nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

«ПРИНЦЫ В ТАУЭРЕ» В ИСТОРИИ, ИСКУССТВЕ И НА САМОМ ДЕЛЕ

Часть 2.

         Дальнейшая судьба сыновей Эдуарда IV до настоящего времени остается неизвестной. Что случилось с двумя не такими уж и маленькими мальчиками? Что думали по этому поводу их мать и сестры (целых пять)? Почему Ричарда непосредственно после его гибели и воцарения Генриха VII обвиняли в чем угодно, но только не в конкретном двойном убийстве? Все эти вопросы по-прежнему остаются без ответа для историков, но не для широкой публики.
         В 1597  году впервые была издана пьеса Уильяма Шекспира «Ричард III» («Трагедия о королеРичарде III, содержащая его предательские козни против брата его Кларенса, жалостное убиение его невинных племянников, злодейский захват им престола, со всеми прочими подробностями его мерзостной жизни и вполне заслуженной смерти»), которая и создала миф о короле-злодее, хотя в сущности, Ричард III, был ничуть не худшим и совсем ничуть не бóльшим злодеем, чем его предшественники,  современники и правители из следующих династий. В Хрониках о войне Алой и Белой розы второй половины 15 века Ричард предстает, возможно. «более пылким и решительным, более непримиримым и, быть может, более жестоким, чем другие члены рода Йорков, но отнюдь не низким преступником и вероломным злодеем».
         Шекспир сделал Ричарда уродливым горбуном, хотя сейчас предполагается, что его горб, сухая рука, как и кошмарное уродство в целом – это всего лишь вымысел. О том, что его внешность была вполне нормальной и даже в чем-то привлекательной, могут свидетельствовать не только его прижизненные портреты, но также и реконструкция его лица, сделанная по черепу, найденному в 2012 году. Кости, также извлеченные из захоронения, показали, что у Ричарда был сильный сколиоз. Современники отмечали, что Ричард слегка хромал, а одно плечо у него было выше другого. Известно также, что с помощью постоянных упражнений он сделал свои физические недостатки почти незаметными.
         Убивал реальный Ричард III племянников, или нет, для мирового искусства уже не имеет значения, поскольку шекспировская пьеса оказалась столь сильным произведением искусства, что она заместила скучные исторические исследования, полные фраз «возможно», «предположительно», «точно не установлено», «одни источники говорят то-то, а другие сообщают то-то», вполне однозначным образом страшного дядюшки-убийцы.
         Художники начали обращаться к теме «принцев в Тауэре» в 19 веке. Главным источником их вдохновения  послужил, естественно текст шекспировской пьесы:
                                Акт 4, сцена 3
                                        <...>
                                    Тиррелл

                    Кровавое свершилось злодеянье,
                    Ужасное и жалкое убийство,
                    В каком еще не грешен был наш край!
                    Дайтон и Форрест, купленные мною,
                    Чтоб в бойне жесточайшей поработать,
                    Два стервеца, два кровожадных пса,
                    Мне говоря о жалостном убийстве,
                    Растроганные, плакали, как дети.
                    "Вот так, - сказал мне Дайтон, - дети спали". -
                    "Так, - Форрест перебил, - обняв друг друга
                    Невинными и белыми руками.
                    Их губы, как четыре красных розы
                    На летней ветке, целовались нежно.
                    Молитвенник лежал на их подушке;
                    И это все во мне перевернуло;
                    Но дьявол..." - тут мой негодяй замолк,
                    И Дайтон продолжал: "Мы задушили
                    Сладчайшие, нежнейшие созданья,
                    Которые природа сотворила".
                    Раскаяньем и совестью терзаясь,
                    Они умолкли; я оставил их.
                    Весть королю кровавому принес я…
                                             (перевод Анны Радловой)

         Художник Теодор Хильдебрандт, например, в своей картине «Убийство детей Эдуарда IV» создает точную иллюстрацию к тексту Шекспира. На полотне присутствуют двое маленьких мальчиков (явно младше реальных 12-летнего Эдуарда и 9-летнего Ричарда), спящих, обнявшись, лицом друг к другу, молитвенник, лежащий рядом с ними на постели, и двое вполне добродушных убийц,Форрест и Дайтон, разумеется собирающихся добросовестно выполнить приказ короля и задушить детишек подушкой.
         Поль Деларош оказался более оригинален. Судя по тому, что к теме юных принцев, пленников Тауэра, он обращался несколько раз, судьба мальчиков его действительно волновала. Первый вариант полотна, написанный в 1830 году, находится в Лувре, вариант 1831 года – в коллекции Уоллас в Лондоне, а вариант 1852 года – в Пушкинском музее в Москве.Известно, что время когда Деларош начал работу над первой картиной, он овдовел, и у него остались двое сыновей, за которых он очень волновался. Возможно, личная трагедия также повлияла на выбор именно этого сюжета.
        Итак, центр луврского варианта картины занимает массивная, исключительно детально прописанная средневековая кровать с резными колонками, гербами в нижней части и бархатными темно-зелеными занавесями. В углу кровати жмутся друг к другу двое мальчиков-подростков. В руках у младшего, Ричарда, – молитвенник, который он положил на колени Эдуарда. Мальчики с тревогой прислушиваются к тому, что происходит за стенами их комнаты. Маленькая собачка (видимо, породы папильон или той-спаниэль), их единственный друг, в напряжённой позе развернулась в сторону двери. Вероятно, она первая услышала или учуяла приближение убийц. Деларош мастерски передает ощущение напряжения, которое испытывают мальчики. Вероятно, по его убеждению, юные принцы сознательно ожидали свой трагический конец, догадывались о том, что им предстоит умереть.
         Деларош блестяще строит композицию, сдвигая  своих героев в угол холста и создавая тем самым определенную асимметрию, которая добавляет картине тревожности.
         Вариант, хранящийся в Пушкинском музее, имеет несколько иное композиционное решение. Один из принцев, видимо, Эдуард, в белоснежной ночной рубашке, традиционном одеянии мученика, под белоснежным же покрывалом лежит в постели (кровать та же самая, что и на картине 1830 года), его младший брат стоит на коленях на пестрой круглой подушке рядом с ним. Оба принца молятся, воздев глаза к небу, и, очевидно, обращаясь ко Всевышнему с трогательной просьбой о милосердии. Верная собачка сидит рядом с ними, подняв морду вверх, словно тоже участвует в молитве своих юных хозяев. В данном случае, лица мальчиков выражают покорность своей печальной судьбе. Художник высветляет фигуру старшего брата, видимо, подчеркивая его основную роль в этой трагедии. Интересно, что и в этом варианте Деларош сдвигает своих героев ближе к углу полотна, правде не к правому, а к левому.
        В 1878 году картину под названием «Принцы в Тауэре» пишет один из прерафаэлитов, Джон Эверетт Миллес. С учетом интереса участников этого художественного объединения к национальной средневековой истории, в общем-то в этом нет ничего необычного. Картина Миллеса традиционно считается прекрасным детским портретом, вписанным в исторический контекст. Миллес, как и Деларош, также пишет портреты двух подростков, что соответствует историческим данным (не двух «нежнейших созданий» младшего дошкольного возраста). Но его мальчики, как и принцы на картинах Делароша, тревожно озираются по сторонам и прислушиваются к шагам во дворцовых галереях, с трепетом ожидая неминуемой гибели.
         Миллес не фиксирует внимание зрителя на лишних деталях деталях, он помещает принцев на достаточно условном фоне (стена и лестница), сосредотачиваясь именно на внутреннем состоянии своих героев, а не пытаясь создать исторически достоверную картинку. Мальчики одеты в одинаковые костюмы (черные камзолы, чулки и туфли), на них похожие украшения – золотые цепи. Старшего брата выделяет лишь  золотая цепочка на голени. Также, как и у Делароша, принцы жмутся друг к другу, словно пытаясь защититься от враждебного окружающего мира. Главное, что выделяет художник – бледные лица и золотые кудри юных принцев, делая их персонажами какой-то страшной сказки.
         Разумеется, Джозефине Тей было очень непросто соперничать с таким мощным общественным мнением о Ричард-злодее, подкрепленным многочисленными и весьма талантливыми произведениями искусства. Ее предшественникам, Горацию Уолполу и Клемесу Маркхему, так и не удалось обелить репутацию в общем-то не самого плохого короля. Но и ее книга сыграла большую роль в том, что история Ричарда  его племянников стала одной из самых популярных тем исторических дебатов как среди
профессиональных историков, так и среди любителей соответствующей проблематики.
         Альтернативных версий о судьбе «принцев из Тауэра» возникло несколько:
         - принцы были живы к моменту воцарения Генриха VII, и их убийство организовал новый король;
         - убийство принцев организовал приближенный Ричарда Генри Стаффорд, 2-й герцог Бэкингем без ведома короля;
         - убит был только младший мальчик, Ричард, а Эдвард умер сам от болезни;
         - убийство организовала последняя любовница Эдуарда IV, отца мальчиков, Джейн Шор при посредничестве Джона Говарда, 1-го герцога Норфолкского и Маргарет Бофорт, матери Генриха VII.
         Как говорится, «истина где-то рядом». Но у меня есть некоторые сомнения насчет того, что Ричард III был таким уж рыцарем без страха и упрека, преданным старшему брату и семье Йорков в принципе. Когда его собственный сын, а затем и жена скоропостижно умерли, Ричард, составляя завещание сделал наследником английского престола сына своего брата Георга, чье потомство прежде было лишено всех прав на престол. Надо полагать, что если королевские законы можно было так легко отменить или изменить, то и в случае с незаконным рождением сыновей Эдуарда IV тоже можно было что-то сделать, было бы желание. Но у Ричарда такого желания все же не возникло. Так что, ДжозефинаТей все-таки не столько занималась альтернативным историческим исследованием в своем романе, а по большей части пыталась создать свое собственное «тонипенди», только со знаком плюс
        P.S.Тонипэнди – небольшой городок в Южном Уэльсе, где в 1910 году возникли беспорядки, впоследствии подавленные военными и полицейскими по приказу Уинстона Черчилля, который тогда был министром внутренних дел. Местные жители утверждают, что солдаты расстреливали бастующих шахтеров, когда на самом деле местных хулиганов разгоняли полицейские, единственным оружием которых были дождевики в скатках.
Tags: истории, картины
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments