nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Categories:

ЖЕНЩИНЫ В ИСТОРИИ И ИСКУССТВЕ

ИСТОРИЯ ДИАНЫ ДЕ ПУАТЬЕ.

Часть 5: ПРИ КОРОЛЕ

      С середины 1546 года герцогиня д`Этамп чувствовала себя все менее уверенно при дворе, и дело было вовсе не в том, что ее планы относительно устранения Дианы и ее любовника дофина потерпели фиаско. Судя по всему, как человек более всех приближенный к королю, она начала замечать, что  у Франциска начались серьезные проблемы со здоровьем.
      Внешне все было как обычно, но что-то все же было не так. Франциску, конечно уже было слегка за пятьдесят, что в то время считалось достаточно солидным возрастом, но он выглядел вполне крепким и жизнерадостным человеком, мужчиной в самом расцвете сил. Но с 1546 года он стал ощущать постоянную усталость, прежде всего от чрезмерно деятельной и энергичной герцогини д`Этамп. Поэтому время от времени он в одиночестве отправлялся отдохнуть и от нее, и от своих внешне- и внутриполитических проблем  в замок Шамбор, где он провел свое детство.
      Там он предавался меланхолии, бродил по окрестным лесам, сочинял мрачные стихи («Подруги юных лет, куда исчезли вы…»). Одну его строчку, нацарапанную на стене, до сих пор показывают туристам. Это всего три слова, заключающие в себе всю жизненную мудрость, которую король вынес из своих любовных безумств: «Любая женщина непостоянна». Позднее, кто-то добавил к ней еще одну строку из старинной песни трубадура: «Безумец тот, кто верит ей».
      Немного порадовала Франциска смерть английского короля Генриха VIII, его давнего соперника. По словам хроникера, услышав эту новость, король, «продолжил громко смеяться и развлекаться с дамами, бывшими на балу». Но потом он внезапно сообразил, что Генрих был его ровесником и «впал в некоторую задумчивость».
      А через несколько дней после этого, в середине февраля 1547 года, Франциск простудился и с ним случились три странных приступа, которые современники назвали приступами лихорадки. Сам он, похоже, чувствовал себя довольно неплохо, ездил верхом, гулял по лесу, занимался государственными делами, и, разумеется, не забывал осчастливить своим внимание всех проходящих мимо симпатичных девиц. Но герцогиня д`Этамп все это время тряслась от страха. Она была уверена, что король умирает, и что его смерть означает ее конец, поскольку к власти придет не Генрих, а Диана, ее вечная соперница, вражду с которой герцогиня так яростно подогревала.
      12 марта с Франциском случился четвертый приступ лихорадки, короля так трясло, что один из свидетелей этого написал: «… он был в таком состоянии, что врачи не надеялись на выздоровление…» Не очень понятно, что это были за приступы, но если судить по довольно невнятным описаниям, они были очень похожи на судорожные припадки.
      Король Франции умер на рассвете 31 марта, всего на пару месяцев пережив своего заклятого врага короля Англии. Причина его смерти оказалась для всех при дворе абсолютно непонятной, и посему было проведено вскрытие. Придворные хирурги обнаружили у Франциска абсцесс в желудке, поврежденные почки, изъязвленную гортань и разрушенные легкие.
      Простому народу все было ясно и так: «Бог наказал его заболеванием именно того, чем он грешил». Впрочем, то что у Франциска был сифилис ни для кого не было тайной. Его мать полагала, что он подцепил его во время итальянских походов, а по Парижу ходили слухи, что его заразили специально, чтобы убить. Якобы Франциск домогался жены некоего адвоката Жана Ферона, которую прозвали Прекрасной Фероньерой поскольку она действительно была очень хороша собой. Муж, полагая, что король не отступится, решил отомстить ему заранее. Некоторое время он провел в парижских борделях, дабы обзавестись нужной заразой, затем передал ее жене, а та уже королю.
      Возможно, это всего лишь байка, но  в любом случае эпитафия Франциску, которую произнесла Диана де Пуатье, похоже, была исключительно точной: «Вот и ушел наш неутомимый волокита». С этих слов для нее началась новая жизнь.
      А вся Франция ждала, что же она сделает со своей противницей Анной д`Этамп, надеясь как минимум на файер-шоу с сожжением убежденной гугенотки или хотя бы на публичный арест с последующей отправкой злодейки в Тампль или Бастилию. И ведь было за что. При желании одного слова Дианы хватило, чтобы герцогиню обвинили не только в ереси, но и в государственной измене и даже в отравлении короля или попытке отравления дофина, что автоматически приводило ее на плаху.
      И поэтому можно представить разочарование французов, когда герцогиню д`Этамп всего лишь удалили от двора и отобрали у нее все королевские подарки, начиная от драгоценностей и кончая дворцами и поместьями. Диане де Пуатье сразу же приписали невероятное милосердие и благородство, но на самом деле она была всего лишь дальновидна, понимая, что ее судьба мало чем отличается от судьбы ее соперница, и она тоже может пережить своего любовника, а посему не стоит создавать прецедент.
    
       Впрочем, самую страшную месть герцогиня д`Этамп получила оттуда, откуда не ждала. Будучи, так сказать, гражданской женой короля, она совершенно забыла, что у нее есть муж, Жан де Бросс герцог д`Этамп, которого Франциск в свое время отправил губернатором в Бретань (если бы мог, то отправил бы и в Сибирь). Двадцать лет она не видела герцога, а тут он приехал и сразу же напомнил ей о своих супружеских правах, и о супружеском долге, скопившемся за двадцать лет их вынужденной разлуки. Более того, он заставил ее переписать на него оставшиеся у нее владения, и отправил в Бретань, где следующие восемнадцать лет она жила в мрачном и полузаброшенном замке Ардуинне, фактически, похороненная заживо. Так что в заключении в Бастилию не было абсолютно  никакого смысла.
      Коронационные мероприятия стали настоящим триумфом Дианы де Пуатье. На коронацию в Реймс Генрих прибыл в светло-голубой атласной тунике, на которой были вышит узор из золотых лилий и серебряных монограмм, в которых буква Г переплеталась с буквой Д. Это была та самая монограмма из инициалов его и Дианы, которую Генрих придумал еще в ранней юности.
      В Реймском соборе Диану поместили на самое почетное место, а беременную Екатерину Медичи отослали в дальний ряд. Надо полагать, что если бы Генрих смог решиться и нарушить все законы и традиции королевства, то без колебаний короновал бы Диану вместе с собой. Но она и так очень скоро стала некоронованной королевой Франции.

Продолжение следует…
Tags: женщины, истории
Subscribe

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Джанкарло Витали. Дирижёр II. 1991 Однажды знаменитый дирижёр Артуро Тосканини сказал своему восторженному поклоннику, который…

  • БЕЗОБРАЗНАЯ ГЕРЦОГИНЯ?

    Квентин Массейс. Безобразная герцогиня. ок.1513 Часть 2. Прозвище «Маульташ» по отношению к Маргарите Тирольской впервые было…

  • ИСТОРИЧЕСКИЕ АНЕКДОТЫ О ВЕЛИКИХ

    Франсуа Кенель. Портрет Мишеля Монтеня (?).ок. 1588 Однажды французского писателя и философа Мишеля Монтеня спросили, что он…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments