nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ОБЩИЕ ФАКТЫ

КИТЧ: ЧТО ТАКОЕ ХОРОШО И ЧТО ТАКОЕ ПЛОХО?!


         «Китч» – это искусствоведческий термин, который обозначает определенное художественное направление в современном искусстве. Основной его особенностью считается чрезмерность. В картинах художников-китчистов всегда слишком много патетики, или сентиментальности, или декоративности, или чего-нибудь еще. Слово «китч» было взято из немецкого языка, где его значение больше всего соответствует русскому слову «пошлость».
          Для современного западного искусства понятие китча совсем не однозначно. Китч не всегда оценивается как нечто определенно негативное. Западные художники зачастую используют китч как некий иронический художественный прием, показывающий их отношение к современной действительности. Например, некоторое время назад Версальском дворце прошла выставка американского художника-китчиста Джеффа Кунса (род.1955), успешного яппи, решившего поменять карьеру с бизнеса на искусство. Его фарфоровых обезьян и надувных омаров, представленных на ней в числе прочего, разумеется, нельзя воспринимать всерьез. А контраст этих скульптур и инсталляций с классическими дворцовыми интерьерами в стиле барокко приглашает зрителей посмеяться над несуразностями и стереотипами современной действительности.


             
              Александр Шилов                         Илья Глазунов                     Константин Васильев



         Российский китч принято делить на три типа. К представителям первого, национально-патриотического, относят работы Ильи Глазунова (род.1930). Второй – сказочно-мифологический, особенно ярко проявился в полотнах Константина Васильева. Александр Шилов относится к третьему, «безыдейному», поскольку он пишет «просто» портреты, пейзажи и натюрморты, не стараясь вложить в них какой-то дополнительный смысл. В последние годы, впрочем, в рамках китча в нашей стране появилось еще одно направление – эротическое, поскольку определенная свобода нравов и отсутствие цензуры дало художникам некоторые дополнительные возможности. Можно предположить, что поклонников у этого направления тоже окажется немало, хотя вряд ли они будут афишировать свои склонности.
          Художников Александра Шилова и Илью Глазунова можно считать довольно спорными фигурами в мире современного российского искусства. К их творчеству нельзя относиться только негативно, как это делают некоторые российские искусствоведы, или однозначно восторженно, как те журналисты, которые обычно освещают открытие их новых выставок.
          Прежде всего, безусловным достоинством творчества Шилова и Глазунова является их популяризаторская миссия. Очень многие люди, бесконечно далекие от мира искусства, имена этих художников и их картины, тем не менее, знают, а, следовательно, в какой-то мере через их творчество приобщаются к современной художественной жизни.
         Картины Шилова и Глазунова понятны и наглядны. Людей, не связанных с художественным миром, зачастую пугает нетрадиционный язык современного искусства, необходимость ломать голову над вопросом, что же хотел сказать художник тем или иным нагромождением форм или линий. Над произведениями этих художников особо размышлять не надо, у него все понятно и без дополнительных объяснений: вот – портрет известного актера, здесь – просто красивая девушка, это – сцена из отечественной истории, или хорошо узнаваемый герой классического литературного произведения. Именно такие картины лучше всего подходят для украшения общественных мест и кабинетов официальных лиц, а также для дипломатических подарков, поскольку ни у кого не могут вызвать негативную реакцию. Для нашей страны, где у большинства людей достаточно консервативные художественные вкусы, это очень важно.
         Отечественные китчисты, надо отдать им должное, как правило, очень неплохие рисовальщики. Они прекрасно работают с линией, и эскизы и наброски, которые они делают к своим картинам, зачастую сами по себе представляют художественный интерес.
Главная проблема их творчества заключается даже не в технических недостатках живописи, которые в изобилии находят у них профессиональные искусствоведы и коллеги по цеху, а в том, что герои на полотнах художников китча, к сожалению, не являются живыми людьми. Это становится очевидным, если познакомиться с их творчеством более подробно и внимательно.
          Александр Шилов, например, никогда не пишет портрет конкретного человека, не стремится проникнуть в его внутренний мир, постичь его душу. Он уже давно выработал для себя ряд стереотипов, схем, следуя которым он и работает над очередным портретом. В сущности, все его герои похожи друг на друга, они не личности, они – типажи. Старушек он всегда изображает в морщинах, актеров – с благородной сединой, девушек – в кружевах и с розовой кожей. Но ведь для того, чтобы изобразить возраст вовсе не обязательно рисовать морщины, современные девушки бывают не только розовощекими, а старые актеры не всегда обладают седыми шевелюрами…
          В отличие от ироничных западных мастеров китча, наши кажутся чересчур серьезными. Они требуют к своему творчеству такого же внимания и уважения, как и к картинам подлинных классиков, и, в итоге, оказываются в проигрыше. Ведь в их работах нет такого тонкого психологизма, как у Ивана Крамского или Ильи Репина, отсутствует и техническое совершенство, как у Константина Маковского или Валентина Серова.
        Шилов хорош на своем месте, как мастер «светского» или (с учетом современных реалий) «офисного» портрета. А Глазунов прославился как художник, который еще с 1970-х годов открыл для широкой публики некоторые почти забытые страницы нашей истории и даже попытался в своих грандиозных полотнах с портретами выдающихся деятелей нашей истории, науки и культуры создать ощущение преемственности поколений и гордости за нашу страну.
Кроме того, и Шилова, и Глазунова можно считать одним из самых удачливых коммерсантов от искусства. Они создали себе имя, стабильный круг заказчиков и почитателей своего творчества. У Шилова есть свой музей, деньги и слава, даже место в «светской тусовке». У Глазунова – академия, ученики и последователи, он вхож в высшие круги нашего общества. К чему еще может стремиться художник в современном мире?


                                     Илья Глазунов. Вечная Россия. 1988
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments