nikonova_alina (nikonova_alina) wrote,
nikonova_alina
nikonova_alina

Category:

ЗАНИМАТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ: ЛИЧНОСТИ

БЕЗУМИЕ ЭДВАРДА МУНКА

Часть 2.

Чем обычно занимались молодые художники, приехавшие в Париж из глухой провинции, каковой в конце 19 века была Норвегия? Конечно же ходят по выставкам и смотрят на то, что творится в авангарде художественной Европы, каковым в то время являлась Франция. К 1885 году, когда в Париже появился Эдвард Мунк, Ренуар уж написал свой «Завтрак гребцов», Мане – «Бар Фоли-Бержер», Сёра начал  «Воскресный день на Гранд-Жатт», а Сезанн закончил «Автопортрет». И весь этот калейдоскоп художественных стилей и творческих индивидуальностей не мог не оказать влияния на талантливого и жадного до впечатлений молодого норвежца. А еще, вероятно, было и неумеренное потребление абсента, самого модного в то время напитка в Париже, и кое-какие любовные авантюры.

         
     Вернувшись из Парижа, Эдвард начал писать «Больного ребенка», о котором я уже писала (https://nikonova-alina.livejournal.com/350738.html), тем самым обозначив начало нового этапа в своем творчестве, и попытался завести роман с замужней женщиной. Даму звали Милли Таулов, она была невесткой (женой брата) Фрица Таулова, наставника Мунка. Милли пользовалась репутацией кокетки и, судя по воспоминаниям современников, не принимала ухаживаний молодого человека всерьез. А Эдвард, напротив, относился к происходящему очень серьезно, вероятно, это была его первая настоящая влюбленность, и к тому же связь с замужней женщиной означала очередной вызов, который он бросал своему религиозному отцу.
   Мунк не написал ни  одного портрета Милли, и некоторые из исследователей его творчества утверждают, что она вообще «не оставила следа в его живописи», впрочем, другие видят её образ картинах «Голос» и «Лунный свет», хотя на последней вообще не присутствуют ниакие антропоморфные изображения.

    Мунк вообще пытался следовать совету Йегера и «писать свою жизнь». Впрочем, резкая критика и неприятие «Больной девочки» публикой заставила его немного сбавить обороты и ввернуться к более традиционному стилю живописи с некоторым уклоном в импрессионизм. Тогда он исполнил несколько пейзажей и портретов, картину «Весна», также навеянную воспоминаниями о смерти сестры, и жанровые сценки, подобные «Юриспруденции».
    Смена курса принесла свои плоды, и когда Мунк в 1889 году снова подал прошение о стипендии на поездку в Париж, то получил нужную сумму (его поддержал Эрик Вереншёлль). Лето Мунк провел с родными на съёмной даче в Осгорстранне, маленьком городе неподалёку от деревни, в которой состоялась его первая встреча с Милли Таулов. Позднее Осгорстранн станет его любимым местом, и через некоторое время он приобретёт здесь собственный дом. А осенью он опять отправился в Париж.
    В Париже Мунк продолжил изучать современное искусство, а также занимался в мастерской у Леона Бонна, где учились многие из его соотечественников (кстати, у Леона Бонна начинал занимматься и Тулуз-Лотрек, который потом перешел в студию Фернана Кормона). Бонна высоко ценил способности Эдварда  к живописи, но не одобрял его вольного обращения с цветом. Кроме того в мастерской у Бонна Мунк попробовал себя в самых разных современных стилях, в том числе в импрессионизме и пуантилизме. Бонна устраивал для своих учеников экскурсии по музеям, где рассказывал им о классическом искусстве, что тоже принесло Мунку немало пользы.
    Но в конце 1889 года из дома пришло печальное известие – после инсульта умер отец Эдварда, Кристиан Мунк. Вообще-то в последние годы в отношениях  между отцом и сыном существовали, мягко говоря, серьезные разногласия. Кристиан  Мунк, не стесняясь в выражениях, осуждал богемные привычки Эдварда, его дружбу с «нигилистами» и пристрастие к выпивке, которое уже практически переросло в алкоголизм. Но все же смерть отца стала для Эдварда тяжелым ударом. Письмо пришло слишком поздно, и Эдвард не смог приехать на похороны. Биографы Мунка склонны утверждать, что несмотря ни на что, художник очень любил отца, но мне кажется, что здесь чувства были гораздо сложнее и к несомненной сыновней любви примешивалась и досада на то,что Кристиан Мунк так и не принял образ жизни и склад ума своего сына, а Эдвард не успел утвердить перед отцом свое право жить так, как он считал нужным.
   Мунк впал в депрессию, замкнулся в себе, перестал посещать занятия у Бонна (хотя мастерскую Бонна он и так уже решил оставить, сочтя наставника сликом большим консерватором от искусства) и общаться с друзьями за исключением датского поэта Эмануэля Голдштейна и, конечно же пил, без этого он уже не мог существовать. Мунк тогда записал в своем дневнике: «я живу с мертвецами», и всерьез задумался о самоубийстве.
    Но все-таки в процессе этого переживания произошло и нечто позитивное: художник заново переосмыслил свою жизнь, а точнее свои художественные принципы и оставил знаковую запись в своем дневнике, известную как «Манифест Сен-Клу»: «…Не следует больше писать интерьеры, читающих мужчин и вяжущих женщин. Им на смену придут реальные люди, которые дышат и чувствуют, любят и страдают…» Логичным подтверждением этого решения стала картина «Ночь в Сен-Клу», самая известная работа этого периода. В её главном герое, сидящем у окна в пустой, залитой лунным светом комнате, искусствоведы видят либо самого Эдварда Мунка, или его недавно умершего отца.
      Мунк вернулся в Норвегию только в мае 1890 года с новой выставкой своих работ, которую восприняли уже более доброжелательно. В течение следующих двух лет он еще несколько раз ездил во Францию, посещал там Салон независимых и видел там работы Ван Гога и Гогена. Все это оказало существенное влияние на выработку собственной индивидуальной художественной манеры Мунка.
    К 1892 году его особый «экспрессионистский» стиль был окончательно выработан и закреплен. Работы Мунка в принципе легко узнать даже не будучи искусствоведом по выразительным линиям, упрощённым формам и с сюжетам, наполненным загадочными символами и глубоким смыслом. Вернувшись в Норвегию, Мунк написал в своем новом стиле картину «Меланхолия», в которой уже не чувствуется никаких импрессионистских влияний. В это время уже начинают появляться первые полотна из будущего цикла «Фриз жизни», в том числе и «Настроение на закате», из которого всего через год возникнет знаменитый «Крик».

Продолжение следует…
Tags: биографии, психология&психиатрия, художники
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments