nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: СЮЖЕТЫ

ПАСХА ПО БОРИСУ КУСТОДИЕВУ

           Борис Кустодиев, возможно даже неожиданно для самого себя, оказался одним из создателей мифа о дореволюционной России как о некоем золотом веке русской жизни. Глядя на спокойную, сытую и абсолютно счастливую жизнь, которая течет размеренно от праздника до праздника, на его роскошных купчих, успешных купцов, чистеньких ремесленников и торговцев и прочих благонамеренных и верноподданных граждан Российской Империи, невольно удивляешься, как таким благополучным во всех смыслах людям пришло в голову совершить революцию, чтобы от всего этого благополучия  отказаться. Впрочем, миф есть миф, и реальность российской действительности начала 20 века была далеко не такой радужной.
           Но Кустодиеву было необходимо время от времени оказываться там, в созданном им волшебном и счастливом мире русской провинции. Особенно после 1915 года, когда у художника начался необратимый паралич нижней части тела и он постепенно полностью утратил возможность ходить. К счастью, возможность держать кисть и писать сохранилась.
           Картины Кустодиев на пасхальную тему, если расположить их в определенной последовательности могут послужить настоящим путеводителем по празднованию Пасхи до революции.
           Итак, первой в этом ряду можно поставить картину «Канун Пасхи». На таинственном темно-синем фоне сумерек виден силуэт православного храма, вероятно посвященного Воскресению Христову. Окна храма и рядом стоящей колокольни ярко освещены теплым золотистым светом, словно подчеркивая, что за этими стенами свершается подлинное чудо. Вокруг храма – толпа людей, несущих свечи, упряжки лошадей, очевидно, пасхальная служба только начинается, и верующие как раз съезжаются к ней.
           Художнику удалось передать атмосферу, предшествующую главному православному празднику, радостное ожидание и суету. Можно даже сказать, что Пасха на картине достаточно ранняя, поскольку рядом с храмом лежит снег, а на деревьях еще нет листьев.
          Следующей картиной кустодиевского пасхального цикла можно считать «Пасхальную ночь» 1917 года. В этом году Борис Кустодиев во время пасхальных торжеств был в Москве, так что, скорее всего здесь изображен Успенский собор Московского Кремля рядом с которым происходит кульминационный момент Пасхальной службы – Крестный ход. Представители духовенства в праздничных белых облачениях несут иконы и хоругви, спускаясь с высокого подклета перед храмом, за ними тянется толпа верующих.
Поступательное движение крестного хода делает сцену достаточно динамичной. В самом центре композиции – темный лик Спаса Нерукотворного на розовой стене храма. Доминирующие цвета картины – белый, розовый и золотисто-коричневый в сочетании с темно-синим ночным небом создают атмосферу одновременно тайны и радости.
      Действие следующих полотен происходит уже на следующий день, собственно во время празднования Пасхи. Цикл продолжает картина «Христосование» (1916). Это одна из самых известных пасхальных композиций Кустодиева, и эта известность сложилась прежде всего благодаря невероятным пасхальным угощениями, которые художник со смаком изобразил на холсте.
           Главные герои картины: пышная купчиха в нарядном розовом платье с розовой же шалью и ее гость, благообразный купец в удлиненном парадном черном сюртуке и начищенных сапогах, обмениваются традиционными пасхальными поцелуями и крашеными яйцами, то есть совершают обряд христосования. В руке у купца – красное крашеное яйцо, символ праздника.
           Группа сдвинута к левому краю полотна, так что зрители могут видеть часть стола с праздничным угощением, богато и торжественно накрытого. Перед нами на белоснежной скатерти в живописном беспорядке расположены: тарелка с горкой крашеных яиц, банка с черной икрой, жареная курица, творожная  пасха, похожая на белую пирамиду Хеопса, ряд разнокалиберных и разноцветных бутылок с алкоголем, и как главное украшение стола – два кулича, высокий и высоченный, украшенные бумажными розами и щедро помазанные белоснежной сахарной глазурью. На заднем плане – сине-голубые обои со вполне логичным рисунков в виде рога изобилия.
         Далее действие в пасхальной серии Кустодиева перемещается на улицы среднерусского провинциального города, виды которого очень часто появляются на полотнах и рисунках художника в идеализированном утопическом виде. Картины «Светлое воскресенье» и «Пасхальный день» (1917) показывают жителей этого городка, которые, посетив утреннюю церковную службу, степенно прогуливаются, обмениваются приветствиями и поздравлениями со своими знакомыми. Мы видим дородных благостных священнослужителей, их красавиц жен и дочерей, купцов и купчих. Дамы – в ярких нарядных платьях, мужчины одеты соответственно их социальному статусу.
           В картине «Светлое воскресение» группа персонажей, среди которых есть и священник, и купец, и две дамы, находится перед широко открытыми церковными воротами, как будто на границе мира духовного и мира земного. Но и в мире земном, расстилающимся за воротами, который освещен ярким весенним солнцем, видны не только белоснежные стены и зеленые крыши домов местных обывателей, но и несколько храмов с ярко-синими куполами.
           «Пасхальный день» переносит нас на улицу на окраине идиллического городка, где в палисадниках пасутся коровы, где люди могут целые дни проводить, сидя на завалинке и созерцая окрестности, где в маленьких домиках на окнах пышно расцветают герани, и жизнь течет спокойно и безмятежно, осеняемая белоснежным храмом, который возвышается на холме, где сходятся все дорожки и тропинки. Именно здесь встретились двое священников и их семьи, совершающие традиционную прогулку в середине счастливого пасхального дня. Покой и радостное настроение полотна подчеркиваются светлой почти пастельной гаммой с преобладанием зеленых и голубоватых тонов. Композиция почти идеально симметрична и статична.
           Иногда картины Кустодиева, которые он исполнял в уникальном индивидуальном художественном стиле, называют «грезами», ведь он совершенно искренне рассказывал в них о том, как по его мнению должны жить русские люди. Кустодиев прекрасно понимал, что того, что он изображал на своих картинах, никогда не было, но мечтал и втайне надеялся, что когда-нибудь все это окажется вполне реальным. Действительно, почему невозможны радостное ощущение жизни, красота, добродушие, чистосердечие, простота и прочие приметы идеального мира. И каждый раз светлый праздник Пасхи пробуждает в нас новые надежды на то, что художественная утопия когда-нибудь может оказаться реальностью, и мечта о спокойной, праздничной и осмысленной жизни на земле будет вполне осуществима.
Tags: картины, праздники, художники
Subscribe

  • СЕСТРЫ ТЕОДОРА ШАССЕРИО

    Теодор Шассерио. Сестры. 1843 Бывает так, что художнику не хватает всего каких-то полшага до настоящего успеха. Может, родился…

  • ДЖОН САРДЖЕНТ. ХАЛЕО.1882

    Джон Сингер Сарджент. Халео. 1882 Испания всегда служила источником вдохновения для многих представителей художественного мира.…

  • БЕЗОБРАЗНАЯ ГЕРЦОГИНЯ?

    Квентин Массейс. Безобразная герцогиня. ок.1513 Часть 2. Прозвище «Маульташ» по отношению к Маргарите Тирольской впервые было…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments