nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

ИСТОРИЯ ДИАНЫ ДЕ ПУАТЬЕ.

Часть 3: ОТ ДОФИНА ДО КОРОЛЯ: БИТВА ФАВОРИТОК

      Поначалу Анна де Писле не воспринимала Диану де Пуатье всерьёз. Официальную королевскую любовницу, конечно, задевало то, что хотя Диана была старше ее почти на десять лет, она по-прежнему была красива, и никаких признаков старения и увядания заметно не было. Но положение Анны в постели короля было столь стабильным, что у нее не было никаких причин опасаться конкуренции. Королева Элеонора в расчет не принималась, наследников Франциску она так и не родила, никакого политического влияния в стране не имела, да и к тому же по весьма убедительным слухам, циркулировавшим при дворе, предпочитала проводить время в объятиях своих придворных дам.
      А разговоры об отношениях вдовы сенешаля с юным принцем у всех при дворе вызывали лишь усмешки. Анна де Писле пустила слух, что именно Диана лишила Генриха девственности, став его первой женщиной, и теперь регулярно дает ему уроки в постели, обучая всем тонкостям любовных игр и куртуазных отношений. Впрочем, король Франциск только посмеивался, поскольку почитал совершенствование мужской доблести в сфере удовлетворения особ противоположного пола основополагающим моментом воспитания своих сыновей.
      Поначалу Диана все-таки не относилась к своему юному воздыхателю всерьез, все же он был ровесником ее дочерей. Но все же в один прекрасный день уступила. Вероятно, Диану и Генриха свел Анн де Монморанси, который однажды пригласил их обоих в свой замок Экуан, который современники называли непристойным», поскольку оконные витражи там изображали такие похабные сцены, что «солнечный свет краснел, проходя через них». Там, после утренней прогулки по саду графиня и юный принц уединились в одной из спален, после чего все отметили, что Генрих замечательно выглядит и у него прекрасный цвет лица. Так что поездки в Экуан с целью подышать тамошним благотворным воздухом стали для него регулярными. И у Дианы тоже после них резко улучшался цвет лица.
      После смерти мужа Диана де Пуатье оставалась при дворе в качестве придворной дамы королевы Элеоноры, ее отношения с Генрихом постепенно перестали быть тайной, но никакого значения им никто по-прежнему не придавал. В 1533 году Генриха женили на дочери флорентийских банкиров Екатерине Медичи (между прочим этот брак начал готовить еще муж Дианы Луи де Брезе), что еще раз подтверждало тот факт, что к принцу никто не относился серьезно. Поскольку Медичи были родом богатым и влиятельным, но не королевским, несмотря на их господство во Флоренции, всех в Европе удивило то, что король Франциск вообще счел такой мезальянс возможным. Впрочем, матерью Екатерины была графиня Мадлен де ля Тур д` Овернь, чей род восходил к Капетингам.
      Екатерина Медичи, которая была ровесницей супруга (им обоим на момент заключения брака было по 13 лет) в своего мужа сразу же страстно влюбилась, но он к свой юной супруге остался равнодушен. Похоже, что она была не в его вкусе: невысокого роста, худенькая, смуглая и темноволосая, да еще и с глазами навыкате и толстыми губами, что было фамильной чертой всех Медичи (впрочем, у нее были красивые ноги, и чтобы продемонстрировать их она часто ездила верхом). Если ориентироваться на внешний облик Дианы де Пуатье, то Генрих, похоже, предпочитал высоких и статных блондинок.
      Брак нисколько не мешал ему встречаться с Дианой, а Екатерина Медичи оказалась довольно умненькой для своего возраста, поскольку постаралась сохранять хорошие отношения со всеми при дворе, в том числе и с дамой де Пуатье. Ей вообще очень нравилось во Франции, да и король Франциск ей благоволил, так что королевская семья в целом приняла ее очень дружелюбно. Для круглой сироты, каковой Екатерина осталась в двухлетнем возрасте, это было очень важно. А вот ее юный муж не мог не осознавать, что  никаких особо приятных перспектив в его жизни не предвидится.
      Все радикально изменилось 10 августа 1536 года. В этот день скоропостижно умер его старший брат, дофин Франциск. Принц сопровождал своего отца в поездке на юг. Во время пребывания в Турноне принц имел неосторожность выпить ледяной воды после игры в лапту со своим секретарем графом Себастьяном Монтекукколли. В естественный характер этой смерти не поверил никто, хотя обследовавшие тело принца семь хирургов и цирюльников и признали смерть дофина естественной. В итоге киллером назначили несчастного графа Монтекукколли, из которого под пытками вырвали признание, что он отравил принца мышьяком, а затем казнили.
           Заказчиком убийства был признан заклятый враг короля Франциска император Карл V, хотя ходили слухи, что наибольшую выгоду от этого получала жена Генриха Екатерина.
           Вообще-то трудно представить, чтобы стакан холодной воды, хотя и выпитый в жару человеком, разгоряченным от физической нагрузки, мог привести к таким роковым последствиям (хотя летние воспаления легких – это вполне обычная проблемы, а пневмония и сейчас может привести к летальному исходу). Максимум, принц мог бы заболеть ангиной, от которой так быстро не умирают, да и не умирают вообще, если нет осложнений. Но если у дофина не было каких-либо проблем со здоровьем, которые могла усугубить ситуация с холодной водой, то стоит признать, что  королевское следствие не ошиблось, и причиной смерти дофина действительно было отравление. В настоящее время причиной смерти принца называют туберкулез либо чрезмерное истощение после утомительных развлечений со своей любовницей мадемуазель де л`Эстранж.
           Как бы там ни было, ситуация при французском дворе радикально изменилась не только для Генриха, который стал теперь дофином, но и для Дианы де Пуатье. Вообще, принца считали при дворе немного странным, поскольку он был всерьез увлечен рыцарскими традициями, что уже для 16 века казалось весьма архаичным. Своей Прекрасной Дамой он избрал, разумеется, Диану де Пуатье. Он носил только ее цвета – черный и белый, придумал эмблему, которая состояла из их сплетенных инициалов (между прочим, все королевские архитектурные проекты, дворцы и замки, построенные Генрихом II, его оружие и даже королевская мантия были отмечены этой эмблемой).
           Если Диана отсутствовала при дворе, Генрих тотчас посылал справиться о ее здоровье, и если выяснялось что графине нездоровится, то он забрасывал свою возлюбленную трогательными и страстными письмами:
           «Мадам, умолю вас, сообщите мне о вашем здоровье, чтобы я знал, как мне быть. Потому что если вы все еще больны, я не хотел бы упустить возможность быть вам полезным, насколько это в моих силах, к тому же для меня невыносимо жить, не видя вас так долго. Мне трудно радоваться жизни вдали от той, от кого зависит все мое благополучие…
           Молю вас, вспомните о том, у кого есть только Бог и вы, мой единственный друг. Уверяю вас, вам не придется стыдиться, если вы удостоите меня называться вашим слугой, каковым я бы желал быть для вас навеки…»
           В какой-то момент Анна де Писле, которая к тому времени уже стала герцогиней д`Этамп, обнаружила, что она уже не единственная влиятельная персона при французском дворе. Официальная фаворитка дофина приобретала все большую власть, и, что было самым обидным, продолжала оставаться все такой же прекрасной. Рассказывали, что каждый раз при упоминании о Диане , она «чувствовала горечь во рту»
           Герцогиня д`Этамп собрала вокруг себя кружок продвинутых интеллектуалов, литераторов, философов, поэтов, которые изощрялись в сочинении гнусных пасквилей о Диане де Пуатье:
           «…Ты, у которой во рту сохранился лишь обломок последнего зуба, где вошь спокойно свила себе гнездо… Ты, малюющая себе лицо покупными красками, набившая рот фальшивыми зубами, прячущая седину под накладными волосами в надежде увлечь за собой молодых мужчин…
           Это самая уродливая женщина при дворе, самая старая из старых, самая отвратительная, более потрёпанная, чем задница глупой мартышки, более мерзка, чем волчица; в ней нет ничего привлекательного, ничего элегантного… Могут ли нравиться пустые обвисшие груди, бесчисленные морщины на лице? Пусть дамочка из Пуатье послушает меня и узнает: женщинам не дано возрождаться, потому что те, кого время выбрало, чтобы использовать, вместо со временем выходят из употребления; единожды упав, они уже не поднимаются…»
           Диана довольно хладнокровно сносила подобные нападки, но готовила ответный удар. Дело было в том, что вокруг герцогини д`Этамп группировались в основном приверженцы протестантизма, а Диана де Пуатье была рьяной католичкой. И вот противостояние двух дам при французском дворе из личной разборки красоток постепенно начало превращаться в межконфессиональный конфликт, грозящий разделить все французское общество.

           Продолжение следует…
Tags: женщины, истории
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments