицо калеки. Художник уловил это и смог запечатлеть на портрете: припухлость нижних век, как у ребенка, спавшего слишком долго, неровность кожи. Что-то старческое проглядывало в чертах молодого лица…»
         Как оказалось, это был портрет Ричарда III, короля, чье имя стало нарицательным как символ самого подлого злодейства. Грант, сумевший увидеть портрет непредвзято, начинает сомневаться в том, что Ричард Глостер на самом деле был таким  ужасным преступником, как о том повествуют исторические хроники, школьные учебники, научные исследования и знаменитая пьеса Уильяма Шекспира.
         Главным преступлением Ричарда традиционно считается убийство двух малолетних племянников, сыновей короля Эдуарда IV, его предшественника, наследников престола, принцев Эдуарда (12 лет) и Ричарда (9 лет). Эдуард должен был быть коронован после скоропостижной смерти своего отца (странно, что Ричарда никогда не обвиняли в отравлении брата, но все исследователи сходятся в том, что Эдуард мог умереть от тифа, пневмонии либо «от излишеств»). Однако накануне коронации выяснилось, что Эдуард IV был двоеженцем. Он вообще был известным бабником, и, судя по всему, если хотел затащить понравившуюся девушку в постель шел даже на крайнюю меру – женился на ней.
         Как сообщил Тайному совету епископ Батский Роберт Стиллингтон, женитьбе на Елизавете Вудвилл предшествовал брак Эдуарда с некоей Элеонорой Батлер, который не был расторгнут к моменту заключения следующего брака с Елизаветой (видимо Эдуард так торопился затащить красавицу-вдову Елизавету в постель, что решил не заморачиваться с формальностями).
         В итоге престол был предложен следующему законному наследнику – Ричарду, герцогу Глостеру, который, видимо, действительно не имел представления об исинной ситуации с престолонаследием и честно собирался короновать племянника, опекуном которого был назначен по завещанию брата.
        Между прочим, еще до этих событий был написан коронационный портрет Эдуарда V, который очень любопытно сравнить с портретом  Ричарда III. Портрет Ричарда созддал, возможно не очень талантливый, но без сомнения, профессиональный художник, скорее всего учившийся на континенте, в Нидерландах либо в Германии. Несмотря на определенные огрехи, ему удалось передать особенности характера героя и составить представление о личности портретируемого. Художник, чье имя нам до сих пор неизвестно, но явно достойно быть вписанным в историю мирового искусства, превосходно владел живописной техникой; его исполнение фактуры разных тканей (бархат, золотое шитье, мех, тонкий батист) составляющих костюм короля, а также его драгоценностей и необычного тканого фона весьма впечатляет. Лицо короля также написано достаточно технично и в чем-то талантливо, хотя и без того одушевления, которое присуще по-настоящему гениальным портретам.
         По контрасту, портрет юного Эдуарда V написан явным ремесленником, имевшим лишь первоначальное представление о живописи.Этот портрет больше всего напоминает русскую парсуну: минимальное портретное сходство, очень условное изображение одежды и складок на ней, неумелая передача цвета, но зато непременное изображение детально прорисованных символов королевского статуса – державы и скипетра.
         После того, как Ричард принял предложение о коронации, несостоявшегося короля Эдуарда отправили в Тауэр (в те времена это была не только тюрьма, но и королевская резиденция), а позднее Ричард уговорил свою невестку позволить ее второму сыну, Ричарду Шрусбери составить компанию брату.Ричард был коронован 6 июля 1483 года.
         С этого же времени никаких достоверных и документально зафиксированных сведений о принцах Эдуарде и Ричарде нет. С того момента и начинается легенда о «принцах в Тауэре».

Продолжение следует…
Tags: истории, картины
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Кристиан Барнард в Италии в 1968 году Известный южноафриканский кардиохирург Кристиан Барнард, который первым в мире сделал успешную операцию по…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Луи Буланже. Оноре де Бальзак в домашнем одеянии Однажды ночью в квартиру к писателю Оноре де Бальзаку забрался вор. Убедившись, что хозяин спит,…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Морис Кэнтен де да Тур. Портрет Вольтера в возрасте 41 года Один посредственный поэт сочинил оду, которую назвал «К потомству», и прочитал её…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments